Пембролизумаб: новый стандарт лечения рака головы и шеи

Пембролизумаб: новый стандарт лечения рака головы и шеи

23 января 2020 г. 11:24

Тиосульфат натрия предотвращает ототоксичность, вызванной цисплатином

Исследователи разработали руководство по профилактике ототоксичности у детей и подростков с онкологическими заболеваниями.

21 января 2020 г. 16:35

Новый анализ данных из исследования выживаемости детей после рака показывает снижение ИБС.

17 января 2020 г. 10:48

Новый чип генерирует опухолевые сфероиды и обеспечивает оценку реакции опухолевых клеток на лекарства.

15 января 2020 г. 15:52

Минеральные частицы, содержащиеся в продуктах талька, следует считать потенциально опасными.

Иммунотерапия пембролизумабом как в виде монотерапии, так и в сочетании с химиотерапией предлагает новый стандарт лечения для пациентов с рецидивирующим или метастатическим плоскоклеточным раком головы и шеи.

Пембролизумаб в сочетании с химиотерапией показали лучшую выживаемость по сравнению со стандартной терапией, как для общей группы пациентов, так и для пациентов, опухоли которых были положительными для запрограммированной гибели клеток – лиганд-1 (PD-L1). Монотерапия пембролизумабом также показала значительное улучшение общей выживаемости для пациентов с опухолями, положительными для PD-L1.

«Таким образом, монотерапия пембролизумабом – это новый стандарт лечения, вариант терапии первой линии для пациентов с PD-L1-положительным раком головы и шеи. Пембролизумаб с химиотерапией также является новым вариантом для всех пациентов в независимости от PD-L1», – поясняют исследователи Роберт Л. Ферриса, доктор медицины из Университета Питтсбурга в штате Пенсильвания, и Лиза Лицитрия, доктор медицины из Университета Милана в Италии.

Исследование было представлено на ежегодном собрании Американского общества клинической онкологии. По мнению Фрэнсиса П. Уордена, доктора медицины из онкологического центра Университета Мичигана, пембролизумаб в сочетании с химиотерапией может заменить цетуксимаб с терапией на основе платины и фторурацилом в качестве терапии первой линии при раке головы и шеи.

При этом Винита Норонья из Мемориального онкологического центра Тата в Мумбаи отметила, что полученные данные не дают указаний относительно того, какие пациенты должны получать пембролизумаб отдельно, а какие в сочетании с химиотерапией.

В рандомизированном исследовании KEYNOTE-048 приняли участие 882 участника из 37 стран. Пациенты были разделены на группы в зависимости от экспрессии PD-L1, статуса p16 и состояния работоспособности. Они были случайным образом распределены в соотношении 1:1:1 в одну из трех групп: монотерапия пембролизумабом по 200 мг каждые 3 недели в течение 35 циклов; пембролизумаб 200 мг каждые 3 недели в течение шести циклов в сочетании с платиной и 5-фторурацилом с последующим поддерживающим лечением пембролизумабом 200 мг каждые 3 недели в течение дополнительных 29 циклов; или цетуксимаб в сочетании с платиной и 5-фторурацилом.

Окончательные результаты исследования показали, что монотерапия пембролизумабом улучшала общую выживаемость по сравнению с цетуксимабом с химиотерапией. Пембролизумаб в сочетании с химиотерапией также улучшал общую выживаемость по сравнению с цетуксимабом с химиотерапией в общей популяции пациентов.

Что касается токсичности, побочные эффекты степени 3 и выше имели место у 164 (55%) пациентов в группе, получавшей только пембролизумаб, у 235 (85%) в группе комбинированной терапии и у 239 (83%) в группе цетуксимаба с химиотерапией. События, которые привели к смертельному исходу, произошли у 25 (8%) участников в группе с пембролизумаба, у 32 (12%) в группе комбинированной терапии и у 28 (10%) в группе цетуксимаба с химиотерапией.

«В этом сценарии доступны два новых стандарта для пациентов, что дает возможность адаптировать лечение к клиническим предпочтениям и предпочтениям пациентов, а также к принятию индивидуальных решений», – комментируют исследователи. На основании результатов исследования KEYNOTE-048 биомаркер PD-L1 теперь станет более полезным для выбора терапии для пациентов.

Рекомендуем к прочтению

Лечение рака кожи в Израиле

Лечение рака кожи в Израиле предлагает клинический комплекс Ассута – частный госпиталь, удостоившийся признания пациентов со всего мира. Доступные цены и профессиональные врачи к вашим услугам.

Лечение рака языка в Израиле

Лечение рака языка в Израиле в клинике Ассута проводится с применением передовых методов хирургической практики – абляция, лазер, электрическая коагуляция. При необходимости схема дополнена химией и радиацией.

ЗАЯВКА НА ЛЕЧЕНИЕ

Отправляя форму Вы соглашаетесь с политикой конфиденциальности

Уведомление

Веб-ресурс Mosmedpreparaty.ru предназначен для профессионалов в области здравоохранения и содержит информацию о рецептурных лекарственных препаратах. Ваше присутствие на веб-ресурсе Mosmedpreparaty.ru и ознакомление с его содержимым означает, что вы прочитали пользовательское соглашение и приняли его условия.

«Китруда» подпортит жизнь мелкоклеточному раку легких

Одобрено моноприменение пембролизумаба в рамках терапии третьей линии.

Коротко

  • Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов США (FDA) выдало «Мерк и Ко» (Merck & Co.) разрешение на мононазначение «Китруды» (Keytruda, пембролизумаб) в лечении метастатического мелкоклеточного рака легких (МРЛ), который прогрессировал во время или после платиносодержащей химиотерапии и минимум одной предшествовавшей линии терапии. Регуляторный вердикт вынесен в ускоренном порядке, то есть препарату еще предстоит подтвердить собственную эффективность.
  • Важность появления новых вариантов фармакотерапии мелкоклеточного рака легких абсолютно бесспорна. Медицинская наука проделала гигантскую работу, чтобы сделать исходы немелкоклеточного рака легких (НМРЛ) намного более оптимистичными, однако выживаемость в случае МРЛ почти не улучшилась с далеких 1980-х гг. Заболевание, на долю которого приходится 10–15% всех случаев рака легких, является очень агрессивным: на первоначальное лечение химиопрепаратами платины отвечают 60–80% пациентов, но затем почти всегда случается рецидив, резко ограничивающий выживаемость. Более того, поскольку МРЛ имеет тенденцию протекать бессимптомно, в 70% случаев постановки его диагноза речь идет о распространенной стадии, когда диссеминированность опухолей не позволяет охватить их всех лучевой терапией. При мелкоклеточном раке легких пятилетняя выживаемость вне привязки к стадированию справедлива для 5% пациентов, причем с большой натяжкой.
  • Основной проблемой фармакотерапии мелкоклеточного рака легких является сложность с определением субстратов для таргетной терапии. Да, основными онкодрайверами МРЛ выступают мутации с потерей функций онкосупрессорных генов TP53 и RB1. Однако невозможно нацелить лекарственное средство на белки, которые по сути отсутствуют. И в этом состоит ключевая разница с лечением немелкоклеточного рака легких, для которого выявлено впечатляющее число онкодрайверных мутаций, достаточно легко поддающихся лекарственному таргетированию.
Читать еще:  Рак яичников методы лечения

Подробности

Решение регулятора отталкивалось от промежуточных результатов продолжающихся пакетных клинических исследований KEYNOTE-158 (NCT02628067) и KEYNOTE-028 (NCT02054806) фазы II и Ib (нерандомизированных, открытых, мультикогортных, многоцентровых), которые проверяют пригодность пембролизумаба в случае неоперабельных местнораспространенных и/или метастатических солидных опухолей, не отвечающих на стандартное лечение или при наличии противопоказаний к таковому. Среди изучаемых онкозаболеваний: плоскоклеточная карцинома анальной области, аденокарцинома желчного пузыря, нейроэндокринные опухоли, карцинома эндометрия, плоскоклеточная карцинома шейки матки, плоскоклеточная карцинома вульвы, мелкоклеточная карцинома легкого, мезотелиома, карцинома щитовидной железы, карцинома слюнных желез, а также любые солидные опухоли с высокой микрочастотной нестабильностью (MSI-H).

Первые испытания привлекли пациентов без оглядки на статус опухолевой экспрессии PD-L1, вторые — с положительной опухолевой экспрессией PD-L1 (CPS≥1%).

Был осуществлен объединенный анализ наблюдений в течение медианных 7,7 месяца (0,5–48,7) за пациентами (n=64 и n=19) с неоперабельным мелкоклеточным раком легких, ранее не получавшими иммуноонкологические препараты. Из указанных 83 человек, отобранных для оценки эффективности экспериментального лечения, 64% прошли две линии терапии, а 36% — три и более, при этом 60% получили торакальное облучение, а 51% — лучевую терапию головного мозга.

Моноприменение «Китруды» обеспечило частоту общего ответа (ORR) на уровне 19,3% (n=16/83) [95% ДИ: 11,4–29,4], включая полный ответ (CR) у 2,4% больных (n=2/83), частичный ответ (PR) у 16,9% (n=14/83) и стабилизацию заболевания (SD) у 21,7% (n=18/83).

Медиана длительности ответа (DoR) пока не установлена (4,1 — 35,8+). Из 16 респондентов 94% (n=15/16) сохраняли ответ на лечение на протяжении шести месяцев и дольше, 63% (n=10/16) — 12 месяцев и дольше, а для 56% (n=9/16) ремиссия продолжалась 18 месяцев и дольше.

Медиана общей выживаемости (OS) составила 7,7 месяца (95% ДИ: 5,2–10,1), причем 12- и 24-месячный ее показатель оказался справедливым для 34,3% и 20,7% участников.

Медиана выживаемости без прогрессирования (PFS) вышла к 2,0 месяца (95% ДИ: 1,9–3,4); показатель PFS на протяжении 12 и 24 месяцев отмечен у 16,9% и 13,1% больных.

По мнению отраслевых экспертов, клиническая эффективность пембролизумаба в отношении мелкоклеточного рака легких на распространенной стадии проявилась с необычайной силой, ведь это заболевание, будучи изрядно агрессивным, почти никому не оставляет шансов на сколько-нибудь продолжительную выживаемость. Так, медиана OS при стандартном третьелинейном лечении не превышает 3,8 месяца.

Фармотрасль почти безуспешно пытается найти мало-мальски работающие способы лечения мелкоклеточного рака легких, и здесь весьма показательна хронология одобрения соответствующих препаратов. Так, в 1996 году химиотерапевтический топотекан (topotecan) был дозволен для терапии второй линии. Понадобилось два десятка лет, чтобы «Опдиво» (Opdivo, ниволумаб), блокатор
Подробности ➞

Если говорить об образовавшейся непосредственной конкуренции с «Опдиво», последний обеспечил ORR на уровне 12%, а медиану DoR в пределах 17,9 месяца: у 77% респондентов ответ продолжался не менее шести месяцев, у 62% — двенадцати, у 39% — 18 месяцев. Дальнейшая проверка установила , что второлинейное моноприменение ниволумаба не способствует продлению общей выживаемости.

Комбинация «Опдиво» с «Ервоеем» (Yervoy, ипилимумаб), блокатором CTLA-4, протестированная в клинических исследованиях CheckMate-451 (NCT02538666) фазы III, аналогично не смогла выйти к должной результативности в рамках поддерживающей терапии МРЛ, не прогрессирующего после первоочередной платиносодержащей химиотерапии.

Тем временем испанская «ФармаМар» (PharmaMar) дожидается конца года, чтобы доложить о результатах тестирования нового химиопрепарата «Зепсир» (Zepsyre, лурбинектедин) в его сочетании с доксорубицином в рамках терапии второй линии рецидивирующего МРЛ, не отреагировавшего на платиносодержащую химиотерапию. В клинических испытаниях ATLANTIS (NCT02566993) фазы III (рандомизированных, открытых) комбинация сравнивается со схемой лечения циклофосфамидом/доксорубицином/винкристином (CAV) или топотеканом. Надежда есть, ведь пакетные клинические исследования NCT02454972 фазы II, оценившие второлинейное мононазначение лурбинектедина (n=105), выдали следующие промежуточные результаты: ORR 35,2%, DoR 5,3 месяца, OS 10,8 месяца, PFS 3,9 месяца.

«Мерк и Ко» попробует подавить «Тецентрик» в его первоочередном лечении МРЛ: в конце года будут готовы результаты клинических испытаний KEYNOTE-604 (NCT03066778) фазы III применения пембролизумаба поверх этопозида и платиносодержащего химиопрепарата на выбор (карбоплатина или цисплатина).

Надежду вынашивает «АстраЗенека» (AstraZeneca): к сентябрю ожидается подведение итогов клинических исследований CASPIAN (NCT03043872) фазы III, проверяющих первоочередное назначение PD-L1-блокатора «Имфинзи» (Imfinzi, авелумаб) с опциональным CTLA-4-ингибитором тремелимумабом на фоне этопозида плюс карбоплатин (или цисплатин).

Иммунотерапия рака легких

Лечение рака легких в Израиле эффективно благодаря современным методам лечения. К таким методам относится иммунотерапия. В развитых западных странах этот вид лечения рака постепенно заменяет химиотерапию.

Иммунотерапия помогает иммунной системе обнаруживать и уничтожать раковые клетки. В израильском онкоцентре Ихилов такая терапия применяется в рамках индивидуальных комплексных программ лечения рака легких вместе с хирургией, радиотерапией и химиотерапией. Иммунотерапия при раке легких 4 стадии позволяет израильским специалистам примерно в 1,5 раза повысить выживаемость пациентов по сравнению со странами постсоветского пространства.

Как работает иммунотерапия

В норме иммунная система запрограммирована на уничтожение любых чужеродных клеток, например бактерий, вызывающие различные заболевания. Однако иммунная система не может распознавать клетки раковых опухолей. Дело в том, что рак развивается постепенно: здоровые клетки со временем приобретают ряд мутаций ДНК, что позволяет им уклоняться от иммунной системы.

Различные иммунные препараты действуют по-разному. Одни лекарства запускают естественную реакцию иммунной системы, а другие разрушают раковые клетки, не повреждая здоровые (этим иммунная терапия отличается от химиотерапии, которая разрушает все быстро делящиеся клетки). Есть также иммунные препараты, которые выводят из строя «выключатель» иммунной системы, которые мешает ей атаковать раковые клетки.

Читать еще:  Черный рак яблони: борьба с ним, фото, лечение

Лечение рака легких иммунотерапией позволяет добиться более высоких результатов, чем химиотерапия, и избежать тяжелых побочных эффектов химиопрепаратов.

Иммунные препараты для лечения рака легких

Для терапии рака легких используют целый ряд иммунных препаратов. В их число входят:

  • ипилимумаб
  • бевацизумаб
  • рамуцирумаб
  • ниволумаб
  • пембролизумаб
  • атезолизумаб
  • дурвалумаб
  • кейтруда

Многие из этих препаратов применяются и для лечения других онкологических заболеваний.

Иммунотерапия при раке легких подбирается индивидуально, в соответствии с видом опухоли. В онкоцентре Ихилов планирование такого лечения проводится на медицинском консилиуме. Чтобы определить, какой из препаратов лучше всего подходит для конкретного пациента, команда врачей — онкологов, патологов и других специалистов – должна обсудить результаты обследования больного.

CAR-T-клеточная терапия

Еще одним видом иммунной терапии являются инфузии химерных антигенных рецепторов Т-клеток (CAR-T). Пока что такое лечение доступно только в рамках клинических испытаний. Сначала пациенту проводят специальный анализ, чтобы определить, содержит ли его опухоль определенный белок. После этого у пациента проводят забор крови для получения Т-клеток. Затем полученные Т-клетки генетически изменяются для выработки химерного антигенного рецептора, уникального для конкретной опухоли. Наконец, пациент получает индивидуально изготовленный иммунный препарат, который используется для лечения.

В разработке CAR-T-клеточной терапии принимают активное участие ученые Израиля.

Иммунотерапия мелкоклеточного рака легких

Злокачественные опухоли легких делят на 2 большие группы – мелкоклеточный и немелкоклеточный рак. Мелкоклеточный рак диагностируется в 15% случаев. Он отличается быстрым прогрессированием, ранним образованием метастазов и частыми поражениями головного мозга. Лишь 20-40% пациентов с локализованными стадиями мелкоклеточного рака легких и менее 5% с обширными опухолями живут дольше 2 лет.

В то время как для лечения немелкоклеточного рака легких в последние 20 лет были разработаны новые протоколы, основывающиеся на генетических мутациях опухоли, лечение мелкоклеточного рака не менялось. Лишь в последние 2-3 года в развитых западных странах, включая Израиль, были проведены эффективные клинические испытания новых схем лечения мелкоклеточного рака легких, включающих иммунные препараты. К таким схемам относятся:

  • ниволумаб+ипилимумаб;
  • карбоплатин/этопозид/атезолизумаб;
  • пембролизумаб (Кейтруда).

Инновационное иммунное лечение мелкоклеточного рака легких можно пройти и в онкоцентре Ихилов.

В сентябре 2015 года я почувствовала комок в левой груди. Я не паникер, но я знала, что это может значить. У меня была назначена встреча через месяц с моим акушером-гинекологом, поэтому сначала я подумала, что подожду и поговорю об этом со своим врачом.

У меня была маммография всего шесть месяцев назад. Но после изучения информации в интернете, я поняла, что для безопасности нужно встретиться с врачом раньше.

За пять лет до того, как мне поставили диагноз, я тренировалась четыре раза в неделю и была в отличной форме. Друзья заметили, что я сильно похудела, но я просто думала, что это связано с моим активным образом жизни. В это время у меня постоянно были проблемы с желудком. Мои врачи рекомендовали безрецептурные препараты.

В течение месяца у меня также была постоянная диарея. Мои врачи не нашли ничего плохого.

В начале 2016 года я воспользовалась советом врача и сделала колоноскопию. Я никогда этого не делала до этого. Мой доктор показал мужу, и мне изображение толстой кишки. На изображении были видны два полипа. Врач указал на первое место на моей толстой кишке, заверив нас, что беспокоиться не о чем. Затем он указал на другое место и сказал нам, что, по его мнению, есть подозрение на рак. Во время процедуры он сделал биопсию, и ткань была проанализирована.

В 2011 году у меня начался кислотный рефлюкс. Это было неудобно и тревожно, поэтому я пошел к нашему семейному врачу для обследования. Во время визита он спросил меня, когда я в последний раз проверял свой антиген пса, рутинный тест, который многие мужчины делают, чтобы проверить возможные признаки рака простаты. Прошло около трех лет с тех пор, как я делал этот тест, поэтому он добавил его к моему визиту в тот день.

Моя история начинается с онемения. Однажды в 2012 году три пальца на моей левой руке внезапно потеряли чувствительность. Я сразу же записался на прием к врачу. К тому времени, когда врач меня смог принять, уже все прошло, но жена убедила меня все-таки пойти на консультацию. У меня был рентген, чтобы увидеть, есть ли какие-либо признаки повреждения позвоночника, возможно, от вождения грузовика. Когда на пленке появились какие-то.

Зимой 2010 года, когда мне было 30 лет, я почувствовала внезапную боль в правом боку. Боль была резкой и началась без предупреждения. Я сразу же отправилась в ближайшую больницу.

Врач получил результаты моего анализа крови, и он увидел, что мой уровень лейкоцитов был чрезвычайно повышен. Врач и другие, кто видел эти результаты, были встревожены и попросили гинеколога по вызову приехать ко мне сразу же.

Около трех лет я боролся с прерывистым кашлем. Он появлялся зимой и исчезал к весне, а потом я забывал о нем. Но осенью 2014 года это произошло раньше. В октябре моя жена позвонила местному пульмонологу. Первая встреча нам назначили через три месяца.

. В онкоцентре Ихилов мы встретились с торакальным хирургом. Решили полностью удалить узелок.

Новая эра: иммунотерапия при раке легких оказалась эффективнее химиотерапии

Ирина Навольнева Июн 06, 2018

Исследование, в котором приняла участие Украина, вошло в пятерку лучших на международном конгрессе ASCO-2018 в Чикаго.

Ежегодный конгресс Американского общества клинической онкологии (ASCO) в Чикаго — один из крупнейших в мире. Именно здесь ученые и медики презентуют результаты новейших исследований. В этом году в Чикаго собралось около 30 000 онкологов. Из 6 500 научных работ, представленных на ASCO-2018, научный оргкомитет выбрал пять лучших — результаты этих исследований, по мнению экспертов, в перспективе смогут изменить схемы лечения онкологических заболеваний.

Читать еще:  Лечение рака ветеринарными средствами

В пятерку самых важных вошла работа, участие в которой приняла Украина — соавтором исследования KEYNOTE-042 стал заведующий кафедрой онкологии и медрадиологии Днепропетровской медицинской академии (ДМА), доктор медицинских наук, профессор Игорь Бондаренко.

Возможный прорыв в лечении рака легких

Согласно результатам исследования, в котором также участвовали специалисты из США, Китая, Латвии, Польши, Южной Кореи, Бразилии, Таиланда и Японии, иммунотерапия пембролизумабом (торговое название — Keytruda) при немелкоклеточном раке легких более эффективна, чем химиотерапия. Пациенты, принимавшие пембролизумаб, жили на 4–8 месяцев дольше, чем те, кто принимал химию. Кроме того, первые реже сталкивались с серьезными побочными эффектами — 17,8% против 41% у больных на химиотерапии.

Раньше стандартной терапией для пациентов с немелкоклеточным раком легких без драйверных мутаций была химиотерапия. Согласно результатам предыдущего крупного исследования эффективности иммунотерапии при раке легких KEYNOTE-024, пембролизумаб значительно улучшает показатели выживаемости без прогрессии (PFS, продолжительность от начала исследования до появления признаков прогрессии или смерти) и общей выживаемости (OS, промежуток времени от начала лечения или постановки диагноза до смерти пациента) по сравнению с химиотерапией в качестве терапии первой линии у пациентов с метастатическим немелкоклеточным раком легких.

Комбинация новых веществ, включая таргетную терапию и иммунотерапию, помогает пациентам жить дольше

KEYNOTE-042 — самое крупное сегодня рандомизированное клиническое исследование эффективности пембролизумаба. В нем приняли участие 1 274 пациента с локализованным и метастатическим немелкоклеточным раком легких — в том числе из Украины. Часть из них принимала пембролизумаб, часть — химиотерапию в разных сочетаниях.

«В последние годы мы видим, что комбинация новых веществ, включая таргетную терапию и иммунотерапию, помогает пациентам жить немного дольше. Но нас ждет еще очень много работы в этом направлении», — отметил ведущий соавтор исследования, доктор медицинских наук, специалист из О нкологического центра Сильвестр при Университете Майами (США) Жильберту Лопес, представляя результаты исследования на пленарной сессии ASCO 3 июня.

Как работает иммунотерапия

Пембролизумаб — действующее вещество на основе моноклональных антител , одобренное Управлением по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов США (FDA) в 2017 г. Это первое разрешенное FDA лекарство от рака, влияющее на опухолевые клетки в зависимости от их генетического статуса (произошедших в них мутаций), а не от типа тканей или расположения опухоли.

Пембролизумаб, попав в организм человека, связывается с белком PD-1 и блокирует его действие. Этот белок отвечает за подавление иммунного ответа в тех случаях, когда он вреден для организма — например, при беременности, чтобы не отторгался плод. Простыми словами — он «держит на поводке» Т-лимфоциты, не давая им бороться с «хорошими» клетками.

Плоскоклеточная карцинома легкого
Фото: Nephron

Раковые же клетки за счет мутаций могут вырабатывать PD-1 в огромных количествах — так они обманывают организм и спасаются от атак Т-лимфоцитов. Пембролизумаб позволяет отключить защитное действие белка PD-1 — иммунная система начинает распознавать мутировавшие раковые клетки и натравливает на них Т-лимфоциты. То есть препарат не уничтожает сам рак — он помогает организму человека самостоятельно бороться с раковыми клетками.

Эксперт ASCO доктор медицинских наук Джон Хеймак, комментируя результаты исследования, отметил, что они могут стать поворотным моментом для пациентов с немелкоклеточным раком легких. «Эра, когда химиотерапия была единственным выходом для пациентов с немелкоклеточным раком легких, подходит к концу. Иммунотерапия станет для подавляющего большинства таких пациентов терапией первой линии. И результаты этого исследования — огромный прогресс для них», — заявил Джон Хеймак.

Перспективы иммунотерапии при раке легких в Украине

Производство моноклональных антител, которые нарабатывают в лабораторных мышах, — очень дорогая технология. Сегодня 50 мг пембролизумаба обойдутся в более чем $2 600 (в украинских аптеках стоимость препарата варьирует от 110 000 до 120 000 грн).

По словам кандидата медицинских наук, доцента, врача-онколога высшей категории, сотрудника кафедры онкологии и медицинской радиологии ДМА Виктора Завизиона, именно высокая стоимость пембролизумаба — главная проблема. Но коллега днепровского профессора Игоря Бондаренко, ставшего соавтором KEYNOTE-042, согласен с зарубежными экспертами в вопросе значения этого исследования.

«Это и правда прорыв в онкологии, подтвержденный клиническими исследованиями. Он заключается в том, что мы без химиопрепаратов, мобилизуя иммунную систему, демаскируем опухоль. Она становится узнаваемой для иммунокомпетентных клеток — в результате лимфоциты инфильтрируют и уничтожают опухоль», — прокомментировал Виктор Завизион.

За последние два года в центре химиотерапии в Днепре иммунотерапию получили 170 человек

Сам же руководитель центра химиотерапии кафедры онкологии и медицинской радиологии ДМА на базе 4-й клинической больницы Днепра, врач-онколог высшей категории, профессор Игорь Бондаренко относительно перспектив иммунотерапии в Украине настроен более оптимистично. По его словам, с 2002 г. на базе клиники, которую он возглавляет, были проведены 340 международных клинических исследований. И KEYNOTE-042 — самое успешное из них.

Специалист уверен, что украинские пациенты должны и могут получать доступ к инновационным методам лечения, прежде всего через международные клинические исследования. Это позволит в дальнейшем успешно применять инновации в клинической практике. Так, за последние два года в центре химиотерапии в Днепре иммунотерапию получили 170 человек. По словам Игоря Бондаренко, сегодня пять крупных зарубежных компаний продвигают новейшие иммунные препараты — все они используются в клинических исследованиях на базе клиники, которой он руководит.

«Девиз нашей клиники: „Технологии будущего — сегодня“, — рассказал „Дому инноваций“ Игорь Бондаренко. — И сейчас у нас открыты 36 международных клинических исследований при 22 онкологических заболеваниях».

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector