Результаты оперативного лечения рака

64. Рак легкого. Показания и противопоказания к хирургическому лечению (признаки иноперабельности). Принципы комбинированного лечения в улучшении результатов лечения.

Лечение. Основным наиболее надежным методом лечения рака легких яв­ляется хирургический. В зависимости от стадии и обширности поражения’ легкого удаляют, произведя торакотомию, одну или две доли (лобэктомия, билобэктомия). При более значительном распространении рака удаляют все легкое (пульмонэктомия) вместе с регионарными лимфатическими узлами. В последние годы при ранней стадии рака различные операции на легких, включая лобэктомию и билобэктомию, проводят без торакотомии с помо­щью видеоторакоскопической техники. Преимущество этих операций за­ключается в меньшей травматичности, сокращении периода реабилитации и числа осложнений.

Показаниямик операции являются хорошо отграниченные опухоли I— III стадии, отсутствие отдаленных метастазов в другие органы. При опреде­лении показаний к операции следует учитывать общее состояние больных, удовлетворительную функцию легких и сердечно-сосудистой системы, воз­раст пациента, его возможность перенести тяжелое вмешательство. Хирур­гическое лечение дает хорошие результаты при I—II стадии, когда патоло­гический процесс не вышел за пределы доли легкого и регионарные лимфа­тические узлы могут быть удалены. Пятилетняя выживаемость при опера­тивном лечении в I стадии достигает 85—90%, во II стадии около 60%

Среди больных раком легких, направляемых в клинику для оперативного лечения, только 30—40% являются операбельными. При мелкоклеточном низкодифференцированном раке операцию рекомендуют лишь при I—II стадии заболевания.

Одиночные и даже множественные метастазы рака толстой кишки в лег­кие в настоящее время успешно оперируют (энуклеация метастаза, сегмен­тарная резекция легкого, лобэктомия), если удален первичный очаг в ки­шечнике. Пятилетняя выживаемость после удаления метастазов составляет 10-30%.

Противопоказаниямик операции на легких являются тяжелое общее со­стояние больного, грубые нарушения функции легких и сердечно-сосуди­стой системы, невозможность радикального удаления опухоли, наличие от­даленных метастазов и карциноматоза плевры, возраст старше 75 лет (отно­сительное противопоказание), не поддающиеся коррекции сопутствующие и фоновые заболевания (сердечная недостаточность, выраженные измене­ния функции печени и почек).

При манипуляциях на пораженном легком значительно увеличивается выброс раковых клеток в сосудистое русло и лимфатические пути, что не­редко приводит к их гематогенной и лимфогенной диссеминации. Для про­филактики метастазирования целесообразно в самом начале операции пере­вязывать вены, несущие кровь от пораженных отделов легкого, а также во время и после операции вводить цитостатические средства, снижающие биологическую активность раковых клеток.

Профилактика имплантационного метастазирования заключается в тща­тельной санации бронхиального дерева во время операции через интубаци-онную трубку, тщательном удалении регионарных увеличенных лимфатиче­ских узлов, а также в промывании (в конце операции) плевральной полости раствором цитостатика.

При лечении неоперабельных больных и в послеоперационном периоде используют лучевую терапию. Рекомендуемая суммарная доза лучевого воз­действия на очаг составляет 60—70 Гр (6000—7000 рад). Нередко применяют комбинированное лечение по схеме: операция — лучевая терапия — химио­терапия. Последние два вида лечения используют при неоперабельных фор­мах рака. Следует учитывать, что плоскоклеточные раки малочувствительны к лучевой терапии.

Фотодинамическая терапия находится в стадии клинических испытаний. Сущность метода заключается в способности раковых клеток накапливать фотосенсибилизатор (фотофрин и его аналоги, изготовленные на основе гематопорфирина, фотосенс, аласенс и др.). При облучении опу­холи, накопившей фотосенсибилизатор, лучом лазера определенной длины волны в клетках появляются активные радикалы, разрушающие раковые клетки. Параллельно с этим возникает тромбоз мелких сосудов, питающих опухоль, ограниченный глубиной проникновения луча лазера, что приводит к некрозу ткани опухоли. Предварительные данные показывают, что при ра­ке I стадии можно добиться полного исчезновения опухоли. При II—III ста­дии наступает некроз поверхностных слоев опухоли. При повторных облу­чениях происходит частичное разрушение опухолевой ткани в бронхе, что способствует восстановлению проходимости бронха, уменьшению воспали­тельных изменений в невентилируемых участках легкого. Эту методику це­лесообразно использовать как для предоперационной подготовки, так и для паллиативного лечения.

Послеоперационная летальность при лобэктомии составляет 3 — 5%, при пульмонэктомии — до 10%.

Прогноз. После установления диагноза больные без последующего ле­чения живут примерно 1 год. После радикальной операции прогноз опре­деляется стадией заболевания и гистологической структурой опухоли. Особенно неблагоприятны результаты хирургического лечения больных с мелкоклеточным низкодифференцированным раком. При дифференциро­ванных формах рака после операций, произведенных в I стадии заболева­ния, пятилетняя выживаемость достигает 85—90%, при II — 60%. По от­ношению ко всем диагностированным (а не только оперированным) опухолям этого вида пятилетняя выживаемость составляет около 8%. Та­ким образом, прогноз при раке легкого неблагоприятный.

ОТДАЛЕННЫЕ РЕЗУЛЬТАТЫ ХИРУРГИЧЕСКОГО ЛЕЧЕНИЯ. Отдаленные результаты хирургического лечения рака ободочной кишки более обнадеживающие, чем отдаленные результаты рака других локализаций желудочно-кишечного

Отдаленные результаты хирургического лечения рака ободочной кишки более обнадеживающие, чем отдаленные результаты рака других локализаций желудочно-кишечного тракта. По данным Н. Н. Блохина и Б. Е. Петерсона (1979), результаты пятилетних наблюдений за радикально оперированными больными по поводу рака правой или левой половины ободочной кишки приблизительно одина­ковы и составляют около 59%. Значительно хуже отда­ленные результаты операций отмечены при раке поперечной ободочной кишки (около 10%). Плохие отдаленные ре­зультаты во многом связаны с ограниченной резекцией поперечной ободочной кишки.

Отдаленные результаты оперативного лечения опреде­ляются многими факторами: микроскопическим строением опухоли, наличием или отсутствием метастазов, характе­ром оперативного вмешательства и др.

Отмечено, что пятилетняя выживаемость среди женщин несколько выше, чем у мужчин. Имеется зависимость и от гистологической формы: при аденокарциноме выжи­ваемость выше,

чем при солидном раке и еще выше, чем при слизистом раке. По данным Н. Н. Блохина и Б. Е. Пе­терсона (1979), — 68,7; 45,6 и 40% соответственно, а по данным А. М. Ганичкина (1971), — 81,7; 14,1 и 4,2% со­ответственно.

Эта же закономерность отмечается и при наличии метастазов в лимфатических узлах. При отсутствии метас­тазов в лимфатических узлах результаты радикальных операций лучше (72,8%), чем у больных с метастазами (43,2%).

Паллиативные операции продлевают жизнь до 5 лет у 15% больных [Remington, 1961], поэтому целесообраз­ность их при соответствующих показаниях не вызывает сомнений.

ПОЛИПЫ И ПОЛИПОЗ ОБОДОЧНОЙ КИШКИ

Полипом принято называть всякую опухоль на нож­ке, свисающую из стенок полого органа в его просвет, независимо от микроскопического строения. Термин «по­лип» впервые введен Гиппократом [Харченко П. Г., 1959], а по мнению А. В. Мельникова (1954), этот термин изве­стен со времен Галена для обозначения образований на ножке в полости носа. В. Л. Ривкин и соавт. (1969) отме­чают, что термин «полип» первым, видимо, применил Цельс.

Полипы могут располагаться в любом отделе пищева­рительного тракта и относятся к числу распространенных заболеваний этой системы.

Первое место по частоте локализации полипов занима­ет желудок, затем прямая и ободочная кишка, пищевод, тонкая кишка.

Полипы чаще локализуются в одном органе, однако могут быть одновременно в двух и более органах. Н. В. Петров (1896) описал множественный полипоз же­лудка, тонкой и толстой кишки у женщины 20 лет. При микроскопическом исследовании оказалось, что одни полипы были раковыми, другие — доброкачественными.

Читать еще:  Какое лечение при раке почки

Наиболее полное определение полипа толстой кишки дал С. А. Холдин (1955): «Истинный полип—это опухо-левидное образование, возвышающееся над уровнем сли­зистой оболочки в виде шаровидного, грибовидного или ветвистого разрастания, сидящего либо на ножке, либо на широком основании». Основу полипа составляют раз­растания железистого эпителия в виде многочисленных железистых трубок или в виде разветвленных ворсинок, покрытых высоким цилиндрическим эпителием. Опорную ткань представляет соединительнотканная основа, содер­жащая мышечные волокна.

Первый случай полипоза толстой кишки, образовавше­гося на почве язвенного колита, описал в 1721 г. Menzel, а истинный полипоз желудочно-кишечного тракта — Cruvelier в 1821 г. К. Славянский (1868) при вскрытии трупа 26-летнего мужчины, страдавшего в течение 3 лет поносами и умершего от уремии, обнаружил в тонком

кишечнике множество плотных возвышений небольшого размера, которые он назвал железисто-слизистыми поли­пами.

О больном, умершем от сильного поноса, у которого на вскрытии было обнаружено множество отдельных опухолей в толстой кишке, расцененных как полипы, сооб­щил К. Н. Виноградов в 1871 г.

Н. В. Склифосовский (1881) опубликовал наблюдение под названием «Polyadenoma tractus intestinalis», в котором он сообщил о больном 52 лет, страдавшем в течение 7 лет поносами, приведшими к сильному истощению. Полипы располагались по всей толстой кишке. Исходя из воспа-гщтельной теории, Н. В. Склифосовский считал целесооб­разным наложение противоестественного заднего прохода для уменьшения раздражения пораженной части кишеч­ника.

В 1896г. Н.В.Петров обнаружил у больного, который умер после операции — резекции части подвздошной кишки по поводу инвагинации, множество полипов по всему желудочно-кишечному тракту, некоторые из кото­рых были злокачественно перерождены. В слизистой оболочке кишки были обнаружены явления хронического воспаления. Исходя из этого, автор сделал вывод, что длительно существовавшее воспаление в слизистой обо­лочке желудочно-кишечного тракта привело к разраста­нию ее и образованию полипов.

Заболевание развивается большей частью в молодом возрасте, иногда в детском, реже в зрелом. О наслед­ственности этого заболевания высказывались многие авторы.

В 1913г. П. П. Ситковский описал случай полипа чер­веобразного отростка, причиной образования которого он считал хроническое воспаление.

В. Либенский (1913) сообщил об одиночных аденома-тозных полипах и возможности их озлокачествления. В последующие годы были сообщения о единичных слу­чаях обнаружения одиночных полипов: И. В. Кудрявцев — 3 случая, Н. Н. Кукин — 4 случая и др.

По данным J. Stevenson, A. Wilson (1954), 12—14% лиц старше 40 лет имеют полипы толстой кишки. Аналогичные сведения привел В. Л. Ривкин (1969): среди 5750 больных, поступивших в стационар с разными заболеваниями прямой и ободочной кишки, больные с

одиночными и множест­венными полипами составили 12,1% или 78% от всего числа больных с доброкачественными опухолями прямой и сигмовидной ободочной кишки.

Таблица 6 Частота обнаружения полипов толстой кишки

Автор, год Число обследованных Обнаружены полипы, %
Scarborough и Klein (1948) 4,6
Н. Bacon (1949) 10 200 2,3
M.Deddisch (1950) 1 011
R.Turell (1959)

У 2,2% больных были обнаружены бессимптомные полипы.

Данные разных авторов о частоте обнаружения поли­пов у обследованных больных привела в 1974 г. Т. Н. Ми­щенко (табл. 6). Т. С. Arminski и D. W. McLean (1964) обследовали 3609 здоровых лиц и выявили, что у детей полипы встречаются в 28% случаев, у юношей в 30%, у лиц в возрасте до 70 лет в 12,8% случаев.

Профилактические осмотры с использованием ректоро-маноскопии более чем у 20 000 человек показали, что в различных группах взрослого населения частота полипов варьирует от 1 до 83% [Федоров В. Д., 19781.

По данным Всесоюзного онкологического научного центра АМН СССР, полипы распределяются по различ­ным отделам толстой кишки со следующей частотой:

слепая и восходящая ободочная— 13%; правый изгиб, поперечная ободочная кишка и левый изгиб— 13,5%;нисходящая, сигмовидная ободочная и прямая кишка — 73,5%.

Таким образом, полипы чаще локализуются в левой половине толстой кишки (73,5%), преимущественно в прямой и сигмовидной ободочной.

Относительно частоты заболевания среди мужчин и женщин в литературе имеются различные сведения. Боль­шинство авторов отмечают преобладание полипов толстой кишки у мужчин. Так, по данным К. В. Литвиновой (1956), из 216 больных мужчин было в 2 раза больше, и по наблюдениям Л. Н. Иншакова (1970), из 533 больных мужчин было 52,4%, а женщин 47,6%. Н. Bockus и соавт. (1961) привели соотношение мужчин и женщин при поли­пах толстой кишки как 3:2; N. Swinton (1963) — как 1 : 1. По данным В. Л. Ривкина и соавт. (1969), наоборот, отме­чено преобладание женщин: из 696 больных женщин было

52,7%, мужчин 47,3%. Более половины больных (56,1%) были в возрасте от 41 года до 60 лет, 22,8% — от 31 года до 40 лет, 9,7% — от 14 до 30 лет.

Нами были оперированы 512 больных по поводу поли­пов прямой и ободочной кишки,из них у 81,45% полипы локализовались в прямой кишке, в том числе у 15,7% в анальном отделе и у 84,3% в ампуле. У 11,13% больных полипы локализовались в левой половине ободочной киш­ки, преимущественно в сигмовидной ободочной — в ди-стальном ее отделе, у 4,1% больных в правой половине ободочной кишкҸ и в 3,32% случаев был диффузный поли-поз. Женщин было 55,7%, мужин 44,3%. Более половины больных (51,6%) были в возрасте от 30 до 50 лет, реже от 51 года до 60 лет (28,4%) и еще реже в возрасте от 16 до 18 лет (1,6%).

Дата добавления: 2014-12-14 ; просмотров: 470 ; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ

Первая линия лечения рака – Рак – 2020

Содержание статьи

Первая линия химиотерапии рака яичника (Январь 2020).

Лечение или терапия первой линии просто относится к начальному или первому лечению, рекомендованному для заболевания или заболевания. Их также можно отнести к первичному лечению, первичному лечению или индукционной терапии. При многих состояниях, включая рак, существует множество возможных способов лечения, которые могут быть эффективными. Ожидается, что лечение первой линии для большинства людей даст наилучшие результаты с наименьшим количеством побочных эффектов. Напротив, лечение второй линии используется, когда лечение первой линии не помогло улучшить рак, или если оно работало некоторое время, а затем рак прогрессировал.

Лечение первой линии все время меняется при раке. По мере того как новые исследования находят лучшие варианты, будь то хирургическое вмешательство, лучевая терапия, таргетная терапия или иммунотерапия, рекомендации по лечению заболевания «первой линии» постоянно меняются. Например, при некоторых прогрессирующих немелкоклеточных раках легких (без мутаций, которые могут быть целевыми), химиотерапия когда-то считалась принятым лечением первой линии онкологами, но исследование 2018 года объясняет, как Keytruda (пембролизумаб) заменил химиотерапию в этой ситуации ,

Понимание лечения первой линии

Лечение первой линии обычно является стандартным лечением ( ‘ Золотой стандарт ‘ ) дается, когда у кого-то диагностируется конкретное заболевание или состояние, такое как рак легкого. Другими словами, вполне вероятно, что лечение, которое большинство онкологов сначала выберет при лечении кого-либо. Тем не менее, нет общих «правил», определяющих, какое лечение обязательно должно быть на первом месте, и в дополнение к этому важно работать с вашим онкологом, чтобы выбрать лечение, которое лучше всего подходит для ВАС. Только вы можете быть вашим собственным защитником и выбирать методы лечения, которые предлагают вам наилучшие результаты, сводя к минимуму побочные эффекты, которые вы готовы терпеть.

Читать еще:  Травяной сбор для лечения рака легких

Что касается рака, лечение первой линии на самом деле может представлять собой комбинацию лечения, такого как хирургическое вмешательство, химиотерапия и лучевая терапия, которые проводятся последовательно. Следовательно, лучшим термином, вероятно, будет «схема лечения первой линии или протокол».

Лечение первой линии против второй линии

В отличие от лечения первой линии, лечение второй линии обычно представляет собой лечение, которое выбирается после того, как лечение первой линии не достигло цели (либо оно не работает, либо все, либо оно работает в течение определенного периода времени, а затем перестает работать), или имеет побочные эффекты, требующие прекращения использования этого лечения. Лечение второй линии часто уступает лечению первой линии, но не всегда. Например, при метастатическом раке молочной железы терапия второй линии, как правило, не контролирует рак так долго, как терапия первой линии. В некоторых случаях существует два (или более) метода лечения, которые могут давать очень похожие результаты (и иметь похожие побочные эффекты), и лечение второго ряда может быть одинаково эффективным по сравнению с лечением первого ряда.

Третья линия терапии и многое другое

В дополнение к лечению первой и второй линии, часто есть и другие варианты. Например, при метастатическом раке молочной железы вы можете услышать, как ваш онколог говорит о терапии четвертой или пятой линии. Эту терапию можно попробовать, когда лечение первой, второй и третьей линии больше не работает для борьбы с раком.

Это может измениться для того же рака

Каждый рак отличается, и важно помнить об этом, если вы слышите о другом лечении рака вашего типа. Первая линия лечения одного рака определенного типа и стадии может отличаться от первой линии лечения рака другого человека того же типа и стадии, но другого молекулярного профиля. В дополнение к этому, другие факторы, такие как возраст, общее состояние здоровья и сосуществующие состояния, могут сделать то, что является лечением первой линии для одного человека, в качестве терапии второй линии для другого.

Лечение первой линии – выбор

Мы вступаем в эру, известную как ‘ совместная медицина«в котором люди, больные раком, гораздо больше участвуют в оказании медицинской помощи. Решения принимаются командой, а не патерналистскими отношениями между врачами и пациентами прошлого. После обсуждения и изучения как можно больше информации о вашем раке, у вас, скорее всего, будет выбор между разными подходами.

Вопросы

Когда вы и ваш врач рассматриваете лечение первой линии или лечение первой линии, продумайте эти вопросы.

  • Уточнить тип, стадию и молекулярный профиль вашей опухоли. Есть ли дальнейшее тестирование, которое должно быть сделано? (Если у вас был диагностирован прогрессирующий рак, спросите о молекулярном профиле вашей опухоли, и если это не было сделано, спросите, почему нет).
  • Какова ваша цель в получении этого лечения? У разных людей разные цели. Некоторые люди хотят быть настолько агрессивными, насколько это возможно (и терпеть любые побочные эффекты), чтобы иметь шанс продлить жизнь, тогда как другие могут выбрать меньшее количество побочных эффектов и лучшее качество жизни, даже если выживание может быть короче.
  • Какие побочные эффекты вы готовы терпеть? Побочные эффекты, которые люди готовы терпеть, могут сильно различаться. Некоторые люди хотят избежать кожных высыпаний, в то время как другие считают усталость худшим симптомом. Некоторые люди могут хотеть избежать тошноты любой ценой, в то время как другие не будут испытывать тошноту, если их усталость будет слабее.
  • Что такое лечение второй линии, если это лечение не работает? Как насчет третьей, четвертой и других строк? Некоторым людям очень полезно знать, каковы могут быть следующие шаги, если их текущее лечение не работает.
  • Существуют ли какие-либо клинические испытания, которые могут лучше соответствовать вашим потребностям? Спросите об этом или изучите их сразу же, так как некоторые препараты первой линии могут лишить вас возможности участвовать в некоторых клинических исследованиях. Если вы рассматриваете возможность клинического испытания, но хотели бы сначала попробовать другое лечение, спросите, может ли рассматриваемое вами лечение отвести вас от участия в этом клиническом исследовании в будущем.
  • Какова стоимость для вас лечения (ы)?
  • Каков средний показатель успешности лечения (й)?
  • Каковы некоторые возможные риски?
  • Как скоро вам нужно будет начать лечение?
  • Где бы вы порекомендовали мне второе мнение?

«Альтернативные» и дополнительные процедуры

При обсуждении лечения важно уточнить, что подразумевается под «альтернативными методами лечения». Большинство людей теперь используют фразу «альтернативные методы лечения» для обозначения дополнительных методов лечения, которые предлагаются некоторыми онкологическими центрами. В этих условиях такие методы лечения, как иглоукалывание, медитация, массаж и йога, используются интегративно, то есть они используются вместе с традиционными методами лечения, такими как химиотерапия. Эти дополнительные методы лечения могут помочь некоторым людям справиться с побочными эффектами лечения рака и рака.

Был некоторый интерес (и много интернет-мошенничества) с альтернативными подходами, которые замена другое лечение для обычных методов лечения. Это опасно, и в настоящее время нет альтернативных методов лечения, которые можно было бы считать лечением рака первой линии.

Слово от DipHealth

Лечение первой линии – это те, которые вы и онколог выберете как лучший выбор для вашего конкретного рака. Часто доступно несколько различных вариантов, но лечение первой линии – это те, которые, как ожидается, будут контролировать вашу болезнь с наименьшим количеством побочных эффектов в процессе. Является ли терапия второй линии с вашим раком неполноценной или взаимозаменяемой, с терапией первой линии будет зависеть от множества различных факторов. Потратьте время, чтобы узнать о своем раке, чтобы вы могли сделать осознанный выбор, какие методы лечения должны стать для вас лечением первой линии.

Пациент с раком предстательной железы Ристо Лайтинен выбрал лучевую терапию вместо операции

Инженер автоматизации, в недавнем прошлом активный спортсмен Ристо Лайтинен решил поделиться своей историей в поддержку мужчин с раком предстательной железы.

Перед тем, как у Ристо выявили рак предстательной железы, он систематически сдавал анализ на уровень ПСА в рамках медицинского обслуживания от работодателя. В течение года уровень ПСА Ристо продолжал медленно расти. ”В какой-то момент у меня появились проблемы с предстательной железой, но они были незначительными. В 2008 году анализ на уровень ПСА я пропустил, и вот, в марте 2009 мой показатель ПСА взлетел. Меня направили на дополнительные исследования. Сначала взяли биопсию, после чего со мной связался уролог и озвучил заключение патологов – у меня обнаружили рак простаты. Новый прием врача мне назначили только через 3 недели”.

Читать еще:  Лечение рака груди в России, цены клиник, отзывы

”Я как чувствовал, что у меня что-то есть. Когда я услышал диагноз меня накрыла волна сомнений. В тот момент я не имел никакого понятия о заболевании ”рак простаты”. Мне казалось, это конец. Но, с момента проведения биопсии, я начал потихоньку собирать информацию об этом диагнозе. А позже я стал активным участником Сообщества по раку предстательной железы в Финляндии ”, – рассказывает Ристо.

”Мой уролог сообщил, что в моем случае необходимо проведение робот-ассистированной операции. Я попробовал уточнить другие возможные формы лечения, но уролог утверждал, что единственным решением является операция. Врач заверил меня, что сексуальная функция после операции останется прежней. Это была очень короткая консультация врача. С этого момента я решил изучить вопрос досконально и выяснил, что существуют другие варианты лечения. Я записался на прием к другому урологу для получения второго мнения. Его рекомендация оказалось той же – операция. Тогда я связался с руководителем Сообщества по раку простаты PROPO Ханну Тавио. Он задал вопрос, рассматриваю ли я лечение лучевой терапией? Но мне ее никто не предлагал. Ханну порекомендовал мне сходить на прием к онкологу, специалисту лучевой терапии онкологической клиники Дократес – Тимо Йоенсуу, и обсудить с ним возможные варианты лечения.

МРТ – лучшее обследование для определения местного распространения рака предстательной железы

”На приеме Тимо Йоенсуу мы изучили всю динамику моего уровня ПСА, что очень важно при диагностировании и наблюдении рака простаты. Поведение ПСА уникально, но оно рассказывает далеко не обо всем. Тимо подозревал, что скорость повышения показателя ПСА говорит о раке простаты высокого риска – более высоком, чем показали результаты биопсии. На результат биопсии мог повлиять процесс установки игл при ее проведении. Тимо предупредил меня, возможно речь идет о раке с типом Т-3, показателем 8-10 по шкале Глисона и возможно рак выходит за пределы капсулы предстательной железы”, – объясняет Ристо.

”В 2009 году в Дократес мне провели МРТ предстательной железы с эндоректальной катушкой. Как сейчас я помню, тогда я пришел в совершенно новый медицинский центр в Руохолахти. МРТ показало, что рак уже проник в оболочку предстательной железы, а значит подозрения доктора Йоенсуу оказались правдой. Это означало, что проведение операции не являлось оптимальным вариантом для меня. Когда рак находится на границе выхода за пределы железы, высока вероятность, что после операции потребуется лучевая терапия. По мнению Тимо – эффективная, точно направленная и качественно выполненная лучевая терапия была правильным вариантом лечения для меня”, – рассказывает Лайтинен.

После прохождения диагностики в Дократес Ристо еще много раз беседовал с Тимо Йоенсуу о лечении, и принял решение пройти лечение в Дократес.

”В конце мая у меня начался курс гормональной терапии, а в конце июня курс наружной лучевой терапии. Тогда в Дократес еще не проводили высокодозную внутритканевую HDR-брахитерапию, которая является новым эффективным методом лечения, подходящим к раку предстательной железы с определенными критериями. Гормональное лечение продолжалось еще 6 месяцев. В конце лечения специалисты Дократес наблюдают за моими показателями ПСА”, – рассказывает Лайтинен.

”Тимо заверил меня, что сделает все, что в его силах. Я поверил своему врачу и не сомневался в его профессионализме. Я приезжал в Дократес каждый день. Мне давали возможность выбрать удобное для меня время процедуры. Самое начало лучевой терапии осталось в моей памяти. У меня начал падать ПСА, и тогда Тимо сказал, что это хороший показатель – быстрое снижение ПСА прогнозирует хороший ответ на лечение. В целях предотвращения возможного распространения рака, мне облучили область лимфоузлов”, – вспоминает Ристо.

Последующее наблюдение играет огромную роль

После лучевой терапии ПСА начал потихоньку подниматься с самого нижнего показателя. Это нормально на фоне восстановления и роста новых клеток предстательной железы на месте погибших раковых клеток. Уровень показателя ПСА нужно проверять систематически. Врачи смотрят, насколько быстро и до какого уровня поднимается ПСА. Если ПСА начинает резко расти – это может говорить и возможном рецидиве заболевания либо метастазировании рака предстательной железы. У пациентов после оперативного лечения ПСА должен приближаться к нулевой отметке.

Из побочного воздействия лечения и поведения ПСА Ристо Лайтинен помнит следующее: ”Примерно год спустя после лучевой и гормональной терапии у меня потихоньку начал расти показатель ПСА. Позже, в 2012 году, пару раз ПСА заметно повышался. По моему убеждению, это было вызвано приемом антибиотиков и приемом вирусных препаратов. При прохождении гормональной терапии, у меня проявилось повышенное потоотделение и мне приходилось чаще посещать туалет. Это продолжалось несколько месяцев. Потихоньку ситуация стабилизировалась. Единственное, я немного поправился и у меня осталось пару лишних килограмм”.

Счастливый мужчина

”Когда я определился и принял решение пройти лучевую терапию вместо операции, я впервые почувствовал облегчение. Весной 2009 года мне сообщили, что я попадаю в очередь на новую роботизированную операцию, но временной промежуток совпал с сезоном отпусков. Вероятно поэтому и по ряду других причин конкретное время мне не предлагали. Возникла какая-то неопределенность. Плюс еще врачи придерживались разных мнений по поводу предстоящего лечения”, – вспоминает Ристо.

В Дократес Ристо попал на лечение сразу. ”Гайдлайн и лечение в Дократес были гибкими. Я остался очень довольным полученным лечением”, – подытоживает Ристо.

В молодости Ристо увлекался активными видами спорта. По его мнению, спорт заряжает энергией. В 1964 году Ристо принимал участие в молодежных соревнованиях по прыжкам с шестом.

В 2009 году, столкнувшись с нехваткой достоверной информации и поддержки онкологических пациентов, Ристо решил присоединиться к деятельности Общества по борьбе с раком предстательной железы PROPO. ”В силу своего характера я хочу быть осведомленным и получать факты. В группе PROPO помимо поддержки мы стремимся получать больше информации, к примеру, о всех возможных видах лечения рака предстательной железы. В свое время я сам не получил нужной помощи, поэтому мне нравится помогать другим людям”, – говорит Ристо.

Сейчас Ристо является активным участником Общества PROPO. ”Все участники Общества очень довольны его деятельностью. Здесь мужчины получают полезную информацию и необходимую поддержку. Принимая участия во встречах группы поддержки Общества, пациент чувствует, что он не один на один со своей болезнью”, – заключает Ристо.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector