Использование некоторых маркеров в диагностике злокачественных новообразований

Использование некоторых маркеров в диагностике злокачественных новообразований

Онкомаркеры – это высокомолекулярные соединения, определяемые в крови, в моче или на поверхности клеток, идентификация и определение уровня которых используется в диагностике пациентов или планировании лечения.
Онкомаркеры выделяются из клеток опухоли, либо выделяются нормальными клетками в присутствии опухоли. Однако не следует переоценивать их диагностическое значение, потому что повышенные уровни маркеров могут быть у людей с изменениями, не связанными со злокачественными новообразованиями. С другой стороны, уровень онкомаркеров может быть в границах нормы, несмотря на наличие злокачественной опухоли. Это часто бывает при начальных стадиях развития опухоли.
Онкомаркеры используются при:

  • профилактических исследованиях людей, входящих в группы риска развития новообразований;
  • мониторинге лечения, наблюдению за пациентами после лечения и прогнозировании стойкости ремиссии.

При некоторых типах опухолей определение уровня маркеров облегчает прогнозирование чувствительности клеток опухоли к планируемому лечению. Однако следует подчеркнуть, что принципом анализа должно быть не единичное исследование, но серия тестов, в которых изменения уровня маркера имеют гораздо большее значение, чем уровень в отдельно взятой пробе. Было показано, что систематическое исследование уровня онкомаркеров во многих случаях позволяет выявить наличие новообразования задолго до возможности его выявления другими методами исследования (УЗИ, КТ, МРТ).
В лабораторной диагностике чаще всего исследуются маркеры размеров и стадии развития опухоли. Чаще всего это антигены, высвобождаемые опухолевыми клетками, которые попадают в биологические жидкости (сыворотка крови, моча). Целью профилактического определения этих факторов является выявление новообразования на ранних стадиях развития, когда типичных симптомов заболевания еще нет. При появлении первых симптомов уровень онкомаркеров бывает уже очень высоким, что может свидетельствовать о достаточно продвинутой стадии развития опухоли. В идеале тесты должны быть высоко чувствительными и высоко специфичными. К сожалению, из-за низкой специфичности применяемые сегодня тесты не могут признаваться диагностическими. Но они могут рассматриваться в качестве скрининговых методов, направленных на выявление группы риска развития опухоли.

РЭА (раковоэмбриональный антиген, CEA – carcinoembryonic antigen)

Среди маркеров, характеризующих стадию развития опухоли согласно Американскому обществу клинической онкологии чаще всего исследуется уровень РЭА, причем не только при подозрении на наличие опухолей пищеварительной системы. Повышенный уровень этого фактора обнаруживается также при раке молочных желез и легких. Однако наибольшую диагностическую ценность этот маркер имеет при диагностике рака толстой и прямой кишки. Нормальное значение РЭА не должно превышать 4 пг/мл. Рост уровня маркера в сыворотке крови может указывать на развитие опухолевого процесса или быть первым ранним симптомом рецидива опухоли у примерно 50% пациентов, которым была проведена операция удаления опухоли. Рост уровня этого онкомаркера в крови обычно отмечается за 3-8 месяцев до появления первых симптомов. К сожалению, следует отметить, что рост уровня РЭА обычно отмечается при достаточно продвинутой стадии развития опухоли и редко бывают связаны с самыми ранними стадиями.

Группа Референсные значения, нг/мл
Мужчины курящие 0,52-6,3
Мужчины некурящие 0,37-3,3
Женщины курящие 0,42-4,8
Женщины некурящие 0,21-2,5
Неопухолевые заболевания
Заболевание легких 1,4-5,6
Заболевание почек 0,75-3
Гепатиты 0,95-3,8
Забол-ие щитов.железы 0,55-2,2
Др. неопухол. забол-ия 0,95-3,8
Опухолевые заболевания
Рак мочевого пузыря 0,75-3
Рак груди 2,05-8,2
Колоректальный рак 2,55-10,2
Рак пищевода 2,25-9
Рак легких 2,4-9,6
Рак яичников 0,65-2,6
Рак почек 0,5-2
Рак поджел.железы 9,7-38,4
Рак желудка 28,25-113
Рак простаты 0,6-2,4
Рак прямой кишки 0,7-2,8
Др.виды онкопатологии 1-4

ПСА (простато-специфический антиген, PSA – prostate-specyfic antigen)

Этот антиген является ферментом группы сериновых протеаз и используется в качестве маркера вероятности развития рака предстательной железы. У женщин ПСА обычно не обнаруживается ( 30 Ед/л) определяется в сыворотке крови больных раком молочной железы. Как и в случае других маркеров, он не является полностью специфичным. Повышение его уровня наблюдается также у пациенток с доброкачественными новообразованиями печени. Кроме того, в первой и второй стадии развития рака молочной железы повышение уровня этого маркера наблюдается только у 20% пациенток. Однако многочисленные исследования указывают на высокую корреляцию уровня маркера с размерами опухоли и ответом на лечение. Исследования последних лет указывают, что для диагноза рака молочной железы желательно использование наряду с CA125 еще одного маркера – MAM-6 (Epithelial membrane antigen), обладающем большей чувствительностью и специфичностью в отношении клеток рака молочной железы.

Маркер рака поджелудочной железы (CA19-9 – cancer antigen 19-9)

Первоначально антиген CA19-9 был обнаружен в клетках опухолей толстого кишечника. Однако сейчас считается, что рост маркера более характерен для рака поджелудочной железы (70-100%), а также существует корреляция между стадией этой опухоли и уровнем CA19-9. Специфичность исследований, основанных на этом антигене однако ограничена в свете того, что повышение его уровня отмечается также при панкреатитах и заболеваниях печени. Поэтому при небольших повышениях этого показателя (больше 24 Ед/л) невозможно однозначно отличить панкреатит от ранних стадий рака поджелудочной железы. В свою очередь, очень высокие уровни CA19-9 (>1000 Ед/л) может указывать на наличие неоперабельной опухоли.
Оценивая уровни значений онкомаркеров в крови следует учитывать функцию почек у пациента.

Локализация Список маркеров
Яичник CA125, CA72-4, АФП
Молочная железа CA 15-3, РЭА, CA125
Поджелудочная железа и желчные пути CA19-9, РЭА
Толстая и прямая кишка РЭА, CA19-9
Предстательной железы ПСА
Желудка РЭА, CA19-9, CA72-4, св. β-ХГЧ
Легкие РЭА, св. β-ХГЧ
Печени АФП
Щитовидная железа тиреоглобулин, кальцитонин
Яичко Свободная β-субъединица ХГЧ, АФП
Миелома β2-микроглобулин
Кожа β2-микроглобулин

Таблица 1. Использование некоторых маркеров в диагностике злокачественных новообразований.

Онкомаркеры не защитят от рака: что же делать, чтобы не пропустить болезнь?

Несмотря на все новейшие открытия в области онкологии, заболеть раком страшно. Слишком большой разрыв остается пока что между передним краем науки и реальностью районной поликлиники

Диагноз нередко оказывается фатальным, особенно, если рак выявлен на продвинутой стадии развития заболевания.

Как обнаружить рак вовремя?

Есть такое слово – скрининг. Оно пришло к нам из английского языка и означает примерно то же, что раньше мы называли профилактическим осмотром или диспансеризацией. По сути, это медицинское обследование человека, который не имеет очевидных проблем со здоровьем, на предмет выявления скрытых изменений, являющихся началом того или иного заболевания.

Скрининги проводят с определенной периодичностью. Она основывается на данных статистики. Исходя из того, какие возрастные группы мужчин и женщин демонстрируют частотность той или иной болезни, а также из того, с какой скоростью в среднем эта болезнь развивается, рассчитывается периодичность скрининга на конкретный диагноз.

Так, например, женщинам рекомендуется регулярный скрининг на рак молочной железы: начиная с 40 лет следует раз в год проходить маммографическое исследование, а более молодым женщинам – раз в год ходить на осмотр к гинекологу, который проверит и состояние молочных желез. (Западные эксперты считают, что ежегодные маммографические исследования нужно начинать с 50 лет).

Но грамотный пациент знает: речь идет о вероятностях. А что если я, думает он, попадаю в абсолютное меньшинство? Что если рак настигнет меня в возрасте 35 лет? И можно ли доверять врачу – а вдруг он просмотрит начало болезни?

Существует ли такой метод, который позволит за разумную плату убедиться, что рака нет, или, наоборот, есть, и пресечь процесс на ранней стадии, пока не поздно?

И вот, занявшись поиском решения в интернете, тревожный пациент находит множество сайтов частных лабораторий, предлагающих анализ крови и других биологических жидкостей на онкомаркеры. Вот оно! Как, оказывается, все просто.

Просто, да не очень.

Что такое онкомаркеры

Это специфические вещества, являющиеся продуктами жизнедеятельности опухоли или здоровых тканей в ответ на внедрение раковых клеток. Их можно обнаружить в крови или моче больных раком и некоторыми другими заболеваниями.

Это ассоциированные с опухолью антигены, гормоны, продукты обмена, но в первую очередь – белки, ферменты и белковые же продукты распада опухоли.

Наиболее часто определяемые онкомаркеры:

АФП – альфа-фетопротеин, маркер рака печени.

ПСА – простатический специфический антиген, маркер рака простаты.

CA-125 – маркер рака яичников.

РЭА – раковоэмбриональный антиген, маркер рака прямой кишки.

СА15-3 – маркер рака молочной железы.

Существуют маркеры и для других видов рака.

Но вот в чем проблема: ни один опухолевый маркер не является специфичным для того или иного злокачественного новообразования.

Нормальный показатель не является гарантией того, что нет опухоли или рецидива, а отклонение от нормы не всегда свидетельствует о начале заболевания.

Печальная история

Петербуржец Илья Фоминцев, врач-онколог и исполнительный директор Фонда профилактики рака, через свой блог обратился с открытым письмом к коммерческим лабораториям страны с призывом отказаться от рекламы анализов на онкомаркеры для ранней диагностики злокачественных опухолей.

В комментариях к письму читатели вполне справедливо указывают на то, что такой анализ – далеко не всегда инициатива самого пациента, подчас на него направляют врачи во время профилактического осмотра, имея в виду то же самое – возможность ранней диагностики при отсутствии иных симптомов. Да, анализ не позволяет точно поставить диагноз, но какой от него вред?

«Какой вред от ложноположительного диагноза – подозрение на рак? – удивляется Фомицев. – Да это же огромная психотравма. Человек может быть справедливо возмущен тем, что ему такое предложили».

Но дело не только в психотравме. Вот печальная история.

У пациента целый ряд признаков онкопроцесса: кал с кровью, сужение сосудов, нарушение дефекации. Он сдает анализ на онкомаркеры рака кишечника, показатели в норме, и человек успокаивается, списывая симптомы на геморрой, а через 9 месяцев погибает от злокачественной опухоли кишечника с метастазами в печень.

Впрочем, здесь мы имеем дело с пациентом, решившим не обращаться к врачу на основании отрицательного результата теста.

Но осложнения возникают и при ложноположительных результатах, которые в ряде случаев ведут за собой инвазивные методы диагностики.

Илья Фоминцев рассказывает о трагическом случае: онкомаркер повышен, пациенту в процессе фиброколоноскопии проткнули кишку, вследствие чего развился каловый перитонит, приведший к гибели человека. Как оказалось, – к сожалению, слишком поздно, – рака у пациента не было.

Конечно, смерть в данном случае – это трагическая случайность. Но издержки, связанные с ложноположительным результатом тестирования на онкомаркеры, в любом случае высоки.

Мировая практика

Используются ли онкомаркеры в мировой практике?

Да, конечно. Но только не для скрининга, а совсем с другими целями. Их используют при диагностике, если есть основания предполагать, что данный пациент может быть болен, но при этом врач обязательно назначит и другие анализы, например, биопсию.

Различие тонкое, но его важно понимать: диагностика – это обследование человека, которого беспокоят конкретные симптомы. Тогда задача врача – выяснить, с каким именно заболеванием ему и пациенту приходится иметь дело. В этом случае врач назначает ряд диагностических процедур, одной из которых может быть и анализ на онкомаркер.

Если окажется, что у пациента рак, то в дальнейшем первоначально полученное значение станет отправной точкой для мониторинга течения заболевания. Это и есть основная цель такого анализа.

Показатели опухолевых маркеров дают возможность оценить эффективность хирургического вмешательства и других противораковых терапий. Причем важно не однократное измерение, а динамика значений.

Например, стойкое снижение концентрации маркера после начала химиотерапии свидетельствует о ее эффективности, в то время как отсутствие изменений или рост значений позволяет предположить, что опухоль невосприимчива к проводимым процедурам, и внести изменения в план лечения.

На сайте Национального института рака США есть подробное разъяснение того, почему тест на онкомаркеры не рекомендуется как метод скрининга. Для скрининга необходимы два качества метода:

  • сензитивность, то есть способность идентифицировать пациентов с заболеванием;
  • специфичность, то есть способность отсеять тех, кто заболеванием не страдает.

Высокая сезитивность метода означает незначительное количество ложноотрицательных результатов, высокая специфичность – малое количество ложноположительных.

Как мы уже выяснили, анализ на онкомаркеры не является ни сензитивным, ни специфичным. Например, повышенный уровень ПСА (простатического специфического антигена) в крови встречается не только при раке простаты, но и при доброкачественных заболеваниях простаты, и статистические данные говорят о том, что скрининг мужчин на ПСА не приведет к сколько-нибудь значительному снижению смертности от злокачественных опухолей, но в качестве издержек будет иметь стресс и снижение качества жизни на некоторые период времени.

Есть и хорошие новости!

Что же делать, чтобы не пропустить рак?

Прежде всего, проходить профилактические осмотры у специалистов в оптимальном режиме. Чтобы ознакомиться с рекомендациями российских и зарубежных экспертов, прочтите вот эту статью на нашем сайте: «Если у вас ничего не болит, надо идти к врачу».

Но у нас для вас есть и еще одна хорошая новость.

Скоро начнет работать интернет-сайт SCREEN, созданный группой экспертов под руководством Ильи Фоминцева в сотрудничестве с коллегами из НИИ онкологии имени Петрова.

Это система профилактики рака, которая автоматически выдает индивидуальные рекомендации для каждого пользователя на основании введенных им данных о себе. Более того, к системе SCREEN подключены сетевые клиники по всей стране, поэтому нажав на кнопку, можно будет записаться на рекомендованные обследования.

Доктор Фоминцев надеется, что запустить систему SCREEN удастся совсем скоро, 13 апреля. Зарегистрироваться можно уже сейчас вот здесь.

Кому нужно сдавать анализы на онкомаркеры рака головного мозга

    6 минут на чтение

Онкомаркер рака головного мозга – это биологические соединения, которые начинают появляться в составе кровяной жидкости при формировании злокачественного новообразования еще задолго до проявления первых клинических признаков. Благодаря данному анализу специалисты могут выявить онкологическое заболевание еще на ранних стадиях его развития.

Содержание

Когда нужен анализ

В случае когда клеточные структуры головного мозга подвергаются процессу мутации, можно говорить о начале появления раковой опухоли. В человеческом организме происходит увеличение концентрации биологически активных субстанций, поскольку они начинают вырабатываться в большом количестве.

Чтобы определить их наличие в составе биологической жидкости, применяются различные неинвазивные диагностические методики.

Онкомаркеры головного мозга – это неспецифический белок, который продуцируется атипичными клеточными структурами. В большинстве случаев, по результатам исследования, в зависимости от их концентрации, удается не только выявить онкологическое поражение, но также предположительное место локализации опухолевого образования.

Лабораторное исследование на выявление белковых соединений назначается, прежде всего, в тех ситуациях, когда есть подозрение на онкологическое поражение мозга. Кроме того, данный анализ необходим в случае определения степени распространенности злокачественной опухоли.

Также показаниями к исследованию кровяной жидкости на онкомаркеры является выполнение таких задач, как прогноз течения онкозаболевания, отслеживание эффективности проведенных терапевтических мероприятий.

Анализ применяется и в случае, когда нужно определить, полностью ли были удалены раковые клетки в ходе оперативного вмешательства или нет.

Виды онкомаркеров

Чтобы выявить злокачественное поражение головного мозга, в области онкологии специалисты используют следующие разновидности маркеров.

Выработка раково-эмбрионального антигена происходит эмбрионом и плодом при отсутствии каких-либо отклонений в развитии. После того как ребенок рождается, данный маркер прекращает свое продуцирование. У взрослого человека в составе кровяной жидкости он практически не обнаруживается и составляет не более 10 нг/мл.

В случае когда происходит формирование злокачественной опухоли, то этот метаболит снова появляется в крови, урине или иных биологических жидкостях.

Так как этот антиген относится к неспецифическим и может только свидетельствовать о наличии онкологического процесса в каком-либо органе, его назначают во время скрининга населения с целью выявления болезни на ранних стадиях развития.

Этот онкомаркер называется нейронспецифической енолазой. Он уже в большей степени указывает на наличие раковых поражений нервных тканевых структур. Анализ на его определение назначается в тех ситуациях, когда необходимо диагностировать злокачественное опухолевое образование, в формировании которого принимают непосредственное участие клетки нервной системы.

К подобным опухолям относят ретинобластому, нейробластому, рак мелкоклеточного типа, феохромоцитому и прочие новообразования.

Стоит отметить, что, когда опухоль формируется из нервной ткани, то не обязательно она будет располагаться в области головного мозга. Чаще всего онкомаркер показывает немелкоклеточный рак легких на ранних этапах развития. Однако в некоторых случаях отмечается увеличение его концентрации в составе кровяной жидкости и при онкологическом поражении головного мозга.

Протеин S 100

Данный антиген иногда может использоваться в области неврологии для выявления злокачественных опухолей. Отмечается его основная связь с разными патологическими процессами, появление которых было спровоцировано пролиферацией глиальных клеточных структур.

Особое внимание специалисты выделяют такому состоянию, когда повышение уровня данного маркера имеет непосредственное отношение к повреждениям различной этиологии центральной нервной системы. В этом случае речь необязательно будет идти об онкологических поражениях. Это может быть черепно-мозговая травма, инсульт, кровоизлияние субарахноидального характера, а также дегенеративные процессы.

Также может проводиться анализ, который позволит выявить и другие онкомаркеры, свидетельствующие о развитии злокачественной опухоли головного мозга.

К ним относят следующие антигены.

Это раковый маркер, выработка которого отмечается при онкопоражении предстательной железы у мужчин в возрасте более сорока лет. Именно поэтому он никогда не присутствует в крови у женской половины населения. В нормальном состоянии концентрация данного элемента не превышает 4 нг/мл. В более молодом возрасте этот показатель должен быть менее 2,7 нг/мл.

Повышенный уровень онкомаркера далеко не всегда свидетельствует о раке

Рак — не приговор

Прогноз благоприятный

Тамара Ивановна, Могилев: В 2006 году удалена злокачественная опухоль молочной железы. Через несколько лет при небольших нагрузках стала краснеть, отекать левая рука и кисть, появляется боль и температура до 40 С°. Назначили бициллин — после уколов температура падает, но отечность остается. Как быть?

— В 2006 году у пациенток с диагнозом «рак молочной железы», как правило, операции были более травматичны, чем сейчас, шире применялась лучевая терапия, что часто приводило к застою лимфы в верхней конечности — лимфостазу. Это один из предрасполагающих факторов рожистого воспаления, а как раз его симптомы вы и описываете. Назначение бициллина снижает риск его рецидивов. Ведь каждый еще больше ухудшает ситуацию с оттоком лимфы, поскольку поражаются сосуды и часть из них перестает нормально функционировать. Поэтому необходимо периодически проходить курсы реабилитации, возможно, физиотерапию, носить компрессионное белье. Стоит проконсультироваться у реабилитолога, подобрать программу. Если склонность к рожистому воспалению есть, она и останется, поэтому надо постараться минимизировать риски.

Светлана Николаевна, Дубровно: Если родинка расположена на внутренней поверхности бедер, ее удалять опасно?

— Удаление родинки у специалистов никакой опасности не несет. Она иссекается, накладываются швы. Но важно проконсультироваться с онкологом, знать, что это истинный невус. Многие называют родинками все, что имеет окраску более темную, чем кожа, и выступает над ее поверхностью, но это могут быть и другие образования — папилломы, кератомы, дерматофибромы. Что‑то опасно в смысле озлокачествления, что‑то — нет. Если это истинный невус, расположенный в зоне, где он может травмироваться, его лучше удалить.

Елизавета Игнатьевна, Молодечно: Мне поставили диагноз плоскоклеточный рак кожи, на височной части. Провели лучевую терапию. Все прошло. Как узнать, остались ли раковые клетки?

— Пока нет онкомаркеров, которые показывают, имеются или нет клетки плоскоклеточного рака в организме. Эта опухоль, если она небольшого размера и располагается на коже, метастазирует достаточно редко. После того как проведена лучевая терапия, периодически должен проводиться осмотр у специалиста, и если подозрительных изменений нет, то этого достаточно. Если же онколог видит участки, вызывающие сомнение, что онкопроцесс полностью излечен, из этой зоны производится биопсия, позволяющая подтвердить либо опровергнуть наличие опухолевых клеток в коже. В абсолютном большинстве случаев лучевая терапия позволяет добиться излечения заболевания. Прогноз у вас благоприятный.

— Моему мужу в 1984 году Анатолий Алексеевич Будник провел операцию по поводу рака ободочной кишки. Муж жив до сих пор.

— В наше время это скорее правило, чем исключение. 56% пациентов у нас наблюдаются более 5 лет с момента установления диагноза без признаков возврата болезни, а значит, большинство будут жить и 10, и 15 лет. Рак — не приговор, а диагноз, с которым можно и нужно бороться.

Не маркером единым

Надежда Федоровна, Кричев: Скажите, что такое СА125 и на какие заболевания указывает этот маркер?

— Это белок, который относится к классу онкомаркеров, но он вырабатывается клетками организма и в норме. Увеличение его выработки может наблюдаться при разных состояниях, например, при воспалительных процессах женской половой сферы и при онкологических заболеваниях.

— У меня он повышен: 47,6 при норме 35. Но пишут, что все нормально.

— Это незначительное повышение. И при нормальной картине УЗИ, после других обследований, не является признаком наличия серьезной болезни. Это не тот маркер, который используется для ранней диагностики злокачественных образований. Важна динамика. Если в процессе наблюдения цифры будут увеличиваться, показано более углубленное обследование.

Галина Николаевна, Столбцы: У меня наследственность — по женской линии идет рак. У мамы — почки, заболела в 83 года, у сестры — молочные железы в 50 лет, у тети — лимфоузлы. Рассказала гинекологу, она меня отправила на маркеры. И по груди показатель увеличен. Что мне делать? Мне 65 лет.

— Для наследственного рака больше характерно развитие в молодом возрасте. Если ваши родственницы болели разными опухолями в старшем возрасте, это не свидетельствует о генетических проблемах. Кроме того, наличие повышенного онкомаркера в анализе крови не свидетельствует о гарантированном наличии каких‑то проблем с молочной железой, в том числе онкопроцесса. Более достоверную информацию тут дает маммография. В вашем возрасте желательно выполнять ее раз в два года.

Не уповайте на травки

Виктор, Любань: Мне 72 года, и у меня обнаружили рак простаты. Онколог сказал: живите потихонечку, делайте ПСА через 3 месяца. Сначала показатель был 1, а затем — 14! Так быстро поднялся. Я лечился два месяца народными средствами — пил чистотел.

— Чистотел не оказывает никакого лечебного воздействия на онкологические заболевания, это давно доказано. Кроме токсического влияния на печень, каких‑то эффектов от его употребления внутрь мы не ожидаем. Вам после выявления заболевания назначалось какое‑либо лечение?

— Опухоли предстательной железы по большей части медленно развиваются. Они достаточно широко распространены среди мужского населения, и многие не требуют лечения, так как способны привести к каким‑то проблемам со здоровьем только через 10 — 15 лет. У части пациентов старше 70 при невысоких цифрах ПСА и небольшой, неагрессивной опухоли применяется тактика динамического наблюдения, поскольку считается, что здесь осложнения лечения представляют большую опасность, чем сама болезнь. Лечение назначается при появлении клинических симптомов либо данных о повышении агрессивности опухоли. В вашем случае, поскольку значительно повысился уровень ПСА и появились симптомы, осложняющие жизнь, необходимо повторно обратиться к онкоурологу.

Елена Владимировна, Каменецкий район: Муж болеет три года, у него колоректальный рак, 4‑я стадия. В январе 2016 года в Боровлянах ему удалили опухоль и метастазы в печени. Прошел курс химиотерапии, а через полгода КТ показала метастазы в легких. Беспрерывно проходим курсы химиотерапии, ее корректируют, но все время заболевание прогрессирует, пошли метастазы на коже. Посоветуйте, как нам лечиться дальше.

— При раке 4‑й стадии химиотерапия является основным методом лечения и в ряде случаев позволяет добиться выраженного клинического эффекта. У пациентов отмечаются достаточно длительные так называемые светлые промежутки, когда болезнь себя не проявляет и есть возможность сделать перерыв в химиотерапевтическом лечении. Но у части пациентов есть химиорезистентность — нечувствительность опухоли к лечению, она постоянно прогрессирует. Онкологи тогда пытаются менять комбинации препаратов, назначать другие схемы, но порой сталкиваются с мультирезистентностью, устойчивостью ко многим средствам. Судя по рассказу, такая ситуация и у вашего супруга. Тут нет универсального решения, волшебной таблетки. К сожалению, не всегда возможности современной онкологии позволяют добиться излечения. Тогда приходится переходить к симптоматическому лечению — это воздействие не на саму болезнь, а на ее симптомы для улучшения качества жизни пациента: если болит — обезболить, тошнит — дать противорвотное и т.д. Препараты подбираются индивидуально, такими пациентами должен заниматься специалист по паллиативной помощи.

— Может быть, есть какой‑то передовой способ лечения?

— Нобелевская премия была присуждена за развитие иммунотерапии при онкозаболеваниях. Эти препараты вошли в клиническую практику, есть данные об их эффективности при раке легкого, желудка, мочевого пузыря, но, к сожалению, в большинстве случаев речь идет не о полном излечении, а о временном торможении опухолевого процесса. При колоректальном раке убедительных результатов пока нет не только у нас, но и в мире.

— А какими народными средствами можно спасаться?

— Я скептически отношусь к противоопухолевой эффективности народных средств. Многие современные химиопрепараты имеют растительное происхождение. Когда‑то они выделялись из растений или продуктов животного мира, а потом были синтезированы. Поверьте мне, если бы в чистотеле, болиголове или грибе веселка было бы хоть какое‑то вещество, которое оказывает влияние на опухоль, оно бы уже применялось в качестве лекарства.

Читать еще:  Лечение рака плевры за рубежом
Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector