Почему так дорого стоит лечение рака

LiveInternetLiveInternet

Метки

Видео

Музыка

Фотоальбом

Поиск по дневнику

Подписка по e-mail

Статистика

КОМУ ВЫГОДЕН РАК?

Вторник, 07 Января 2014 г. 17:16 + в цитатник

«У вас злокачественная опухоль. » Эти слова звучат как смертный приговор. «Да когда же его научатся лечить?!» – возмущаются миллионы людей на Земле. И даже не подозревают, что эффективные средства от рака давным-давно созданы, проверены и опробованы. Но вам не удастся ими воспользоваться.

Почему? Хладнокровный и жестокий убийца ежегодно уносит жизни шести миллионов человек. Исследования причин страшного недуга начаты еще в прошлом веке. Неужели за столько лет человечество так и не сумело победить рак?

Сумело, утверждают специалисты по разоблачению заговоров. Но выгодно ли фармацевтическим компаниям спасать миллионы жизней и терять десятки миллиардов долларов? Конечно, нет! Крупнейшие фармацевтические концерны предпочитают выпускать дорогие и малоэффективные лекарства, пригодные разве что для профилактики и поддерживающего лечения. Толку от них нет, а вот прибыли – фантастические.

В 1971 году президент США Р. Никсон начал «Войну против рака». Уже к 1998 году США выделили на финансирование этой программы три миллиарда долларов. Однако с 1973 по 1990 год общий уровень смертности от онкологических заболеваний вырос на восемь процентов. Ежегодно фиксируется более десяти миллионов новых случаев заболевания раком. По подсчетам ВОЗ, этот показатель увеличится в 1,5 раза к 2020 году.

Почему же, несмотря на интенсивное финансирование научно-исследовательских программ, процент заболевших растет? Такая плачевная статистика не случайна, считают специалисты по заговорам. «Война против рака» была начата в Fort Detrick, военной микробиологической лаборатории (штат Мэриленд), где разрабатывались новые виды биологического оружия.

Очевидно, на выделенные правительством деньги были разработаны не новые лекарства, а. новые формы рака! Испытуемыми являлись ничего не подозревающие обычные граждане! Американский врач Алан Кантвелл уверен: – Существует «раковый заговор»! Правительство делает все возможное, чтобы не допустить исследования истинной причины заболевания – вирусной. Признание вирусов, вызывающих рак, станет шоком для фармацевтических компаний и научно-исследовательских медицинских учреждений. Потому что в таком случае вовсе не нужна дорогая и сомнительная лучевая и химиотерапия! Это заявление не голословно.

История хранит страшные факты и доказывает:

Кантвелл прав! Первыми жертвами «заговора рака» Стали Вирджиния Ливингстон и Вильгельм Райх. Оба доктора заявили, что нашли возбудитель рака. В 1948 году, после опубликования своих работ, Райх был привлечен к ответственности за распространение «ложных фактов». Его книги и документы были уничтожены, умер он в тюрьме. Вирджиния Ливингстон изложила эту историю в своей книге «Завоевание рака», вышедшей в 1984 году. И сразу же против нее были выдвинуты обвинения в шарлатанстве. Она была официально отстранена от исследовательской деятельности.

Участь другого доктора, Раймонда Райфа, была еще печальнее. В 1930-х годах Райф не только утверждал, что обнаружил канцерогенные вирусы с помощью своего самодельного микроскопа, но также изобрел прибор электромагнитной энергии, Rife Ray Tube, способный убивать их. Врачи и ученые университета Южной Калифорнии с помощью прибора Райфа вылечили 16 безнадежных больных! Но вскоре все причастные к разработке и испытанию Rife Ray Tube один за другим погибли при загадочных обстоятельствах. Лаборатория сгорела. Сам Раймонд Райф погиб от «случайной передозировки алкоголя».

Доктор Лине, расследовавший в 1985 году причины гибели Райфа, заявляет: – Эта история не удивительна. Райф предложил настолько дешевое лечение рака, что поставил под угрозу прибыль всей фармацевтической промышленности! Уничтожила документы и убила Райфа компания «Моррис Фишбейн», которой он отказался продать свое открытие. «Безопасные» сигареты.

Что ж, познакомимся с убийцей Рей-монда Райфа – компанией «Моррис Фишбейн». Ее глава в юности мечтал стать клоуном, но сделался руководителем и единственным акционером огромной Американской медицинской ассоциации (АМА). Несмотря на отсутствие медицинского (и какого-либо другого) образования у мистера Фишбейна, выпускаемый им «Журнал АМА» стал одним из самых прибыльных медицинских изданий в мире. «Из всех упырей, которые питаются телами мертвых и умирающих, самые порочные и опасные для общества – шарлатаны, излечивающие рак!» – категорично заявлял мистер Фишбейн в 1947 году.

Главной мишенью несостоявшегося клоуна стал «шарлатан» Гарри Хокси, американский целитель, ставший богатым и знаменитым в 1920-х годах благодаря своему раствору, излечивавшему рак кожи. Раствор был приготовлен по рецепту его отца, вылечившегося от рака много лет назад. Мутноватая жидкость представляла собой вытяжку из растений. Многие научно-медицинские издания Японии, США, Германии и сейчас утверждают, что все ингредиенты раствора Хокси имели весьма эффективные противоопухолевые свойства. Больные, лечившиеся у него, выздоравливали! Но выгодно ли было ассоциации АМА лечение рака таким простым и дешевым способом?

Фишбейн быстро сообразил – прибыль от раствора Хокси будет огромной! Однако попытки выкупить рецепт оказались неудачными – Хокси категорически отклонял предложения. В течение многих лет Гарри Хокси подвергался преследованиям Фишбейна. Потратив миллионы долларов, Фишбейн наконец добился своей цели – раствор Хокси запретили по всей стране. И в 1964 году Гарри Хокси эмигрировал в Мексику. Общественность возмутилась. Многочисленные скандалы и судебные разбирательства вынудили Фишбейна уйти в отставку, он вынужден был признать, что травяное средство Хокси было на самом деле эффективным противораковым средством. Что дальше? Да ничего: рецепт спасительного препарата не заинтересовал фармацевтические предприятия.

Сами воротилы фармацевтического бизнеса «заговор рака», естественно, отрицают. Смешно полагать, утверждают они, что мы можем контролировать медицинские знания. Ведь правительство финансирует разработку дешевых и эффективных методов лечения рака, а также тратит немалые средства на профилактику этой болезни! Нет никакой связи между курением и раком легких, вторят им производители сигарет.

Но так ли это на самом деле? Экс-директор Национального института рака Самуил Бродер считает, что профилактика является наиболее экономически эффективным способом борьбы с раком легких. Увы, миллионы, расходуемые правительством на убеждение людей отказаться от курения, – лишь капля в море по сравнению с миллиардами, заработанными табачными компаниями. Доктор Джеффри Виганд считает научно доказанным тот факт, что курение вызывает эмфизему, рак легких, болезни сердца и сосудов и других внутренних органов. Привыкание к никотину доказано научно-исследовательскими экспериментами.

Но табачные компании B&W и British American Tobacco объявили заявления Виганда клеветой. А в 1994 году генеральный директор компании B&W Томас Санде-фер даже выступил с докладом в сенате США, позволив себе беспардонную ложь: «Никотин не вызывает привыкания и практически безвреден для организма». Кто же пожелает расстаться с миллиардами долларов от «безопасных» сигарет? Прибыль вместо лекарства.

Читать еще:  Лечение рака почки локализованного

Рак – это не одна болезнь, это целая группа заболеваний под общим названием. Они имеют различные экологические, генетические или вирусные причины развития. От них нужны различные средства и разная профилактика. Доктор Самюэль Эпштейн из Американского онкологического общества установил, что промышленные выбросы загрязняющих веществ вызывают рак путем заражения продуктов питания, воды и воздуха. В 1999 году Эпштейн отметил, что объем выброса загрязняющих веществ в воздух и водоемы увеличился в пять раз в период между 1940 и 1980 годами. Но химические предприятия уверяют: состав их отходов безопасен.

Рональд Финн, врач-консультант, считает: – Рак – болезнь индустриализации. Финансовые заговоры химической, табачной и фармацевтической промышленности являются одной из главных причин стремительного роста заболеваемости раком. Американское общество клинической онкологии убеждено, что только радикальные меры – программы профилактики, защита окружающей среды, борьба с курением, лечение генетических заболеваний, финансирование современных методов исследования и лечения болезни – могут помочь в борьбе с этим страшным недугом.

Да, но как же быть с прибылью химических производств и фармацевтических предприятий? Куда девать вредные выбросы и опасные отходы? Что, в конце концов, важнее: миллиарды долларов в чьем-то кармане или миллионы человеческих жизней?

Конечно, доллары! Иначе мы бы давно вспоминали о раке как о чуме или оспе.

Правда и вымысел вокруг иммунотерапии. Интервью с онкологом Михаилом Ласковым

В октябре Нобелевку вручили исследователям иммуотерапии. Если и раньше вокруг этого метода ходило много слухов, то после решения Нобелевского комитета ажиотаж возрос еще больше. Мы поговорили с онкологом Михаилом Ласковым о том, что такое иммунотерапия и что выдают за иммунотерапию, при лечении каких видов рака она наиболее эффективна, и почему во многих случаях ее нельзя использовать.

Что такое иммунотерапия?

Иммунотерапия – это относительно новый метод лечения онкологических заболеваний. Иммунотерапия не действует напрямую на опухоль, но заставляет иммунитет убивать раковые клетки. Это и есть принципиальное ее отличие от химиотерапии и таргетной терапии.

По большому счету, иммунотерапия заставляет иммунитет делать то, что он и так должен, но не делает по каким-либо причинам. Например, иногда раковые клетки маскируются под здоровые, тогда иммунная система перестает воспринимать их как инородные и не уничтожает. Иммунотерапия может “снимать маску” с опухолевых клеток и помогать иммунитету распознавать их.

Справедливости ради нужно сказать, что сейчас поднялся очень большой хайп по поводу иммунотерапии, потому что вышли действительно эффективные препараты: авелумаб, атезолизумаб, дурвалумаб, пембролизумаб, ниволумаб и ипилимумаб. Но иммунотерапия началась, конечно же, не сейчас и даже не три года назад. Она очень давно применялась с переменным успехом. Как правило, с не очень большим.

Что же произошло сейчас? Появился новый класс препаратов, которые действуют на рецепторы PD1 и PD-L1. Именно эти рецепторы позволяют опухолевой клетке повлиять на иммунитет так, чтобы он перестал распознавать ее, и, следовательно, убивать раковые клетки.

Для лечения каких видов рака используется иммунотерапия?

Сначала эти препараты начали применяться при меланоме и имели большой успех. Почему именно при меланоме? Как мы понимаем, есть опухоли, которые лечатся относительно легко, а есть те, что лечатся очень плохо, рак поджелудочной, например.

Новые препараты стараются разрабатывать именно для труднолечимых раков. Меланома – это как раз один из таких труднолечимых раков, в лечении которого двадцать лет не происходило ничего хорошего, никаких новых высокоэффективных препаратов не появлялось.

Иммунотерапия показала себя очень эффективно при меланоме, все воодушевились и начали применять этот метод лечения на все раки, которые только могли. Тут, конечно же, очень быстро выяснилось, что где-то он работает, где-то не работает совсем, а где-то работает только в конкретных ситуациях.

Иммунотерапия сейчас успешно применяется при лечении рака легких. Как мы знаем, есть разные мутации и разные виды этого рака. И при некоторых из них иммунотерапия быстро заменила химию, оказалась и лучше, и безопаснее. Это очень большой успех. Но стоит помнить, что далеко не весь рак легких успешно лечится иммунотерапией.

В России иммунотерапию также используют при лечении рака почек, а на Западе – в случаях рака головы и шеи, лимфомы Ходжкина, рака мочевого пузыря и некоторых случаях рака печени.

Как объяснить, что иммунотерапия подходит только по показаниям и небольшому проценту больных?

Как и все, что есть в онкологии, иммунотерапия – это не панацея от всего рака. Это просто еще один способ воздействовать на опухоль, далеко не всегда эффективный и ни разу не безопасный

Использовать иммунотерапию можно лишь в ограниченном количестве случаев. На данный момент ее эффективность доказана только для следующих видов рака:

– немелкоклеточный рак легких;

– мелкоклеточный рак легких;

– рак головы и шеи;

– рак мочевого пузыря.

*** Иммунотерапия может быть эффективной в строго определенных ситуациях даже при вышеуказанных видах рака.

К тому же есть ряд побочных эффектов. И довольно серьезных. В некоторых случаях иммунная система начинает атаковать здоровые ткани и органы, что может вызвать такие осложнения, как:

– проблемы с желудочно-кишечным трактом,

– нефрит и нарушение функции почек,

– мышечные боли, боли в костях и суставах,

– ощущение усталости, слабость,

– тошнота, диарея, нарушения аппетита и др.

Впрочем, серьезные осложнения появляются в среднем только в одном случае из шести.

В октябре вы назвали Нобелевскую премию за иммунотерапию премией для маркетологов. Почему вы отреагировали именно так?

Вспомним историю прекрасного препарата бевацизумаб. Когда он вышел, маркетологи подняли хайп по поводу этого средства, которое останавливает рост сосудов в опухоли. Начали из каждого утюга говорить о том, какое это чудо-чудо-чудо. В итоге, конечно, никакого чуда не было, и этот препарат нашел свое довольно ограниченное применение. И по соотношению цена-польза он, вежливо говоря, далеко не идеален.

И вот уже на этой неделе ко мне толпами приходят люди, которые пытаются спастись при помощи иммунотерапии. И только максимум у 10 % из них этот метод можно пробовать с неизвестным результатом.

Вот про такую ситуацию как раз и было предостережение в этом посте. Потому что на этом сейчас можно быстро срубить много денег в России, именно срубить, а не заработать. Ведь у людей есть все подтверждения: 1) не могли просто так дать Нобелевку; 2) все журналисты написали, что это чудо и панацея; 3) препарат стоит от 200 тысяч в месяц. Все сходится – Нобелевка, цена. Отлично, квартиру продаем.

Читать еще:  Нобелевскую премию по медицине вручили за лечение рака — Сноб

И тут еще какой-нибудь радостный доктор из частной клиники предлагает его назначить и прямо сейчас, ведь завтра может быть уже поздно.

И главное – очень хочется верить, что это спасет. Это ведь не гомеопатия, а высокая наука.

Как пациенту понять, назначают ему фейковые препараты или нормальные?

Это сделать можно, но необходимо, конечно, включать голову. Нужно много читать и стараться уметь разбираться в источниках.

Например, почитать гайдланы для пациентов NCCN или ESMO. Это англоязычные источники, NCCN – американский , ESMO – европейский. Кстати, мы сейчас переводим их на русский язык при помощи благотворительного фонда «Живой».

Еще можно посмотреть русскоязычные рекомендации, но только профессиональные.

Тут проблема, конечно, в том, что на русском языке практически ничего нету. Существуют клинические рекомендации, но они для врачей. Для пациентов – почти ничего. Вот у нас (на ютуб-канале Клиники амбулаторной онкологии и гематологии – примечание Profilaktika.Media) есть видео про иммунотерапию. Еще пара моих комментариев и несколько материалов моих коллег на эту тему. Но в общем море «ура-ура, нашли лекарство от рака», «британские ученые доказали…» это может быть очень сложно найти.

А какие препараты иммунотерапии используются сейчас в России?

Их всего четыре, и они довольно дорогие. Это атезолизумаб «Тецентрик», пембролизумаб «Кейтруда», ипилимумаб «Ервой» и ниволумаб «Опдиво». И все, больше пока ничего нет, но много всего на предрегистрационной стадии.

Какие “методики” на рынке выдают за фальшивую иммунотерапию? Например, назначают профилактические капельницы с иммуномодуляторами против рака.

Инарон, рефнот, вакцины всякие, фракция АСД, всего и не упомнишь.

Как пациенту понять, что ему нужна и может помочь иммунотерапия и как ее можно попробовать получить в рамках ОМС?

Поговорить с врачом, почитать надежные источники (об этом выше). По ОМС пойти к химиотерапевту по месту жительства. Все, больше никак.

За счет чего иммунотерапия такая дорогая? Из чего складывается стоимость лекарства?

Разработка нового лекарства, действительно нового, как эти ингибиторы, стоит миллиард долларов. И семь лет после разработки формула защищена патентом. После этого срока буквально на следующий же день заранее скопированный препарат начинают продавать дешевле.

Появляется большая конкуренция. Соответственно, за эти семь лет люди, работающие над созданием лекарства, должны вернуть себе “ярд” и заработать. Один “ярд” что в себя включает? Что из 10 лекарств, которые на ранней стадии компания начинает разрабатывать, до клиник доходит только одно, и это занимает лет двадцать.

Соответственно, вот и вся экономика, за 7 лет нужно всю стоимость отбить и немного заработать для акционеров. Очень сложно разрабатывать и очень просто копировать.

Как пациенту понять, что он наткнулся на мошенников?

Сигнальный значок – это, прежде всего, давление. Когда начинается – давайте скорее, уже вчера надо было начать применять препарат, думать вам некогда, по другим местам ходить нечего. То есть такие довольно простые элементы давления.

В онкологии, на самом деле, крайне редко бывает так, что необходимо вот прямо сейчас, сию минуту начать лечение.

Понятно, что если требуют много денег и есть давление по времени, чтобы человек не успел одуматься, то, скорее всего, что-то не так.

Это видео недоступно.

Очередь просмотра

Очередь

  • Удалить все
  • Отключить

YouTube Premium

Онкология процветающий бизнес. Чудовищный обман онкологов. Кто скрывает другие методы лечения рака

Хотите сохраните это видео?

  • Пожаловаться

Пожаловаться на видео?

Выполните вход, чтобы сообщить о неприемлемом контенте.

Понравилось видео?

Не понравилось?

Текст видео

Мы готовим видео, посвящённое натуральным способам излечения от рака, для его создания необходима ваша поддержка, как в продвижении этого видео вашими лайками и подписками, так и финансовая на яндекс-кошелёк № 41001542284539. Заранее благодарим вас.

Предыдущее видео по теме смотрите по ссылке: https://youtu.be/avs773is2wA

Онкология – процветающий бизнес

Как бы вы отреагировали, если бы вам сказали, что рак излечим, причины его известны, и что существует сотни методов его успешного лечения, некоторым из которых уже около 100 лет? Без сомнения, это, как минимум, вызвало бы у вас удивление и недоверие, a вероятнее всего – довольно эмоциональную реакцию отрицания услышанного. Именно так бы я отреагировал всего каких-нибудь 10 лет назад. Почему же ещё не так давно я с пылом и страстью мог броситься в спор и использовать аргументы из знаний, полученных мной в школе и институте, для опровержения подобного заявления? Тогда я был убежден, что если меня этому не учили и я об этом не слышал, то этого просто не может быть.

Сегодня я воспринимаю такую информацию иначе. Теперь я понимаю, что я был во власти навязанных ложных стереотипов (ложных убеждений), закладывающихся ещё в школе и закрепляющихся на протяжении жизни. Фактически, они представляют собой программу, внедренную в сознание людей, цель которой заключается в том, чтобы человек был не способен воспринимать информацию, радикально противоречащую принятой в обществе.

Намного проще обмануть человека, чем убедить его в том, что его обманывают. Марк Твен

Освободившись от действия этой внедренной программы, я открыл для себя новый мир, чуть ли не параллельную реальность, где многое кардинально отличалось от моих прошлых представлений. Я понял, что практически ничего не знаю об этом настоящем мире, и занялся самообразованием, поглощая в огромных количествах альтернативную информацию на темы истории, политики, биологии, медицины и онкологии, в частности. Мой кругозор значительно расширился, мировоззрение радикально изменилось, и вскоре у меня появилась потребность поделиться моими новыми знаниями.

Очевидно, что многие даже не представляют себе, насколько отличаются их знания о мире, в котором они живут, от его реальной картины. Я был убежден тогда, что если правильно указать на источник информации или объяснить суть сказанного мною, используя правильные аргументы и достоверные факты, то я легко смогу убедить своего собеседника в правильности альтернативного взгляда. Однако это оказалось довольно трудной задачей. Большинство людей было просто не способно воспринять эту информацию, так как было убеждено, что такие серьезные факты просто невозможно было бы утаить, если бы это было правдой. Таким образом, большинство этих разговоров сводилось именно к такой позиции.

Читать еще:  Лечение куркумой рака лечение рака куркумой

Мне стало очевидно, что информация, поступающая в сознание людей, проходит своего рода систему фильтрации на предмет соответствия предыдущим представлениям о действительности, и если эта новая информация не соответствует им, то она попросту блокируется. Таким образом, получается, что у большинства людей, поступающая новая информация, если она существенно отличается от их прошлых убеждений, просто не доходит до тех отделов мозга, которые могли бы её воспринять, а затем и оценить. С тех пор я заинтересовался вопросом, почему же так много различных людей имеют такую похожую реакцию и как именно достигается такое поведение?

Несколько лет назад в одном документальном фильме, посвященному анализу поведения людей, я услышал интересную статистику. Оказывается, примерно 87% людей, имеют склонность принимать за достоверное, мнение, данное им от источника власти. Сегодня эта информация передается через СМИ и систему образования. Только 13% людей являются природными скептиками и склонны подвергать сомнению получаемую информацию. Они проверяют её и формируют своё мнение независимо от общепринятого мнения. Истеблишмент прекрасно осведомлен об этом и успешно этим пользуется.

Несмотря на то, что я стал встречать много единомышленников, большинство из них пришли к «просветлению» таким же путем, как и я – избавлением от этих внедренных в подсознание ложных убеждений (программ), мешавших восприятию объективной информации.

Читайте продолжение статьи на портале kramola.info: https://www.kramola.info/vesti/metody.

Музыка взята из бесплатной библиотеки ютуб.

Вся правда о новом “прорыве” в лечении рака

Поделиться:

На днях в журнале “Nature Мedicine” вышла публикация о методе Adoptive T cell therapy, широко освещенная в СМИ и назывемая ими первым в своем роде прорывом в лечении рака.

Как израильский врач, специализирующийся в области лечения новейшими иммунными препаратами, могу сказать, что описанный способ – это лишь один из современных видов персонифицированной иммунотерапии. Я применяю иммунотерапевтические методики около трех лет, практически с момента их появления. И действительно, у меня есть немало пациентов, которых удалось с помощью данного метода ввести в ремиссию. Причем даже тех из них, которые находились на четвертой, терминальной стадии рака.

Постараюсь коротко и простым языком описать прорыв, произошедший в данной области.

Многие десятилетия одним из основных способов неоперативного лечения онкологических заболеваний являлась химиотерапия. Но проблема в том, что данный метод оказывает влияние на весь человеческий организм, уничтожая не только раковые, но и здоровые клетки. Отсюда как пример, выпадение волос при лечении химиотерапией.

Примерно пятнадцать лет назад произошел первый прорыв в онкологии – биологические препараты. Революционность их заключалась в том, что лекарства эти действовали точечно – уничтожая только генетически измененные раком клетки организма и не затрагивая при этом здоровые клетки.

А около четырех лет назад в клиническую практику вошли препараты иммунотерапии, действующие по иному принципу: эти лекарства обучают и мобилизуют иммунную систему больного на борьбу с раковыми клетками. Раковая опухоль – это вышедшая из-под контроля группа клеток, имеющая сбой в ДНК, которой удается замаскироваться и стать невидимой для иммунной системы. Важно понимать, что в обычном режиме человеческий иммунитет умеет бороться с одиночными раковыми клетками, постоянно возникающими в организме. Иммунотерапевтические препараты снимают “маскировку” с раковых образований, давая команду «фас» иммунной системе, которая начинает уничтожать опухоль во всем организме, включая удаленные метастазы. При этом не причиняя вреда здоровым клеткам. Базируясь на данном принципе были создны такие прорывные препараты, как Ервой, Кейтруда и Опдиво – первое поколение иммунотерапии.

И самое главное, что данный метод в связке с недавно появившимися генетическими тестами открыл эру полноценной персонализированной медицины, когда лечат не болезнь в общем, а подбирают лекарство для конкретного вида рака конкретного человека, в соответствии с обнаруженной у него генетической мутацией.

И вот, в Августе 2017-го года впервые в истории управлением США по контролю за лекарственными препаратами (FDA) было сертифицировано клиническое использование препарата генной терапии для лечения рака крови. Цитируя главу FDA: «Мы перешагнули порог в новую эру медицины, где возможно перепрограммирование на генном уровне клеток больного таким образом, что они начинают уничтожать раковые клетки».

К слову, данный метод, названный CAR-T был изобретен израильским ученым Зелигом Эшхаром. Принцип действия протокола таков: из крови пациента изымаются Т-лимфоциты (клетки иммунной системы), и отправляются в лабораторию, где в них внедряют ген рецептора. Вооруженный таким образом Т-лимфоцит, вернувшись к своему хозяину-пациенту, присоединяется к раковой клетке, уничтожая ее, не влияя при этом на здоровые клетки, как, это делает химиотерапия. Каждая модифицированная клетка Т-лимфоцита способна убивать до 100 000 раковых клеток.

С тех пор, меньше чем за год, данный метод генной иммунотерапии стал применяться для лечения многих других заболеваний. Причем не только онкологиических. Подробнее я пишу об этом здесь.

А что касается широко освещаемого в пресcе нового метода Adoptive T cell therapy, то принцип его работы таков: из опухоли пациента изымаются Т-лимфоциты (клетки иммунной системы), после чего по особой технологии отбираются те из них, которые способны видеть 4 основные мутации данной опухоли. Затем в лаборатории эти клетки разможают и активируют, после чего возврашают в организм пациента, где они начинают “охоту” за раковыми клетками. Что и приводит к излечению.

Таким образом, как я уже сказал, метод, опубликованный в журнале “Nature Мedicine”, можно причислить ко второму поколению иммунотерапии.

Возможно ли применение этого метода в России?

Если речь идет об уже применяющихся в кличнической практике методах, разрешенных американским, либо европейским регулятором, (как, например, метод CAR-T, описанный выше), то это лишь вопрос их сертификации в РФ. В случае же методов, находящихся на стадии клинических испытаний, (к их категории относится протокол, опубликованный в журнале “Nature Мedicine)”, то при обращении России к разработчикам, Россия может стать частью базы для клинических исследований, производя их на своей территории и давая безнадежным пациентам возможность участвовать в исследовании, тем самым давая им шанс на излечение. Данная практика принята во многих странах мира.

Я очень рад, что имею возможность не только наблюдать за появлением все новых и новых революционных изменений в медицине, но и немедленно применять их на практике, давая пациентам надежду на жизнь. Особенно тем из них, кто ее уже утратил.

Другие мои статьи о современной медицине можно прочитать здесь.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector