Лечение рака: новейшие методы

Лечение рака: новейшие методы

«Во что вы вложили бы деньги, если бы собралась инвестировать? Может стоит вкладываться не в криптовалюты, а в лекарства от рака?»

Мы уже писали о том, как гены люциферазы пытаются встроить в геном растений и создать светящиеся растения, как в фильме «Аватар». В этой статье мы расскажем о возможности применения люциферазы и других инновационных технологиях, применяемых в диагностике и лечении онкологии.

1. Люминисценция. Метастазы рака заставляют светиться. Фотодинамическая терапия

Итак, ученые уже много лет проводят эксперименты не только над растениями. Свойства люциферазы и других генов, белков, ферментов или веществ (например, 5 – аминолевулиновой кислоты), способных давать люминисценцию активно исследуются для выявления новых методов диагностики и лечения рака уже более десяти лет.

Чем полезен «светящийся» рак:

    Флуоресцентные нанозонды. Сегодня большинство операций по удалению опухолей и метастазов очень травматичны, т.к. не всегда можно визуализировать, где заканчивается опухоль и начинается здоровая ткань. В 2017 году профессор химии Хайинь Лю (Haiying Liu) из Мичиганского технологического университета (Michigan Technological University) нашел способ заставить клетки светиться так, что рак в буквальном смысле стало видно. Благодаря антителам, которые крепятся только к раковым клеткам, злокачественные опухоли светятся в около-инфракрасном диапазоне — другие ткани светятся зеленым или синим цветом. Этот же метод может позволить хирургу убедиться, что все клетки опухоли действительно удалены и не был пропущен ни один метастаз.

​Помимо диагностики и лечения онкологии, разрабатываемые нанозонды могут применяться для диагностики других инфекционных, воспалительных, иммунных заболеваний и для адресной доставки лекарственных препаратов. Например, если вы заболели, вы принимаете антибиотики, которые накапливаются в тканях всего организма, убивая в том числе и полезные бактерии, негативно влияя на печень и другие внутренние органы. При помощи новых технологий лекарство будет доставляться только в участок инфекции или воспаления. Не влияя на здоровые ткани и органы. Российские и корейские ученые в Национальном исследовательском ядерном университете МИФИ совместно с Пхоханским университетом науки и технологии уже работают в этом направлении.

Фотодинамическая терапия опухолей. Методика биолюминесцентного разрушения клеток рака, находящаяся в экспериментальной фазе. Она заключается в трансформации опухолевых клеток, так что они получают как фотосенсибилизирующий ген, так и «светящийся» ген люциферазы. Фотосенсибилизация реагирует на люминесценцию таким образом, ученые пытаются заставить раковые клетки совершить что-то вроде самоубийства.

В 2012 году нижегородские ученые запатентовали метод. Этот метод опробован на мышах. Возможно, этот метод получит широкое применение через несколько лет. Патент на этот метод был получен в 2012 году, а как показывает мировая практика, от разработки до внедрения метода в применение проходит около 10 лет. Исследования и диагностика. Здесь можно прочитать подробнее и посмотреть фотогорафии примеров использования люциферазы для визуализации раковых опухолей до и после облучения на лабораторных мышах (исследование белка и получение патента) http://www.niipfm.nizhgma.ru/bioimidjing/uspeh/

  • Подсветка раковых клеток при помощи вирусов-мутантов. Эндрю Браун и его команда создали генетически модифицированный вирус герпеса, который заражает только клетки опухоли. Этот вирус окружен клетками люциферазы, которая позволяет зараженной опухоли светится. Если метод докажет свою эффективность вирусы повсеместно будут применяться для визуализации опухоли вместо томографов.
  • 2. Генная терапия и вирусы

    Иммунитет человека может бороться с онкологией сам. Но почему же этого не происходит? Дело в том, что рак, маскируется под нормальные, здоровые клетки человека, поэтому иммунитет его не распознает. Например, у раковых клеток больных лейкемией на поверхности есть белок CD19, который маскирует злокачественные клетки под нормальные, и они остаются незамеченными для иммунитета человека. Ученые нашли способ добавить к лимфоцитам больных гены рецепторы CD19 и вернут измененные клетки в организм больных лейкемией при помощи обезвреженных ретровирусов, обладающих способностью встраиваться в ДНК человека. Потерявшие маскировку раковые клетки были атакованы модифицированными лимфоцитами. 90% испытуемых, больных тяжелой формой лейкемии пошли на поправку.

    Лекарства для генной терапии в России тоже были придуманы. Например, препараты АнтионкоРАН-М и АнтионкоРАН-F, добавляют 2 гена: один убивает злокачественные клетки, а другой стимулирует иммунитет. На продолжение исследований нужно порядка 150 млн. рублей. Исполнительный директор компании-разработчика «Генная химия» Максим Кокшаров в интервью призывает вкладываться не в биткоин, а в лекарство от рака.

    Активно изучаются возможности использования вирусов для генной терапии:

    не вызывает защитного ответа в раковых клетках

    способен переносить длинные последовательности «встроенных» генов

    Новый препарат от рака — прорыв российской фармацевтики?

    Лента новостей

    Все новости »

    Лекарство, разработанное компанией BIOCAD, успешно прошло две фазы клинических испытаний. По словам главы Минздрава Вероники Скворцовой, препарат показал «фантастический результат по устранению метастазирующих меланом»

    Читать еще:  Лечение рака печени 4

    Фото: Stefan Wermuth/Reuters –>

    Минздрав заявил об успешном испытании российского препарата от рака. Сейчас проходит вторая фаза испытаний. Это первый отечественный препарат, который показал «фантастический результат по устранению метастазирующих меланом», заявила глава Минздрава Вероника Скворцова каналу «Россия 24».

    «Мы в числе самых передовых стран мира научились делать таргетные, то есть точечные препараты для блокады развития той или иной опухоли», — сказала министр. Препарат носит название PD-1. По словам Скворцовой, в дальнейшем он может получить другое торговое наименование. Лекарство разработала российская фармацевтическая компания BIOCAD.

    Если дальнейшие испытания пройдут так же успешно, можно будет говорить о настоящем прорыве в отечественной фарминдустрии, считает руководитель отдела лекарственного лечения опухолей Московского научно-исследовательского онкологического института имени Рогачева Николай Жуков.

    Николай Жуков руководитель отдела лекарственного лечения опухолей Московского научно-исследовательского онкологического института имени Рогачева «Это препарат, который настраивает иммунную систему на то, чтобы атаковать опухоль. Это препарат, относящийся к группе иммунотерапии. Таких препаратов в мире уже есть достаточное количество, зарегистрировано для клинического применения как минимум три зарубежных препарата из этого класса. Но наша отечественная компания BIOCAD пошла нетипичным для нашей страны путем: она не стала делать копию чьих-то разработок, это не дженерик, не биоаналог, это своя оригинальная молекула, разработанная с нуля. Да, они не открыли этот путь, класс препаратов был открыт другими, но они разработали собственный препарат, относящийся к этому классу, и он прошел через первую фазу — самые ранние испытания, которые проводятся на пациентах, не имеющих других шансов не просто на какое-то продление жизни, а даже на вменяемый противоопухолевый эффект, и любой противоопухолевый эффект считается успехом. Если он действительно покажет и подтвердит свою эффективность, для нашей страны это действительно будет прорыв, потому что зарубежные препараты из этого класса стоят баснословных денег, они не будут доступны для отечественных больных. Конечно, это революционная группа препаратов».

    Во время первой фазы испытаний производитель только проверяет безопасность своего препарата, на второй — подбирает дозу, и только третья фаза испытаний может доказать его эффективность. Сейчас проходит только вторая, поэтому говорить о прорыве пока слишком рано, разочарования уже были, говорит директор Института экономики здравоохранения НИУ ВШЭ Лариса Попович.

    Лариса Попович директор Института экономики здравоохранения НИУ ВШЭ «Если это только вторая или даже первая стадия испытания, то еще очень-очень далеко до выхода. На первой стадии на добровольцах смотрят безопасность, на второй — терапевтический эффект, и только третья стадия позволяет сравнить препарат с аналогичными. Хорошо, что у нас происходит поиск новых молекул, и очень хочется верить, что этот препарат действительно даст эффект, но на этих стадиях говорить о перспективах, мне представляется, рано. Даже если до клиники или на первом этапе он показывает революционные эффекты, к сожалению, зачастую бывает, что по параметрам безопасности, эффективности либо токсичности потом приходится снимать препарат с дальнейшего исследования. Очень много было таких претендентов на революцию, но революций в фармацевтике сейчас случается мало. Хочется верить, что он будет революционным, я оптимист».

    По информации Минздрава, за последние десять лет число больных раком в России выросло на 18%. В настоящий момент от онкологических заболеваний страдают около 3 миллионов россиян.

    Новый препарат российского производства – эффективная и безопасная помощь противораковому иммунитету

    Российская компания Биокад разработала лекарство, которое возвращает организму человека возможность самостоятельно бороться с раком на любых стадиях заболевания. Препарат уже и прошел первый этап клинических испытаний. Их результаты оказались по-настоящему революционными.

    Актуальность вопроса

    Поиски эффективной и безопасной альтернативы разрушительному действию химиопрепаратов ведутся в различных направлениях. Одно из самых перспективных – активация естественного противоракового иммунитета, способного справиться с грозным заболеванием, не нанося организму какого-либо вреда.

    У молодого и здорового человека иммунитет успешно выполняет свои задачи, однако с возрастом и под действием неблагоприятных факторов внешней среды его возможности снижаются. Вернуть иммунной системе способность эффективно работать позволяют иммуномодуляторы.

    Однако оказалось, что раковые опухоли умеют ставить препятствия на пути иммунной защиты. И ученые приступили к поиску лекарственных средств, способных эти препятствия убрать или ослабить. Одним из результатов поисков стало создание препаратов на основе белковых компонентов, блокирующих особые типы рецепторов определенных форм лимфоцитов – PD-1.

    В настоящее время на западе имеется два разрешенных к применению лекарства с таким действием – Пембролизумаб производства фармацевтического концерна MSD и Ниволумаб производства Bristol-Myers Squibb.

    В 2011 году курс лечения Пембролизумабом был проведен бывшему американскому президенту, 90-летнему Джимми Картеру, у которого диагностировали меланому 4 стадии. Результаты лечения были феноменальными: врачам не только удалось замедлить развитие опухоли, но и полностью вылечить от рака статусного пациента.

    Читать еще:  Последствия лечения рака яичек

    Специалисты Biocad создали лекарство с аналогичным принципом действия, которое лучше работает и, по словам гендиректора компании Дмитрия Морозова, будет стоить на порядок дешевле.

    Как рак может обмануть противораковый иммунитет

    Наша естественная противораковая защита отличается избирательным действием. В том числе, благодаря наличию специальных сигнальных систем, особые клетки «белой крови», называемые Т-лимфоцитами или Т-клетками, способны распознавать раковые клетки и запускать механизмы, направленные на их уничтожение.

    Однако многие виды рака могут нейтрализовать действие Т-клеток, выделяя большое количество белков PD-L1 и PD-L2. Эти белки накапливаются на поверхности злокачественных клеток и «маскируют» их под клетки здоровых тканей, вступая во взаимодействие с рецепторами PD-1, расположенными на поверхности Т-лимфоцитов. Чем больше раковая клетка выделяет таких белков, тем меньше шансов у иммунитета и больше – у рака.

    Как действуют Пембролизумаб, Ниволумаб и их российский аналог

    Все три лекарственных препарата созданы на основе так называемых моноклональных антител, получаемых с помощью генной инженерии. Эти антитела блокируют рецепторы PD-1, препятствуя их соединению с вырабатываемыми опухолью белками и, таким образом, не позволяя раку «усыпить бдительность» иммунной системы.

    Объективные преимущества отечественного лекарства

    Как уже говорилось выше, российский препарат будет ощутимо дешевле, что немаловажно с учетом высокой стоимости курса лечения западными аналогами (от $120 000 и более). Однако это не единственное достоинство отечественной разработки.

    В препарате компании Биокад, как и в Ниволумабе, в качестве действующего вещества используются «гуманизированные» антитела, в которых белки лабораторной мыши заменены белками человека. Пембролизумаб же создан на основе мышиных антител, поэтому его применение связано с высоким риском индивидуальной непереносимости.

    Новое российское лекарство не только безопаснее Пембролизумаба, но и эффективнее Ниволумаба. Это подтверждается результатами доклинических и первых клинических испытаний, а также огромным интересом иностранных фармацевтов и онкологов к технологии, разработанной специалистами Биокад.

    На недавно прошедшем международном конгрессе создатели Ниволумаба заявили о том, что применение их препарата позволяет достичь ремиссии у 30-40% больных с меланомой (раком кожи), что в два раза превышает выживаемость после лечения по традиционным схемам. Терапия российским препаратом позволит еще больше увеличить этот процент.

    На что можно надеяться и когда новое лекарство появится на вооружении российских онкологов

    Уникально высокая активность препарата в отношении меланомы кожи уже подтверждена завершившимися клиническими испытаниями. В настоящее время (начало 2017 года) оценивается его эффективность при лечении больных с раком желудка и легкого.

    Производство иммунопротектора в промышленных масштабах и его внедрение в клиническую практику начнется в 2018 году. Министерство здравоохранения РФ заверило, что в первую очередь лекарством обеспечат российских граждан. Лишь после удовлетворения нужд отечественной онкологии будут рассматриваться варианты сотрудничества с западными фирмами, которые заинтересованы в нем уже сейчас. В частности, по словам В. Скворцовой, к созданию совместного производства готовы японские специалисты.

    Разумеется, новое лекарство не станет панацеей. Так, например, если естественный иммунитет ослаблен, то его возможностей может попросту не хватить для успешной борьбы с новообразованием, даже если рак останется «без маски». Кроме того, не все злокачественные опухоли активно выделяют белки, блокирующие рецепторы PD-1.

    Однако появление очень эффективного и безопасного лекарственного средства, не только не убивающего иммунитет, но и облегчающего его работу, – безусловный прорыв российских ученых и еще один шаг в правильном направлении.

    В России создали лекарство от рака и проверили его в космосе

    В Государственном научно-исследовательском институте особо чистых препаратов Федерального медико-биологического агентства (ФМБА) России завершаются доклинические испытания «Белка теплового шока» — лекарства, которое может совершить революцию в онкологии. Это принципиально новое средство для лечения злокачественных опухолей, полученное с помощью биотехнологий. Ученые предполагают, что оно поможет людям с неизлечимыми сегодня опухолями. Успех в создании препарата был достигнут с помощью космического эксперимента. Об этом корреспонденту «Известий» Валерии Нодельман рассказал замдиректора института по научной работе, член-корреспондент РАН, доктор медицинских наук, профессор Андрей Симбирцев.

    — Что является основным действующим веществом нового лекарства от злокачественных образований?

    — Наш препарат имеет рабочее название «Белок теплового шока» — по основному действующему веществу. Это молекула, которая синтезируется любыми клетками организма человека в ответ на различные стрессорные воздействия. О ее существовании ученые знали давно. Первоначально предполагалось, что белок может только защищать клетку от повреждения. Позже выяснилось, что помимо этого он обладает уникальным свойством — помогает клетке показывать свои опухолевые антигены иммунной системе и тем самым усиливает противоопухолевый иммунный ответ.

    Читать еще:  Плоскоклеточный рак влагалища лечение

    — Если организм вырабатывает такие молекулы, почему же он сам не справляется с раком?

    — Потому что количество этого белка в организме минимально. Его недостаточно для достижения терапевтического эффекта. Также невозможно просто забрать эти молекулы из здоровых клеток, чтобы ввести в больные. Поэтому была разработана особая биотехнология по синтезированию белка в количестве, необходимом для создания препарата. Мы выделили ген человеческой клетки, который отвечает за производство белка, и клонировали его. Затем создали штамм-продуцент и заставили бактериальную клетку синтезировать человеческий белок. Такие клетки хорошо размножаются, что позволило нам получить неограниченное количество белка.

    — Ваше изобретение состоит в создании технологии получения «Белка теплового шока»?

    — Не только. Мы также смогли изучить его структуру, расшифровать механизм противоопухолевого действия на молекулярном уровне. ФМБА обладает уникальной возможностью проводить медицинские исследования с помощью космических программ. Дело в том, что для рентгеноструктурного анализа действия белка необходимо сформировать из него сверхчистый кристалл. Однако в условиях земного притяжения получить его невозможно — белковые кристаллы растут неравномерно. Родилась идея вырастить кристаллы в космосе. Такой эксперимент был проведен в 2015 году. Мы упаковали сверхчистый белок в капиллярные трубочки и отправили их на МКС. За шесть месяцев полета в трубочках сформировались идеальные кристаллы. Они были спущены на землю и проанализированы в России и Японии (там есть сверхмощное оборудование для рентгеноструктурного анализа).

    — А эффективность препарата уже доказана?

    — Мы провели опыты на мышах и крысах, у которых развивались меланомы и саркомы. Курсовое введение препарата в большинстве случаев приводило к полному излечению даже на поздних стадиях. То есть уже можно с уверенностью сказать, что белок обладает необходимой для лечения рака биологической активностью.

    — Почему вы думаете, что «Белок теплового шока» поможет не только при саркоме, но и при других видах злокачественных образований?

    — В основе нового препарата — молекула, которая синтезируется всеми видами клеток. Никакой специфичности у нее нет. На другие виды опухолей препарат будет действовать благодаря этой универсальности.

    — Нужно ли будет для создания препарата каждый раз отправлять белок в космос?

    — Нет. Создание кристалла в невесомости требовалось только для научного этапа разработки препарата. Космический эксперимент лишь подтвердил, что мы на правильном пути. А производство будет исключительно земным. Собственно, мы уже изготавливаем препарат на производственных участках НИИ. Он представляет собой раствор белка, который можно вводить пациентам. Мышам мы вводим его внутривенно. Но, возможно, во время клинических испытаний найдем более эффективные подходы — например, оптимальной может оказаться адресная доставка белка в опухоль.

    — Есть ли побочные эффекты у нового препарата?

    — Пока никаких проблем не выявлено. Во время тестирования «Белок теплового шока» не проявил токсичности. Но окончательно мы сможем сделать вывод о полной безопасности препарата только после завершения доклинических исследований. На это потребуется еще год.

    — И потом вы сможете начать клинические испытания?

    — Это целиком зависит от того, удастся ли нам найти источник их финансирования. На доклинический этап мы получили грант от Министерства образования и науки. Клинические исследования стоят очень дорого — около 100 млн рублей. Обычно они проводятся на условиях софинансирования: находится частный инвестор, который вкладывает средства, а государство возвращает 50% в случае успешного завершения. Мы рассчитываем на поддержку Минпромторга или Минздрава.

    — А частный инвестор уже найден?

    — Нет. Нам предстоит большая работа с его поисками. Можно было бы предложить японцам выступить инвесторами, но хочется начать с России, так как это отечественная разработка. Будем стучаться во все двери, потому что препарат уникальный. Мы стоим на пороге открытия совершенно нового средства лечения рака. Оно позволит помочь людям с неизлечимыми опухолями.

    — Ведутся ли подобные разработки за рубежом?

    — Мы слышали о попытках получить препарат «Белка теплового шока» в разных странах. Такие работы ведутся, например, в США, Японии. Но пока никто не опубликовал их результаты. Я надеюсь, что сейчас мы опережаем в этом вопросе зарубежных коллег. Главное — не остановиться на этом пути. А это может случиться только по одной причине — из-за нехватки финансирования.

    — Когда реально, при всех благоприятных обстоятельствах, человечество сможет получить лекарство от рака?

    — Полные клинические испытания обычно проходят два-три года. К сожалению, быстрее не получится — это серьезное исследование. То есть с учетом финальной стадии доклинических исследований пациенты получат новое лекарство через три-четыре года.

    Ссылка на основную публикацию
    Adblock
    detector