Нобелевскую премию вручили за лечение рака

Нобелевскую премию вручили за лечение рака

В Стокгольме объявили лауреатов Нобелевской премии в области физиологии и медицины. В этом году премии удостоились ученые -иммунологи Джеймс Эллисон и Тасуку Хондзё за открытие терапии рака путем активации иммунного ответа.

Награду в области физиологии и медицины присуждает Королевский Каролинский медико-хирургический институт Стокгольма. В его Нобелевскую ассамблею входит 50 человек. Прямая трансляция объявления победителя велась на сайте Нобелевского комитета.

Джеймс Эллисон — иммунолог и специалист по иммунотерапии рака, профессор Онкологического центра им. М.Д.Андерсона Техасского университета. Тасуку Хондзё — иммунолог, лауреат множества премий, в настоящее время работает в Киотском университете.

Эллисон и Хондзё разработали принципиально новый подход к терапии рака, отличный от существовавших ранее радиотерапии и химиотерапии, который известен как «ингибирование чекпойнтов» клеток иммунитета. Их исследования посвящены тому, как устранить подавление активности клеток иммунной системы со стороны раковых клеток, уточняет N+1.

Ранее Хондзё обнаружил белок в клетках иммунной системы, который можно использовать для предотвращения развития рака. Ученый открыл рецептор PD-1 (Programmed Cell Death Protein-1) на поверхности лимфоцитов, активация которого приводит к подавлению их активности. Его коллега Джеймс Эллисон, в свою очередь, выявил еще один компонент иммунной системы, который сдерживает механизм иммунного ответа. Американский ученый впервые показал,что антитело, блокирующее ингибиторный комплекс CTLA-4 на поверхности Т-лимфоцитов, введенное в организм животных с опухолью, приводит к активации противоопухолевого ответа и уменьшению опухоли.

Открытия этих ученых заложили базу для эффективной терапии онкологических заболеваний — с 2010 года стали появляться препараты на ее основе, передает «Интерфакс».

Победители прошлого года

В 2017 году Нобелевскую премию по физиологии и медицине присудили ученым из США Джеффри Холлу, Майклу Розбашу и Майклу Янгу за изучение молекулярных механизмов, регулирующих циркадные ритмы организма, говорится на сайте Нобелевского комитета.

Циркадными ритмами называют суточные колебания различных параметров организма, характерные практически для всех живых существ. Исследователи независимо друг от друга открыли на плодовой мушке Drosophila melanogaster ген и белок period, концентрация которого колеблется с периодичностью 24 часа и определяет работу «биологических часов» животного.

«Нобелевская неделя» без литературы

С вручения премии по физиологии и медицине стартовала «нобелевская неделя», она пройдет с 1 по 8 октября. Во вторник, 2 октября, станет известен лауреат в области физики, 3 октября — химии. Лауреата премии мира огласят в пятницу, 5 октября. Премию по экономическим наукам памяти Альфреда Нобеля, учрежденную с 1969 года Банком Швеции, присудят 8 октября.

В этом году в Стокгольме огласят имена четырех из пяти нобелевских лауреатов. Нобелевский комитет решил не присуждать Нобелевскую премию по литературе и перенес ее вручение на 2019 год. Такое решение было принято из-за скандала в Шведской академии с обвинениями в сексуальных и финансовых злоупотреблениях, в результате которого из организации ушли шесть ее членов. Ситуация, в которой вручение премии по литературе перенесли из-за скандала, — первая в истории награды. Между тем и раньше были случаи, когда премию по литературе не присуждали. Так, в 1935 году было решено, что ни один из претендентов не достоин награды. В последний раз Шведская Академия наук не вручала Нобелевскую премию по литературе в 1943 году во время Второй мировой войны.

Размер Нобелевской премии в прошлом году был увеличен до 9 млн шведских крон ($1,12 млн).

Церемония награждения лауреатов пройдет традиционно в Стокгольме 10 декабря, в день, когда в 1896 году скончался шведский предприниматель и изобретатель Альфред Нобель.

Нобелевка за изящную идею: иммунотерапия против рака

Лауреаты работали независимо друг от друга – Хондзё в Киотском университете, а Эллисон – в Калифорнийском университете в Беркли. Эллисон изучал белок, который работает как «тормоз» иммунной системы. Он предположил возможность управляемо отпустить этот тормоз так, чтобы иммунные клетки атаковали клетки опухоли. Хондзё открыл другой белок в иммунных клетках и, изучая его функции, показал, что он тоже действует как тормоз, но совершенно с другим механизмом.

Эти идеи легли в основу принципиально нового подхода к лечению онкологических пациентов. Фактически лауреаты впервые в истории предложили вариант борьбы с раком, в основе которого лежат не внешние воздействия – радио- или химиотерапия, – а мобилизация внутренних ресурсов нашего организма – иммунитета.

Как это?

Чтобы понять механизм этой терапии, нужно вернуться на несколько шагов назад и вспомнить, как вообще в нашем организме возникают раковые клетки. Инфекционные заболевания вызываются внешними агентами – бактериями и вирусами. Бактерии являются клетками сами по себе, вирусы – более мелкие образования, – но все же они чужеродны. Это позволяет иммунной системе в большинстве случаев распознавать их и уничтожать. Раковые клетки – это клетки организма самого человека, но мутировавшие.

Мутации происходят в наших клетках при делении постоянно, и наш организм обладает целым спектром механизмов избавления от «заболевших» клеток – от управляемой клеточной смерти, когда клетка «диагностирует» у себя нарушения и самоуничтожается, до той же иммунной системы. Фактически, атипичная клетка становится раковой именно тогда, когда приобретает способность обходить защитные барьеры, выстроенные организмом для самооздоровления. В частности, раковые клетки умеют «маскироваться» от иммунной системы.

Читать еще:  Лечение рака 4 стадии в Израиле

Поэтому традиционно есть три способа борьбы с ними – хирургическое удаление, уничтожение с помощью того или иного типа излучения и медикаментозное воздействие. Нобелевская премия присуждена за реализацию изящной идеи – не борьбы с раковыми клетками как таковыми, а вооружения против них нашей собственной иммунной системы.

Кто они?

Один из лауреатов – японец из Киото, второй – американец из Техаса. Вот что рассказывает о них член комитета премии по физиологии и медицине, иммунолог, профессор Клас Шерре.

«Профессор Эллисон – ученый-иммунолог, он не врач. Он получил образование в биологии, которая интересовала его с детства. До работы по терапии рака он сделал массу интересных фундаментальных открытий в области регулирования иммунитета. Он не открыл «молекулу-тормоз», но именно он осознал ее потенциал для терапии», – сказал Шерре в интервью, опубликованном на сайте премии.

«Профессор Хондзё, – продолжает Шерре, – врач, у него есть степень доктора медицины. Но ему также принадлежат важные открытия в фундаментальной иммунологии, и он также изначально не работал в иммунологии рака. Когда он открыл свой механизм ингибирования иммунитета, это была фундаментальная работа, но в дальнейшем он смог осознать и ее практическое значение».

Секретарь комитета, профессор Томас Шерер, рассказал о реакции лауреатов на присуждение премии.

«Мне пока не удалось поговорить по телефону с профессором Эллисоном, но я дозвонился до профессора Хондзё. Я не знаю, ожидал ли он премии, но он показался мне, скорее, удивленным. И, конечно, ему было очень приятно получить премию, и он также подчеркнул, что ему приятно разделить ее с доктором Эллисоном», – сказал Шерер.

Уже в продаже?

«Награда присуждена вовремя. Первое лекарство, основанное на этой идее, было одобрено к применению в 2011 году. Пациентов лечат уже семь лет, и мы видим долгосрочные последствия, они более убедительны», – сказал Шерре.

Это действительно так. Иммунный «тормоз» – именно так описывают эксперты действие открытых белков – имеет богатую историю. Оба лауреата, как уже говорилось, изучали устройство иммунной системы. Ее фундаментальная особенность – умение отличать «своих» от «чужих» перед тем, как уничтожать «чужих».

Ученые знали, что за распознавание «врага» отвечают Т-клетки иммунной системы – около 100 млн разных Т-клеток путешествуют по нашему телу и ищут в нем атипичные клетки. Рецептор (красная точка на рисунке) отвечает за распознавание инородной клетки. Ко-рецептор (обозначен желтым) ускоряет процесс. Однако это не вся система. Эллисон обнаружил, что система CTLA-4 работает как тормоз. Она взаимодействует с «ускорителем» и лишает иммунитет возможности действовать.

Первоначально этот механизм изучался в связи с аутоиммунными заболеваниями. Однако Эллисон разработал антитело, которое блокировало CTLA-4. Гипотеза о том, что эта блокировка высвободит Т-клетки и позволит им бороться с раковыми клетками, была подтверждена экспериментом в 1994 году в лаборатории Эллисона в Беркли. Это были эксперименты на мышах, для продвижения технологии необходимы были уже партнеры в сфере медицины.

Через несколько лет небольшая биотехнологическая компания согласилась произвести аналогичные антитела для человека, еще чуть позже начались клинические испытания. В 2011 году было одобрено первое лекарство – для неоперабельной метастазирующей меланомы. Независимо от Эллисона, в 1991 году в Университете Киото Хондзё обнаружил белок PD-1. Первоначально он не знал о его функции, однако впоследствии выяснилось, что и он работает как тормоз, но немного другим образом. Хондзё тоже обратился к фарминдустрии, и терапия на основе антител к PD-1 была одобрена для меланомы в 2014 году (два лекарства).

Все остальное – история. В 2015 году было одобрено еще два лекарства от меланомы, одно – от рака легких, одно – от рака почек. В 2016 году последовали ходжкинская лимфома, мочевой пузырь, шея, а после развитие стало лавинообразным. Клиническими исследованиями и выводом лекарств на рынок занимается бизнес, это уже не наука, как сказал сам Эллисон в своей лекции 2017 года.

Эллисон подчеркивает, что его исследованиями изначально двигало чистое научное любопытство – понять, как устроена иммунная система. И только после фундаментального открытия он предложил его практическое использование.

«Без фундаментальных исследований нам нечего было бы передать рынку, в бизнес. Хорошо бы, чтобы выделяющие деньги на науку в Национальном институте здоровья и прочие имели это в виду», – говорил ученый.

Иммунология рака – бурно развивающаяся область, и отмеченная премией терапия – не единственное ее достижение. Однако, отмечают эксперты, другие методики пока не столь убедительны. Они либо показывают результаты только на лабораторных животных, но не на человеке, либо не дают убедительных воспроизводимых результатов.

Читать еще:  Протокол лечения содой рака прямой кишки по симончини

Кроме того, любые манипуляции с иммунитетом чреваты не всегда предсказуемыми и контролируемыми последствиями. «Большая часть токсичности связана с тем, что иммунная система начинает работать «без тормозов» и может не остановиться на уничтожении только опухолевой ткани (которая, в общем-то, достаточно похожа на клетки организма), но и начать уничтожать собственные здоровые клетки, что приводит к поражению тканей и органов. Применение онкоиммунологических препаратов может вызвать такие тяжелые осложнения, как аутоиммунные гепатиты, нефриты (воспаление ткани почек), тиреоидиты (воспаление ткани щитовидной железы) и другие. Эти воспаления обусловлены не внешним воздействием, а работой гиперактивированной иммунной системы, направленной на свои же клетки», – поясняет врач-онколог, резидент Высшей школы онкологии Полина Шило.

Премия по физиологии и медицине является одной из пяти премий, учрежденных самим Альфредом Нобелем: премии присуждаются за выдающиеся достижения в химии, физике, литературе, в физиологии или медицине и за вклад в установление мира. Первую Нобелевскую премию по физиологии или медицине вручили в 1901 году. Россияне получали эту премию только дважды – это были Иван Павлов (за работы по физиологии пищеварения) и Илья Мечников (за работы по иммунитету). Обе награды были получены более 100 лет назад.

На этой неделе будут объявлены и другие лауреаты Нобелевской премии 2018 года – во вторник по физике, в среду – по химии, в пятницу – премия мира. В этом году из-за репутационного скандала в комитете Нобелевская премия по литературе вручаться не будет.

Нобелевскую премию по медицине вручили за открытие раковой терапии

Награду получат Джеймс Эллисон и Тасуку Хондзе

01.10.2018 в 12:38, просмотров: 4385

В первый день октября стартовала очередная Нобелевская неделя – и в этом году не без скандальной особенности. В 2018 году не будет объявлено имени лауреата премии по литературе. Но премия в области медицины и физиологии, в денежном выражении составляющая $9 млн, остается на своем месте – и неделя награждений начинается именно с нее. Лауреатами-2018 стали Джеймс Эллисон и Тасуку Хондзе «за их открытие раковой терапии путем ингибирования негативной иммунной регуляции».

Как сказано при оглашении имен победителей, до открытий, сделанных новоиспеченными лаураетами прогресс в клиническом развитии борьба против раковых заболеваний был скромным. «Терапия иммунных контрольных точек» совершила революцию в лечении рака и фундаментально изменила способы противостояния раковым заболеваниям.

Работающий в Киотском университете семидесятишестилетний Тасуку Хондзё — известный японский учёный-иммунолог, автор трудов по молекулярной идентификации цитокинов и белка PD1. Лауреат Нобелевской премии по физиологии и медицине 2018 года. В позапрошлом году компания Thomson Reuters включила его в свой список наиболее вероятных кандидатов на присуждение Нобелевской премии по физиологии и медицине. Американскому иммунологу и специалисту по иммунотерапии рака Джеймсу Эллисону 70 лет. Его открытия привели к новым методам лечения онкологических заболеваний для самых смертельных видов рака. Ученый признан первым человеком, который выделил белок комплекса рецепторов антигена Т-клеток.

Лауреатов премии по медицине определяет Нобелевская ассамблея Каролинского университета (Стокгольм), состоящая из 50 профессоров. Номинации на награду держатся в тайне в течении 50 лет. По прошествии этого срока можно узнать любопытные вещи. Например, что основателя учения о психоанализе Зигмунда Фрейда номинировали на премию аж 32 раза. «Нобеля» Фрейд так и не получил. В частности, в 1929 г. один из экспертов Нобелевского комитета пришел к выводу, что труды Фрейда не имеют доказанной научной ценности. К слову, не удалось Фрейду стать лауреатом и Нобелевской премии по литературе 1936 года, хотя шанс у него был: на эту награду его номинировал писатель Ромен Ролан.

Традиционно в СМИ и научных кругах обсуждаются возможные победители. Так независимая американская компания Clarivate Analytics предположила, что тремя вероятными кандидатами-2018 могут быть японский биоинформатик Минору Канехиса за развитие Киотской энциклопедии генов и геномов; нейробиолог Соломон Снайдер из США за идентификацию нейротрансмиттерных рецепторов; молекулярный биолог Наполеоне Феррара из Италии за его открытие фактор роста сосудистого эндотелия. А вот ресурс STAT делал ставку не только на Гордона Фримена из Институтп раковых исследований Dana-Farber и доктора Арлин Шарп из Гарвардской медицинской школы, но и на одного из лауреатов-2018 Джима Эллисона из Онкологического центра им. М. Д. Андерсона, – за их достижения в области иммуноонкологии, позволяющие понять, как иммунные клетки разрушают опухоли.

В прошлом году «Нобель» достался американским ученым Джеффри Холлу, Майклу Росбашу и Майклу Янгу за их открытия молекулярных механизмов, контролирующих суточный биоритм. Их достижения связаны с изучением работы «внутренних часов клеток», необходимых для адаптации и подготовки физиологии человека для различных фаз дня.

В 1901-2017 гг. нобелевская награда за достижения в области физиологии и медицины присуждалась 108 раз. Примерно в трети случаев премию давали только одному лауреату. Примерно по трети пришлось на случаи, когда награждали двух и трех ученых. Таким образом количество персон, получивших медицинского «Нобеля» составляет 214 человек. При этом по состоянию на прошлый год лишь 12 женщин были удостоены премии в этой номинации.

Читать еще:  Осложнения при лечении рака легких

Самым юным лауреатом в области медицины остается Фредерик Бантинг, которому в момент присуждения ему премии в 1932 году за открытие инсулина было всего 32 года. А «патриархом» среди нобелевцев в этой сфере является американский ученый Пейтон Роус, ставший лауреатом в 87-летнем возрасте в 1966 г. «за открытие онкогенных вирусов». Средний же возраст награжденных – 58 лет.

Заголовок в газете: Нобель за «тормоза» для иммунной системы
Опубликован в газете “Московский комсомолец” №27798 от 2 октября 2018 Тэги: Нобелевская премия, Медицина, Премия, Школа Места: США, Италия

Победить рак получится! За что присудили Нобелевскую премию по медицине в 2018 году.

Каждый год, 10 декабря, в Стокгольме вручают одну из самых престижных премий в области научных достижений — Нобелевскую. В понедельник, 1 октября, стали известны имена первых нобелевских лауреатов 2018 года. 70-летний профессор Техасского университета Джеймс Эллисон и его 76-летний коллега Тасуку Хондзё из Киотского университета удостоились наивысшей награды за знаменательный вклад в терапию онкологических заболеваний.

«Так Просто!» расскажет тебе последние новости онкологии и объяснит, что за принципиально новый подход к лечению рака предложили ученые и как он изменит современную медицину.

Нобелевская премия по медицине

Понятие «рак» — это не одна болезнь, их уйма, и все они характеризуются неконтролируемым ростом аномальных клеток, способных поглощать совершенно здоровые органы и ткани человеческого организма. Рак ежечасно отбирает жизни у сотен людей, а для современного здравоохранения эта болезнь — самая большая проблема и один из самых серьезных вызовов.

Нобелевские лауреаты выдвинули исключительно инновационный подход к терапии рака: Джеймс Эллисон и Тасуку Хондзё показали, как «снять иммунную систему с тормоза» и использовать собственные силы организма для борьбы со страшным недугом.

«Лауреаты этого года показали, как разные стратегии сдерживания иммунной системы могут быть использованы в лечении рака. Их совместное открытие — знаменательная веха в борьбе против рака», — заявила Шведская королевская академия наук.

«Иммунная терапия не обладает самостоятельным противоопухолевым эффектом — она заставляет иммунные клетки убивать опухоль. Правда, снятие с тормоза в ряде случаев приводит к тому, что иммунитет атакует свои собственные клетки.

Это в чём-то похоже на аутоиммунные болезни, и проблема немаленькая. Частые побочные эффекты — усталость, кашель, тошнота, сыпь, зуд, потеря аппетита, диарея, воспаление кишечника и легких», — объясняет онколог Михаил Ласков.

Отечественный онколог не сомневается, что подобная терапия будет настоящим прорывом: «Есть заболевания, которые трудно лечить. Это меланома, рак легких, рак поджелудочной железы, рак желудка и так далее. Иммунотерапия позволила значительно улучшить результаты по некоторым из этих заболеваний, а именно меланоме и раку легких. Некоторые онкологические пациенты, по результатам исследования, могут жить несколько лет без признаков заболевания».

И если раньше такая терапия использовалась в основном для метастатического рака в почти безнадежных случаях, то сейчас подобные препараты назначают в качестве послеоперационной терапии, например, при меланоме.

Эллисон и Хондзё вдохновили исследователей в разных уголках мира объединять различные стратегии активизации иммунной системы, чтобы как можно эффективнее противостоять раковым клеткам. В настоящее время проводится множество тестов и клинических опытов в области иммунотерапии рака и в качестве цели тестируются новые контрольные белки, обнаруженные нобелевскими лауреатами.

Многие препараты для иммунотерапии рака есть в России, но все они очень дорогие и доступны единицам. «Это, например, пембролизумаб (“Китруда”), ниволумаб (“Опдиво”), ипилимумаб (“Ервой”) и атезолизумаб (“Тецентрик”) . К сожалению, нельзя сказать, что такие лекарства всем доступны.

По одному тарифу в государственной больнице на него могут выделять 180 тысяч рублей, хотя в реальной жизни препарат будет стоить 300 и больше. То есть лекарство просто не назначат, потому что не на что покупать», — объясняет Михаил Ласков.

В попытках победить смертельный недуг, ученые пытались вовлечь иммунную систему в борьбу с раком на протяжение 100 лет, но все попытки были тщетны. До открытий, сделанных Джеймсом Эллисоном и Тасуку Хондзё, клинический прогресс в этой области был весьма скромным.

В настоящее время иммунотерапия стала революционным прорывом в онкологии и коренным образом изменила представление медиков о том, как можно справляться с разными видами рака. Открытие, сделанный нобелевскими лауреатами, подарило почти стопроцентную уверенность в эффективности новой методики лечения.

Есть ли будущее у инновационной терапии рака? Верим и уповаем, а тебе, дорогой читатель, желаем крепкого здоровья! Не забудь поделиться вдохновляющей новостью с друзьями в соцсетях.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector