Лекарство от рака

Лекарство от рака

Злокачественные новообразования находятся на третьем месте среди причин смертности. Лекарство от рака не является универсальным, поскольку каждое опухолевое образование требует комплексной терапии с помощью облучения или оперативного вмешательства. С целью лечения онкологии используются вакцины и цитостатики. К ним относятся алкилирующие средства, антиметаболиты, алкалоиды, гормоны и антигормоны.

Есть ли лекарства от рака?

Со времен выделения онкологической патологии в отдельную нозологическую единицу фармацевты трудятся над изобретением новых медикаментозных препаратов, способных бороться с раковыми клетками. Новое лекарство от рака должно быть универсальным и иметь как можно меньше побочных эффектов. Лекарства нового поколения стремятся к совершенству, но еще не обладают всеми этими качествами. Лечат онкологию приемом нескольких медикаментозных средств одновременно. Поэтому важно ознакомиться с возможностью и рисками их взаимодействия.

Препараты от рака способны поддерживать онкобольных, на чем основана тактика паллиативной терапии. Но есть и противораковые вакцины, которые начали разрабатываться в 2005 году японскими учеными. В 2010 в США была утверждена одна из таких противоопухолевых инъекций.

Список новых препаратов

Фармацевтическая классификация выделяет следующий перечень противораковых медикаментов:

Одним из медикаментов, которые применяются для терапии онкологических заболеваний, является Метотрексат.

  • Алкилирующие средства. К ним относятся «Ифосфамид», «Хлорэтиламин-урацил», «Мелфалан», «Хлорамбуцил» и «Циклофосфамид». Последнее лекарство от рака распространено в клинике миеломной болезни.
  • Антиметаболиты. Это многочисленная группа лекарств, к которой относятся аналоги фолиевой кислоты, пуринов и пиримидинов. Применяют «Метотрексат», «Гемцитабин», «Меркаптопурин», «Фторурацил», «Цитарабин».
  • Алкалоиды. Эти противоопухолевые препараты производятся из растительного сырья. Выделяют алкалоиды барвинка, подофилла щитовидного и шафрана дикого.
  • Гормональные и антигормональные средства. В онкологической практике используются гестагены, эстрогены, андрогены, антагонисты последних, агонисты лютеинизирующего гормона и ингибиторы биосинтеза гормональных веществ надпочечниковых желез.
  • Антибактериальные средства для лечения онкологии «Дауномицин», «Доксорубицин», «Адарубицин», «Эпирубицин». Используются для профилактики рака.
  • Профилактические вакцины. Некоторые штаммы вирусов являются онкогенами. К таковым относится папилломавирус. Уничтожая его, вакцины «Гардасил» и «Церварикс» позволяют избежать рака шейки матки. Делают в возрасте с 9 лет до начала половой жизни.

Вернуться к оглавлению

Противораковая вакцина лечебная

В качестве таковых используются следующие препараты:

В качестве лечения злокачественного проявления используется вакцина, например, созданная из клеток пациента.

  • Аутологичные, созданные из клеток пациента.
  • Аллогенные — из донорских онкотканей.
  • Антигенные на основе антигенов в виде нуклеиновых кислот, белков, то есть веществ, что способны распознать чужеродную ДНК.
  • Дендритные, инактивирующие опухолевые элементы.
  • АПК для активации собственного иммунитета на борьбу с раком.
  • Антиидиотипические, состоящие из частиц опухоли. Проходят клинические испытания. Например, «Provenge» для борьбы с раком простаты (разработана в 2010 в США).

В 30 лет используется вакцина для лечения рака мочевика, созданная на штамме БЦЖ. На стадии испытания препарат «Пицибанил» от онкологии простаты, воссозданный в 2005 японскими учеными по разработкам В. Коли, использовавшего в качестве активного вещества стрептококковые пиогены.

Побочные эффекты

Существует перечень негативных влияний, которые оказывают на организм противораковые медикаменты. Таблетки от рака имеют следующие побочные эффекты:

Употребление медикаментов негативно сказывается на общем состоянии организма, приводя к дисбактериозу.

  • Угнетение иммунной системы человека. Даже новый препарат обладает этой негативной функцией, поскольку его целью является отразить атаку иммунных клеток и затормозить дальнейший рост опухоли.
  • Ухудшение качества кожных покровов и волос.
  • Влияние на гастроинтестинальную систему. Даже новейшее средство уничтожает положительную микрофлору желудочно-кишечного тракта, приводя к дисбактериозу.
  • Воздействие на жизненный тонус. Пациенты, принимающие онкологические лекарства, становятся угнетенным, депрессивными и теряют интерес к происходящему вокруг.
  • Транзиторные нарушения в крови. Они могут проявляться дефицитом гемоглобина и белых кровяных телец.
  • Токсический миокардит. Это тяжелое поражение сердечно-сосудистой системы, при котором развиваются синусовая тахикардия и аритмические состояния.
  • Постоянная тошнота и рвота.
  • Расстройства органов чувств. У пациентов воспаляется конъюнктива, возникает необоснованное слезотечение.
  • Аллергические реакции на медикаменты.

Вернуться к оглавлению

Эффективность медикаментозных средств

Лекарство от рака можно оценить только через некоторое время, когда лабораторные и инструментальные методы обследования подтвердят его положительные эффекты. Когда в крови снижается уровень лейкоцитов, растут тромбоцитарный и эритроцитарный ростки, повышается гемоглобин, это означает, что биохимический состав приходит в норму. Положительной динамикой считается уменьшение злокачественного новообразования вследствие приема противораковых медикаментов. Подобный регресс опухоли хорошо заметен при УЗИ, КТ и МРТ.

Минусы химиотерапии с помощью таблеток

Как лечение рака с помощью химиотерапии в виде может влиять на собственные результаты показало новое исследование, провеленное в Университете штата Мичиган. Исследование подчеркивает, с какими проблемами сталкиваются пациенты при применении таблетированной химиотерапии за пределами контролируемой среды онкологической клиники.

Химиотерапия с помощью таблеток может быть эффективнее при нескольких конкретных видах рака, чем некоторые традиционные внутривенные препараты, сказала Sandra Spoelstra, профессор Мичиганского университета, возглавляющая исследование. Но прием таблеток также может быть трудным для пациентов, чтобы правильно его применять.

“Предписания для некоторых таблетированных препаратов имеют очень сложные инструкции,” сказала она. “Некоторые из них требуют, чтобы пациенты принимают таблетки несколько раз в день или применяли сложную схему, например – принимая по одной таблетке в день в течение трех недель, затем должны сделать перерыва в течение недели, потом начать снова. Некоторые пациенты принимают два типа таблеток для лечения рака или несколько препаратов для лечения других хронических заболеваний. Это может быть очень сложным для них, они могут легко запутаться”.

Кроме того, побочные эффекты, такие как тошнота, рвота, диарея, повышенная утомляемость, кожные реакции и боль являются общими для всех химиотерапевтических препаратов. Эти симптомы могут привести к тому, что некоторые пациенты пропустят прием препарата, и это может сделать их лечение рака неэффективным.

В ходе исследования, опубликованного в журнале «Cancer Nursing», было обнаружено, что более чем 40 процентов участвующих пациентов приняли слишком много таблеток или пропустили дозу. Особенно это было распространено среди тех, кто имел комплексную схему лечения.

Читать еще:  Лечение после рака поджелудочной

Исследователи случайным образом распределили пациентов в три группы. Члены первой группы получали только звонки от автоматизированной системы, разработанной в Мичиганском университете, которая помогает пациентам правильно выполнять данные им предписания, контролировать симптомы своего заболевания. Вторая группа получила автоматизированные звонки и последующие звонки от медсестер с советами по приему таблеток и другим вопросам. Остальные получили автоматизированные звонки и одновременные рекомендации медсестер по соблюдению режима и контролю симптомов своего заболевания.

Пациенты во всех трех группах сообщили о менее тяжелых симптомах в конце исследования. Автоматизированные звонки были столь же эффективными, как звонки медсестер. Это предполагает, что автоматизированная система может быть простым и недорогым способом помочь некоторым пациентам принимать лекарства правильно, сказала доктор Spoelstra.

Это небольшое исследование может стать трамплином для более полного исследования, которое может дать четкие рекомендации для специалистов в области здравоохранения, говорит заслуженный профессор университета Barbara Given, которая была соавтором исследования и курирует сестринскую работу по улучшению химиотерапии препаратами для перорального применения.

В то же время, по ее словам, медсестры должны быть внимательны при объяснении устной схемы химиотерапии, чтобы убедиться, пациенты и их семьи понимают, как нужно правильно принимать лекарства.

“Это передовой метод лечения, и мы еще недостаточно знакомы со всеми его нюансами “, сказала она. “Люди думают, что все просто – они имели опасные для жизни болезни, врач рекомендовал им лечение и они следуют рекомендациям. Но в действительности все получается гораздо сложнее.”

Задать вопрос врачу онкологу

Если у вас есть вопросы к врачам онкологам вы можете задать у нас на сайте в разделе консультации

Диагностка и лечение онкологии в медицинских центрах Израиля подробная информация

Подпишитесь на рассылку Новости онкологии и будьте в курсе всех событий и новостей в мира онкологии.

ЗдоровьеЛекарство от рака:
Что приходит на смену химиотерапии

За что дали Нобелевскую премию и подойдёт ли одно лекарство всем

На днях стало известно, что Нобелевскую премию присудили двум учёным, сделавшим открытие, которое привело к перевороту в лечении онкологических заболеваний. Разработки новых видов терапии занимают десятки лет, а сложная терминология не всегда понятна широкой публике — и в воздухе повис вопрос, нашли ли всё-таки эффективное лекарство от рака. Разбираемся, почему одного лекарства от всех видов опухолей быть не может и насколько далеко от традиционной химиотерапии продвинулась онкология уже сейчас.

Почему рак — не одно заболевание

Злокачественные опухоли могут развиваться из самых разных клеток — от эпителия кожи до клеток мышц, костей или нервной системы — и возникать в самых разных местах тела. Базовые знания о том, где возникла опухоль и из чего она состоит, позволяли врачам разве что лучше планировать операции — но было неясно, почему в одних случаях рак приводит к быстрой гибели, в других эффективно излечивается, а в третьих вроде бы исчезает, но через несколько лет может вернуться с новыми силами.

Сейчас молекулярные механизмы развития опухолей изучаются всё глубже — и уже понятно, что классифицировать их только по локализации, стадии и ткани нельзя. Если раньше рак молочной железы считался одним заболеванием, то теперь понятно, что он может быть разным — и от того, какие рецепторы есть на клетках опухоли, зависят возможности лечения и вероятный исход. Изучение того, как развивается рак, далеко от своего завершения — похоже, тут как нигде срабатывает принцип «чем больше мы знаем, тем больше мы не знаем». К тому же запущенные, метастатические опухоли остаются особой проблемой — лечить их намного труднее, чем обнаруженные на ранних стадиях. Но в терапии некоторых видов рака революция всё же произошла.

В чём проблема с химио- и лучевой терапией

Химиотерапия — это введение цитотоксических (то есть токсичных для клеток) веществ, чаще всего лекарства вводятся внутривенно. Они призваны уничтожать быстро делящиеся клетки — и кроме клеток опухоли «достаётся» и другим тканям, где они быстро размножаются. Это кожа, слизистые оболочки и костный мозг, в котором формируются клетки крови — поэтому типичные побочные эффекты химиотерапии включают выпадение волос, стоматит, проблемы с кишечником, анемию.

При лучевой терапии область, где расположена опухоль (или где она была раньше, если её удалили хирургически) подвергают мощному облучению. Такое лечение может проводиться до операции, чтобы уменьшить объём опухоли (тогда её проще будет удалить), или после операции в попытках уничтожить все оставшиеся злокачественные клетки. Основные проблемы лучевой терапии те же, что у «химии»: во-первых, даже при использовании современных аппаратов и техник невозможно полностью защитить здоровые ткани от агрессивного воздействия, а во-вторых, онкологическая смертность остаётся очень высокой.

Что лечат гормональной терапией

Гормонотерапию рака упоминал ещё Солженицын в книге «Раковый корпус», где говорилось, что для лечения определённых опухолей вводят женские или мужские гормоны. Опухоли, рост которых зависит от влияния гормонов, и правда существуют — и для лучшего эффекта важно устранить это влияние. Правда, используются для этого не гормоны, а их антагонисты — средства, которые подавляют синтез определённых гормонов или меняют чувствительность рецепторов к этим гормонам на клетках.

Такая терапия активно применяется при раке молочной железы у женщин в постменопаузе или, например, при раке простаты у мужчин. Клетки рака молочной железы часто чувствительны к гормонам, то есть содержат рецепторы, распознающие эстроген, прогестерон или оба этих гормона. Наличие таких рецепторов можно выявить в ходе специального анализа — и после этого назначить лекарства, которые будут блокировать рецепторы, не позволяя гормонам стимулировать повторный рост опухоли.

Когда стволовые клетки правда работают

О стволовых клетках часто говорят либо в контексте сомнительных процедур омоложения (мы уже рассказывали, зачем в кремы добавляют стволовые клетки растений), либо в рамках научных достижений с громкими заголовками вроде «учёные вырастили зубы из стволовых клеток», но, к сожалению, пока невысокой практической ценностью. А вот при злокачественных опухолях костного мозга и крови стволовые клетки как раз довольно успешно применяют.

Читать еще:  Лечение при раке главного бронха

При некоторых видах лейкозов и множественной миеломе трансплантация стволовых клеток — важный компонент лечения. Высокие дозы химиотерапии уничтожают не только злокачественные клетки крови, но и нормальные клетки и их предшественники — а значит, кровь просто будет лишена клеток и не сможет выполнять свои задачи. Поэтому после химиотерапии проводится трансплантация — пациенту вводятся его собственные (полученные заранее) или донорские стволовые клетки. Конечно, и этот метод не лишён проблем — он тяжело переносится и подходит далеко не всем пациентам. Учитывая, что та же множественная миелома считается болезнью пожилых людей (обычно она возникает после 65-70 лет), для многих пациентов возможности лечения весьма ограничены.

Что такое таргетная терапия

Чем дальше развивается онкологическая наука, тем больше появляется возможностей воздействовать лекарствами прицельно, на определённую мишень (target в английском языке) — а не на весь организм, как это происходит с химиотерапией. Для некоторых опухолей характерны мутации конкретных, уже известных, генов, приводящие, например, к выработке больших количеств какого-то аномального белка — и это помогает новообразованию расти и распространяться. Например, если при раке лёгкого обнаруживается мутация гена EGFR и вырабатывается много белка с таким же названием, то с опухолью можно бороться не только классическими методами вроде химиотерапии, но и ингибиторами EGFR.

Сейчас существуют препараты, активные при мутациях разных генов, характерных для тех или иных видов рака. Пациентам проводится тестирование на эти мутации, чтобы определить, есть ли смысл применять такую терапию: она дорого стоит и даёт хороший эффект, когда в организме есть мишень для неё, но бесполезна, если мишени нет. К таргетным относят и лекарства, блокирующие ангиогенез, то есть образование новых кровеносных сосудов, питающих опухоль. Гормональные и иммунотерапевтические средства теоретически тоже можно отнести к таргетным — они именно что воздействуют на определённые мишени, но для практического удобства их обычно выносят в отдельные группы.

За что всё-таки дали Нобелевскую премию

Иммунитет — мощная и сложная система, которая не только помогает заживлять раны или бороться с простудой. Каждый день возникают мутации, которые могут заставить клетку неконтролируемо делиться и стать злокачественной; иммунная система уничтожает такие дефектные клетки, охраняя нас от рака. В какой-то момент равновесие может нарушиться, и виной этому не «сниженный иммунитет», а специальные механизмы, с помощью которых клетки опухоли «ускользают» от иммунной реакции. Открытие этих механизмов и стало поводом для Нобелевской премии Джеймса Эллисона и Тасуку Хондзё — оно легло в основу иммунотерапии, нового подхода к лечению рака.

Суть иммунотерапии — заставить иммунную систему самостоятельно атаковать и уничтожать злокачественные клетки. Несколько лекарств из этой группы уже зарегистрированы в разных странах, а ещё множество находится в разработке. Эллисон и Хондзё обнаружили иммунные контрольные точки — молекулы, с помощью которых клетки рака подавляли иммунную реакцию. Появились препараты, подавляющие эти молекулы (они называются ингибиторами иммунных контрольных точек), — и в онкологии произошла революция. Например, при меланоме (заболевании со 100-процентной смертностью ранее) у некоторых пациентов удалось устранить все признаки болезни — и эти люди живы уже десять лет.

Некоторые из этих лекарств действуют на механизмы, характерные для самых разных злокачественных процессов. Например, пембролизумаб зарегистрирован для лечения множества опухолей при условии, что в них есть определённая молекулярная особенность, связанная с нарушением репарации ДНК и повышенной склонностью к мутациям. Другие препараты применяются при одном или двух видах рака — всё зависит от молекулярной мишени, на которую можно подействовать лекарственными антителами. Наконец, сложнейший иммунотерапевтический метод — это CAR-T, при котором иммунные клетки человека «обучают» атаковать опухоль. Метод уже зарегистрирован для лечения острых лейкозов у детей, из-за его сложности и новизны стоимость лечения одного человека может достигать полумиллиона долларов.

Новые препараты от рака по карману только миллионерам

Антирак

Среди онкобольных существует поверье: раковая опухоль – это живой организм. И если его ранить, но не убить, он становится агрессивнее и быстрее пожирает человека. Увы, современные методы лечения рака, относительно доступные в России, как раз и нацелены на то, чтобы ранить, но не убить. В то же время в мире вовсю идут исследования инновационных способов лечения онкозаболеваний. Стоит ли ждать от медицины прорыва? Если не от нашей, то хотя бы от мировой?

Если и стоит, то только не тем, кто уже заболел. Им нужно лечиться проверенными средствами, которые хорошо себя показали уже сейчас, и не надеяться на чудо.

Каждый третий мужчина и каждая четвёртая женщина на Земле становятся жертвами рака, говорится в статье, опубликованной в журнале JAMA Oncology. По словам доктора Владимира Цимберга, в России ежедневно от рака умирают тысяча человек. Одна из причин – у нас заболевание диагностируют на более поздних стадиях, чем в Америке и Европе.

Потому лечение онкологии стало выгодным бизнесом, в который пришло огромное количество шарлатанов и мародёров.

Иммунитет как оружие

Иммунотерапия является новейшим и действенным методом, который применяется для лечения многих форм рака на любых, даже самых поздних стадиях. Сейчас этот метод широко изучается и применяется за границей, ему посвящается множество статей в медицинских журналах. Значимость иммунотерапии для медицины сравнивают с открытием антибиотиков и химиотерапии.

Особенно популярна иммунотерапия в Израиле, который считается Меккой медицинского туризма. Впрочем, из-за этого за пределами земли обетованной уже начала появляться масса клиник с так называемыми израильскими методиками, которые, по сути, занимаются чем угодно, но только не здоровьем пациента.

Суть иммунотерапии в том, что организм учится самостоятельно бороться с раковыми клетками. Сам собой напрашивается вывод о том, что иммунитет у пациента должен быть в хорошем состоянии, – впрочем, эта проблема может быть решена с помощью курса лекарств. Для успеха лечения нужно сделать так, чтобы организм активизировался. Большинство раковых клеток имеют на поверхности опухолевые антигены – белки или углеводы. Они могут быть обнаружены и уничтожены иммунной системой. Иммунотерапия активирует иммунитет, превращая его в оружие против многих видов рака.

Читать еще:  Рак заднего прохода: первые признаки и лечение

В целом эта методика выглядит так: пациенту вводят биологические препараты, обладающие противоопухолевой активностью. В них содержится определённое количество следующих действующих веществ: цитокинов, моноклональных антител. Сами эти препараты не являются токсичными и вызывают минимум побочных эффектов, что выгодно отличает их от традиционных коктейлей, применяемых при химиотерапии. При попадании в организм они начинают уничтожать злокачественные клетки, а система питания опухоли оказывается перекрытой. Таким образом рост опухоли прекращается, злокачественный процесс блокируется, метастазы в этом случае не возникают.

Различают два вида иммунотерапии: ингибиторы контрольных точек иммунного ответа, которые снимают иммунитет с тормозов, позволяя ему увидеть и уничтожить рак, CAR Т-клеточная терапия, которая совершает более целенаправленную атаку на раковые клетки.

Ингибиторы контрольных точек иммунного ответа блокируют способность некоторых белков ослаблять ответную реакцию иммунной системы на опухолевые антигены.

В обычное время такие белки сдерживают иммунную систему, которая своим слишком агрессивным поведением может навредить организму. Но в случае с раком все средства хороши.

Актриса Анастасия Заворотнюк, которой, по данным СМИ, диагностировали рак головного мозга, не захотела использовать в лечении экспериментальную американскую вакцину, которой лечили умершую от онкозаболевания в 2015 году Жанну Фриске.

Для лечения злокачественных опухолей в США одобрено четыре препарата, активизирующих иммунную систему: ипилимумаб (Ipilimumab, MDX-010, MDX-101), пембролизумаб (Кейтруда), ниволумаб (Опдиво) и атезолизумаб (Тецентрик).

Все эти лекарства уже можно купить в России через Интернет. Насколько это безопасно – вопрос риторический. Зато Интернет даёт прекрасную возможность ознакомиться с ценами. 40 мг ниволумаба стоят 940 долларов, 100 мг – 2350 долларов. Сайт продавца настоятельно советует покупать лекарство в Израиле и получать в аэропорту обратно до 18% от его стоимости в виде НДС.

Пембролизумаб в дозировке 50 мг можно приобрести за 2200 долларов. 120 мг атезолизумаба – за 7139 долларов. Одну упаковку ипилимумаба дозировки 200 мг можно приобрести в Москве за 17 700 долларов. CAR Т-клеточная терапия использует для лечения рака Т-клетки иммунной системы. Их извлекают из крови пациента, генетически модифицируют в лаборатории, «нацеливая» на конкретный вид рака, и вводят обратно в организм. Пока эта процедура доступна только в клинических испытаниях и используется для лечения лейкемии и лимфомы. Администрация пищевых продуктов и медикаментов США, вероятно, в скором времени одобрит Т-клеточную терапию. Но когда эти технологии дойдут до нас? И сколько они будут стоить? Есть сложность: изготовление противоопухолевых биологических препаратов производится для каждого больного человека индивидуально. Ведь лечение основано на применении биологического материала, в составе которого находятся клетки самой опухоли. Вакцина может быть создана и на основе клеточного материала доноров, то есть людей, у которых точно такой тип рака. Трудно себе даже представить, сколько может стоить такое лечение. Видимо, порядок цен для индивидуального препарата будет уже совсем другим, а значит, простым смертным все эти достижения медицины окажутся не по карману.

Вещество, полученное в итоге, обрабатывается специальным способом, подсвечивается, после чего вводится в организм пациента при помощи инъекции. Действовать вакцина начинает мгновенно. Сторонники этого метода утверждают, что через несколько месяцев опухоль разрушится полностью. Называют и статистику излечения: от 60 до 80%. Для онкологии это довольно высокий показатель. И тем не менее иммунотерапия пока недостаточно исследована. Можно было бы сказать, что это рискованное лечение, но в случае с раком этот термин звучит несколько неуместно.

В ход идёт ежовка

Коварство рака состоит в том, что существует множество типов болезни, которые постоянно видоизменяются и приспосабливаются к лечению. Поэтому огромная удача для пациента – найти своего онколога, который правильно определит тип рака и назначит лечение, подходящее именно конкретному пациенту. Впрочем, методы могут оказаться самые неожиданные.

На Дальнем Востоке узнали о полезных свойствах вытяжки из морского ежа. По слухам, в Японии даже была государственная японская программа оздоровления населения, которая предписывала перед уроками каждому школьнику съедать одного сырого ежа. Правда это или нет – вопрос спорный. Однако японцы активно ловят ежей и делают из них экстракты. Есть случаи, когда онкобольные, пережившие операции, принимали эти препараты и болезнь не возвращалась, а качество их жизни становилось прежним. Говорят, на Дальнем Востоке сейчас настоящая ежемания. При этом, как водится, появляются «левые» конторы, которые торгуют вытяжкой из икры ежа, так что в этом вопросе, как и во многих других, нужно знать проверенных производителей.

Сейчас учёные возлагают большие надежды на таргетную терапию опухолей. Этот метод лечения онкозаболеваний применяется в основном в комплексе с химиотерапией, лучевой терапией, иммунотерапией и т.д. Особенностью таргетной терапии является высокая специфичность и избирательность действия. Это позволяет при максимальном лечебном эффекте минимизировать вредное воздействие на организм пациента. Но именно поэтому перед назначением таргетной терапии приходится проводить сложные и долгие исследования. В любом случае это направление является пока экспериментальным.

Потому наиболее эффективными пока остаются традиционные средства. Они известны. Прежде всего оперативное вмешательство. Кроме того, это химиотерапия, которая считается достаточно эффективным способом лечения, но тяжело переносится пациентами. Также это гормональные лекарственные препараты. Считается, что они наиболее эффективны при лечении гормонозависимых опухолей – рака молочной железы, матки, простаты, а также при опухолях поджелудочной железы, почек, при меланомах. Не стоит забывать и про противовирусные средства, ведь некоторые виды рака развиваются вследствие деятельности вирусов.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector