Стоимость лечения онкологии в Израиле: цены на основные виды терапии и хирургии

Стоимость лечения онкологии в Израиле: цены на основные виды терапии и хирургии

Тот, кто сказал, что лучше быть богатым и здоровым, был абсолютно прав. И хотя абсолютное здоровье не купишь за деньги, статистическая правда в том, что зажиточные люди, хотя и болеют чаще бедных, реже умирают от тяжелых болезней. Поддержание здоровья требует не только здорового образа жизни, но и финансовых расходов на регулярные обследования, профилактические меры, лечение.

Исследование, проведенное в Израиле, показало, что если в семье есть временно или хронически больной человек, то на его лечение уходит около 70% расходов семьи, и это при том, что в основном лечение израильтянина оплачивается за счет страховых взносов. Особенно большие расходы влечет лечение онкологических заболеваний. А для иностранных пациентов цена лечения рака в Израиле на 40-50% дороже, чем для граждан страны.

Мы организовываем лечение в Израиле только в крупнейших больницах страны, и только при прямой оплате в кассу медучреждения, в котором пациент проходит лечение. Предварительное ценовое предложение, предоставляется пациенту, непосредственно с выбранного медицинского учреждения, поэтому для его предоставления необходим скан загранпаспорта.

Стоимость лечения рака в Израиле и России

В России и странах СНГ страховая медицина находится еще в зародыше, и государственные квоты не всегда покрывают полную стоимость высокотехнологичного лечения рака. Поэтому, часто случается, что спасение онкологического больного – дело самого больного и его семьи. Но справедливости ради следует сказать, что ни одна страна в мире не способна полностью оплатить современное лечение рака всем своим гражданам, нуждающимся в дорогостоящем лечении.

Несмотря на то, что онкология в России считается бесплатной, еще не одному россиянину не удалось полностью осуществить лечение онкологического заболевания за счет государства. По подсчетам российских онкологов, сделанных в 2015 году, лечение онкологии в России обходилось в среднем в 1,5 миллиона рублей, на то время это около 25 тысяч долларов. Приблизительно такая же средняя цена лечения начальных стадий рака в Израиле, не считая онкогематологии.

Стоимость современного курса химиотерапии в Израиле и России в основном складывается из цены химиопрепаратов. В Израиле это как правило, оригинальные препараты фирм-создателей, в России ввиду дороговизны оригинальных препаратов, многие из них заменяются более дешевыми отечественными аналогами. То есть, если препараты идентичны, то цена самого курса химиотерапии почти не отличается, но если использовать российские аналоги, то разница ощутима. Следует отметить, что на сегодня, в России также существуют ряд высокотехнологичных импортных препаратов, которые предоставляются по квоте, но местные врачи, по незнанию, или по какой-то другой причине, не назначают их своим пациентам.

В 2019 году, нескольким нашим пациентам, прошедшим обследование и получившим назначение в Израиле, удалось получить квоты в России, на таргетные препараты, лечение которыми обходится в несколько тысяч долларов ежемесячно! Только одной пациентке было отказано в предоставлении бесплатных препаратов, ввиду того, что препарат еще не зарегистрирован в России. То есть в принципе, возможность получения бесплатных высокотехнологичных препаратов существует, но основным барьером к их получению, являются сами врачи, которые по каким то причинам, не назначают их своим пациентам. Но, как показала практика, когда пациент обращается к ним с назначением израильского онколога, то, врач на месте соглашается с назначением израильского коллеги и предоставляет разрешение на препараты по квоте. Получается, что если бы человек остался дома то, ему по всей вероятности было бы назначено бюджетное лечение “как всем”, несмотря на существование списка ЖНВЛП (жизненно-необходимые и важнейшие лекарственные препараты), которые возможно получать бесплатно! В этом плане среди израильтян дела обстоят гораздо лучше и любой онколог знает, что максимум в течении года после появления препарата на рынке, он будет внесен в бесплатную “корзину лекарств”, поэтому новейшие препараты активно используются в лечении онкологических пациентов, при их появлении на международном рынке.

Цена операции с использованием гамма-ножа в Израиле – от 15 000 долларов, в России – от 8500 до 12000. Наши пациенты, приезжающие в Израиль после лечения в России, дают нам представление о том, сколько стоит лечение рака у них на родине, и можете быть уверены, что цены на многие процедуры, за исключением хирургических операций сопоставимы.

Разница в стоимости хирургического вмешательства в Израиле и в России значительна. Наиболее дешевые онкологические операции в Израиле это операции при раке МЖ, меланоме и раке яичка. Операции на головном мозге, органах ЖКТ и саркомах, наиболее дорогостоящие, т.к. продолжительность таких операции достаточно велика, а реабилитационный период в больнице может составлять неделю и более. Понятно, что для наших врачей идеальным сценарием было бы, если пациент проходил лечение у нас в стране полностью, в таком случае и шансы на выздоровление идентичны с местными гражданами, но к сожалению, подобную практику, могут себе позволить далеко не все иностранные граждане, приезжающие к нам на лечение.

Сколько стоит лечение рака в Израиле: отзыв пациентки из России:

У моей мамы, которой 63 года, начала болеть спина, в Москве сказали – невралгия и назначили натирание мазями, но боль не проходила, и после томографии оказалось, что это карцинома. В Институте радиологии сказали, что квоту нужно ждать три месяца, поэтому нам пришлось ехать в Израиль, сами врачи сказали – если есть возможность, езжайте за границу.

Читать еще:  Программа по лечению рака легких

В Израиле после шестой химиотерапии опухоль ушла. Нам это обошлось в 13 тысяч долларов плюс расходы на перелет, жилье и питание, всего почти 15 000 долларов. Немного больше это стоило бы в Германии, но туда еще и виза нужна. Нас встретили в аэропорту, отвезли, разместили. Лекарства стоят дешевле, чем в России, многие их в Израиле покупают и едут лечиться домой. Никаких поборов и намеков на взятки. И нет этих бабок, кричащих что-то о бахилах. Сейчас мама снова у вас, проходит обследование.

Почему лечение рака дорогое?

Рекомендации:

Онкология — сфера медицины, где затраты на лечение одни из самых высоких. В настоящее время появилось немало частных клиник, которые предлагают пациентам лечение рака за свой счет. Например, в нашей клинике Медицина 24/7 доступны все современные методы лечения, зарегистрированные на территории России.

«Но почему же настолько высокие цены? И где же взять такие деньги среднестатистическому россиянину?», — этот вопрос пациентов часто приходится слышать и нам, и специалистам из других частных клиник. В этой статье мы ответим на основные вопросы, связанные с лечением рака в частной онкологической клинике.

Из чего складывается стоимость лечения рака?

Если коротко, то составляющих три: стоимость препаратов, оплата работы врачей и сервис в клинике. И в первую очередь внимание стоит заострить именно на препаратах.

Серьезная «война с раком» началась в западных странах в годах прошлого столетия. За прошедшие десятилетия было многое достигнуто. Например, выживаемость при раке молочной железы увеличилась на 21%, при раке толстой кишки — на 36%, при раке легкого — на 54%. Конечно, до полной победы еще далеко. Но современные онкологи могут помочь больным, которые ранее были бы признаны безнадежными.

К сожалению, цена таких побед очень высока. На разработку новых противоопухолевых препаратов нужные огромные суммы. должен их вкладывать. И это связано с большими рисками: если ученые нашли новое вещество, которое потенциально может стать лекарством, это еще не значит, что оно станет лекарством. Испытания могут окончиться неудачей на любом этапе, и вложенные деньги уже никто не вернет. К сожалению, ни одно государство не может выделить огромные суммы, которые покрыли бы эти расходы. А частные компании обанкротятся, если не смогут возвращать вложения.

В таких условиях новые противоопухолевые препараты просто не могут стоить дешево. Правительства разных стран работают над этой проблемой, но пока ситуация не меняется.

Зачем дорогие препараты?

«Лучшее лечение — профилактика», — вы наверняка много раз слышали эту фразу. В онкологии — не только лучшее, но и самое дешевое. С помощью здорового образа жизни можно снизить риски, но предотвратить развитие рака со стопроцентной гарантией, увы, невозможно. Но и тут есть решение. Нужно регулярно проходить скрининги, внимательно относиться к своему здоровью, при любых непонятных симптомах сразу же обращаться к врачам. Это дает возможность выявить рак на ранней стадии, тогда справиться с ним можно относительно легко и недорого.

К сожалению, в России скрининговые программы развиты не очень хорошо, люди плохо информированы и зачастую тянут с визитом к врачам до последнего. Как итог — зачастую злокачественные опухоли в нашей стране диагностируются на поздних стадиях. И здесь уже требуется более сложное и дорогое лечение, более современные препараты, одна доза которых может стоить сотни тысяч рублей, а то и больше.

Многие классические химиопрепараты, лучевая терапия, стандартные операции, — всё это стоит относительно недорого. Но именно благодаря более новым лекарствам и более сложным операциям в последние десятилетия удалось повысить выживаемость пациентов, продлевать жизнь больных, которых раньше просто выписывали домой «доживать».

К сожалению, государство не может покрыть все расходы. В государственных онкологических клиниках зачастую применяют не то, что более современное и оптимальное для пациента, а более простые и дешевые препараты, работают по устаревшим протоколам. Конечно, это сказывается на результатах лечения. В частной клинике можно получить всё и немедленно. Но за свой счет.

Сколько стоит лечение рака в Европе?

Лечиться от рака дорого. Это известно всем. Другой вопрос, насколько это дорого?

Французский Национальный институт рака провел масштабное многолетнее исследование стоимости современной таргетной терапии. Результаты были опубликованы на портале ONCORIF – региональной раковой сети Иль-де-Франс.

Современные схемы лечения рака в Европе и Америке существенно отличаются от тех, что были в ходу еще 7-8 лет назад. Появились новые таргетные и иммуннопрепараты, которые дали возможность сделать терапию онкозаболеваний эффективнее и вместе с тем безопаснее.

Новые препараты в клиниках Европы занимают с каждым годом все большую долю в протоколах лечения онкобольных. Процесс появления и внедрения в практику новых субстанций идет постоянно.

Однако и стоимость таких новых препаратов гораздо выше большинства традиционных средств для химиотерапии. Дороже всего лечение рака в европейских клиниках обходится при использовании препаратов, которые только недавно получили одобрение и выпускаются менее 3-4 лет.

Читать еще:  Лечение рака груди фракцией

После этого периода цена как на препараты таргетной терапии, так и на иммунные препараты существенно падает.

При этом следует учесть такой важный факт, как то, кто в конечном итоге платит за препарат. По утвержденным протоколам с использованием субстанций, имеющих многолетнюю историю использования, препараты в Европе предоставляются обычно рамках общей стоимости лечения.

То есть отдельно за препарат пациент европейской клинике онкологии не платит. А вот наиболее новые препараты идут, как правило, за дополнительную плату. И они-то как раз самые дорогие.

Так, если мы возьмем для примера хорошо известный препарат Бевацизумаб (Авастин®) то расходы на годовое лечение одного пациента этим препаратом при разных заболеваниях будут выглядеть в ценах на начало 2015 года таким образом:

  • колоректальный рак — 29 388 €;
  • рак молочной железы или рак почек — 39 180 €;
  • немелкоклеточный рак легкого — 28 656 €;
  • рак яичников и рак шейки матки — 38 208 €.

Препарат этот используется достаточно давно и широко. Однако даже тут можно проследить разницу в цене по сравнению с использованием традиционных средств химиотерапии. Так, годовой курс лечения рака молочной железы или рака яичников Доксорубицином (Caelyx®) обойдется примерно в 20 000 €, то есть почти вдвое дешевле таргетной терапии не самым новым препаратом. И это если вести расчет на основе только оригинального препарата. Биосимилары же Доксорубицина, признанные европейской онкологией, обходятся раза в три дешевле.

Более современное таргетированное лечение рака молочной железы с использованием субстанции Пертузумаб, имеющее и большую эффективность, и меньший уровень побочных эффектов, обойдется при расчете расхода препарата на год примерно в 70 000 €.

А таргетная терапия меланомы современным препаратом Ипилимумабом (Yervoy®) в год на одного пациента обходится 234 132 €.

Большие расходы подразумевает и таргетная терапия онкологических заболеваний крови.

Например, стоимость годовых курсов двух используемых сейчас в Европе при этих онкопатологиях препаратов, выглядит так:

  • Неларабин (Atriance®) — 150 588 €;
  • Обинутузумаб (Gazyvaro®) — 118 140 €.

При этом в ходе курса лечения пациент может получать несколько различных препаратов. Также в течение года состав используемых препаратов может меняться, что отражается на общей стоимости годового лечения.

Сколько в целом тратят в год на лекарственную терапию онкологии в Европе

В 2014 году во Франции и клиниками, и пациентами на противораковые лекарственные препараты было потрачено 1,54 млрд. €. Из этой суммы 72,3% оставляют расходы на таргетную терапию.

Лидер в расходах на онкопрепараты в Европе — Бевацизумаб (Авастин®) на него проходится в среднем вдвое больше расходов, чем на любой другой препарат, если брать данные по общему числу пролеченных пациентов. На него было потрачено 136 843 058 €.

Далее по убывающей в общем количестве расходов на всех пациентов расположились:

  • Трастузумаб — 89 294 827 €;
  • Цетуксимаб — 36 515 066 €;
  • Пеметрексед — 34 592 547 €;
  • Ритксимаб — 25 201 901 €.

Для сравнения, на тот же Доксорубицин за 2014 год было потрачено и клиниками и пациентами — 9 725 385 €.

Средняя сумма, в которую обходится годовой курс лечения онкологического заболевания, составляет 44 316 €. Но эта сумма высчитана с учетом того, что используется не только таргетная и иммунная, но и классическая химиотерапия. Вторая, соответственно, не требует таких больших расходов. Сумма определена для среднего пациента весом 70 кг и ростом 1,7 метра.

Таким образом, по результатам исследования четко прослеживается тенденция все большего использования современных таргетных и иммунных препаратов. Поначалу внедрение таких инновационных методов влечет за собой вместе с ростом эффективности еще и удорожание курса лечения. Но спустя некоторое время цена таких препаратов падает, и высокоэффективная терапия, способная серьезно продлевать жизнь онкобольным, становится доступной для большего числа пациентов.

Как я выбирала онкостраховку

И ничего не купила

У меня трое маленьких детей, я беспокоюсь о своем здоровье.

Больше всего я боюсь заболеть раком, поэтому решила оформить онкостраховку. Вот что из этого вышло.

Что вы узнаете

Зачем нужна онкостраховка

Онкостраховка не снижает вероятность заболеть раком. Но если не повезет, с ней быстрее поставят диагноз и начнут лечить.

При онкологических заболеваниях поставить точный диагноз бывает непросто, поэтому нужно много анализов и обследований: онкомаркеры, биопсия, МРТ . Часто хочется услышать второе или третье мнение. Все это стоит денег: в Ярославской области прием специалиста стоит 500—1000 Р , а обследования 1500—5000 Р . Только диагноз онкологического заболевания обойдется в 20—25 тысяч рублей. А дальше расходы на лекарства, операцию, терапию, реабилитацию. Сумма зависит от вида и стадии опухоли.

Сколько стоит вылечить опухоль

Стоимость лечения зависит и от вида опухоли, и от терапии. Из лекарств дороже всего современные таргетные и иммунопрепараты. Очень дорогая паллиативная терапия на четвертой стадии заболевания.

Читать еще:  Возможно ли лечение рака желудка

Иногда для противоопухолевой терапии достаточно 20—30 тысяч рублей в месяц, а в ряде случаев только на лекарства может уходить по полтора миллиона.

Иногда за диагностику и лечение опухоли может заплатить кто-то другой: например, государство или фонды по борьбе с онкологическими заболеваниями у взрослых.

В России анализы и простое лечение покрывает полис ОМС , а на операцию можно получить квоту. Но по ОМС нельзя узнать мнение другого врача, а квот на всех не хватает.

Фонды собирают деньги с помощью спецпроектов и частных пожертвователей. Но фондов меньше, чем людей, которым нужна помощь. Они не всегда могут собрать нужную сумму.

И у обоих способов есть общий недостаток — в какой-то момент придется ждать. Это может быть пара недель, пока биопсия будет ждать своей очереди в районной лаборатории. Или месяц до получения квоты. Или годы, пока фонд соберет деньги на лечение в Израиле.

Со злокачественными опухолями ждать страшно. Они могут давать метастазы, после этого вылечить их гораздо сложнее. Поэтому хочется заплатить везде, где только можно, чтобы быстрее получить диагноз и начать лечение. Здесь и появляется главная польза онкостраховки. Даже если страховые выплаты не покроют всех расходов, они хотя бы ускорят процесс.

Как работает онкострахование

Страховка работает так: каждый год вы платите взносы, а если у вас находят злокачественную опухоль, страховая оплачивает диагностику и лечение. Чаще всего в страховое вознаграждение входят еще и транспортные расходы, а если лечиться за границей, то и расходы на визу.

Страховое вознаграждение выплачивают по-разному . Иногда это просто деньги, иногда — лечение в конкретной клинике. Некоторые страховые сотрудничают только с российскими клиниками, некоторые отправляют лечиться и в другие страны.

Как правило, страховое вознаграждение выплачивают после подтверждения диагноза и проверки случая службой андеррайтинга. Проверка обычно занимает около 10 дней.

У всех страховок есть «карантинный период» — это срок после заключения страхового договора, когда страховка еще не работает. Он нужен для того, чтобы страховку не получали люди с онкологическим заболеванием, которые уже знают о своем диагнозе. Обычно это 4—6 месяцев.

При продлении страховки карантина нет, но если перестать платить взносы, а потом начать заново, его придется переждать снова.

Иногда онкостраховка входит в страховые пакеты с другими критическими заболеваниями — с инфарктом, инсультом или лихорадкой Эбола. Чем больше заболеваний в пакете, тем выше ежегодные взносы.

Что лучше: лечение или деньги

Если говорить о выборе продукта, то я предпочел бы вариант, с «живыми» деньгами. Но я врач, я знаю рынок. Я могу выбрать, где лечиться, могу что-то сделать бесплатно, а на что-то для ускорения процесса потратить страховое вознаграждение. Возможно, для других людей больше подойдет вариант с оплатой лечения.

Но я в любом случае советую не брать страховку, у которой есть привязка к какой-то конкретной клинике.

Инвестиционное страхование

Кроме обычных страховок от злокачественных опухолей и других критических заболеваний, некоторые компании предлагают инвестиционные программы. Вы как бы открываете у них вклад на определенный срок и регулярно пополняете его фиксированными суммами. Если по истечении срока страховой случай не наступил, вы получаете свои деньги обратно, иногда с процентами.

Чаще всего инвестиционные программы разрешают самостоятельно выбирать, от чего вы страхуете здоровье. Например, к страхованию от критических заболеваний можно добавить риск несчастного случая или инвалидности. Взносы сильно зависят от того, какие риски вы выберете. Порядок сумм такой: чтобы рассчитывать на страховое возмещение больше 1 000 000 Р , каждый квартал нужно платить около 20 000 Р .

Когда я начинала искать онкостраховку, подруга рассказала, что страхуется по инвестиционной программе «Альфа-здоровье» . Каждый год она кладет на депозит 7000 $, а взамен получает онкостраховку и страхование жизни. Кроме того, раз в год она бесплатно проходит полное обследование. Если за 7 лет страховой случай не наступает, все взносы возвращаются с процентами. Для меня это оказалось дорого — по текущему курсу пришлось бы платить 420 тысяч рублей в год. Поэтому я стала искать другие варианты.

нужно платить ежеквартально по инвестиционной программе, чтобы рассчитывать на страховое возмещение больше 1 000 000 Р

Самая дешевая инвестиционная страховка здоровья нашлась у « ППФ » — «Страхование жизни» со страховым возмещением 1 млн рублей и взносами по 70 тысяч в год. Компания также предлагала страховку только от «женских» видов рака с возмещением 500 тысяч и взносами 20 тысяч в год. На личной консультации мне предложили оформить полис на 29 лет. По окончании срока, если бы страховой случай не наступил, мне бы вернули 75% денег. Но для меня это все равно было слишком дорого, поэтому инвестиционные страховки я решила пока не трогать.

Нужна ли привязка к клинике

Я купил онкостраховку, которая покрывает стоимость лечения и дает возможность лечиться в зарубежных клиниках.

Я рассудил так: когда человек впервые сталкивается с болезнью, ему сложно сразу сориентироваться, куда бежать и кому платить. Поэтому я выбрал вариант с привязкой к клинике.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector