Почему ученые до сих пор не могут найти эффективное лекарство от рака? Когда предположительно его изобретут

Почему ученые до сих пор не могут найти эффективное лекарство от рака? Когда предположительно его изобретут?

Некоторые опасные болезни, которые еще полвека назад считались фатальными, сегодня лечатся буквально за считанные месяцы или недели. Но рак это не тот случай. Данного диагноза люди боятся больше всего. Некоторые считают, что ученые давно нашли средство для лечения, но медицинские корпорации намеренно скрывают это.

Есть ли лекарство от рака?

Все разговоры о том, что раковые образования можно излечить «секретным» лекарством или особой операцией – выдумки. Никакого заговора врачей или фармацевтических компаний нет. Они не скрывают продвинутых технологий лечения.

Отчаявшиеся раковые больные и их родственники часто указывают на то, что многие болезни человечество успешно победило. Тут имеет место преувеличение.

В основном с помощью лекарств удалось подавить массовое распространение инфекционной заразы, вроде холеры, оспы и т.д. И то в мире до сих пор есть очаги подобных болезней.

Открытия в области оптики позволили создать мощные микроскопы, помогающие изучить структуру опасных вирусов и бактерий. Плюс появились антибиотики, прямо воздействующие на инфекции.

С раком все совершенно иначе. Чтобы понять, почему медикам не по силам создать лекарство от него, следует знать особенности данного недуга.

Собственные клетки становятся врагами

В основе разработки любого из методов лечения лежит понимание механизма появления болезни. Например, при попадании болезнетворных бактерий в организм применяются вещества, целенаправленно уничтожающие их.

В случае нарушения работы органов или систем проводятся операции по восстановлению их функций или в ход идут препараты, подбирается диета, назначается физиотерапия, массаж и т.д.

Казалось бы, медикам нужно просто воздействовать на эти активно делящиеся клетки. Лечение действительно подразумевает такое воздействие методом химиотерапии. Но все осложняется тем, что при этом умирают нормальные клетки, которые обновляются естественным образом.

Рак постоянно усиливается в противостоянии с иммунной системой и внешним воздействием (химиотерапией). Образуются злокачественные клетки, которые уже устойчивы к определенным препаратам и делятся более агрессивно. Онкологи вынуждены менять схему лечения. На это тоже нужно время, за которое опухоль захватывает новые ткани. То есть врачи не всегда поспевают за коварным заболеванием.

Проблемы при лечении доставляет инвазивное распространение недуга. Доброкачественная опухоль разрастается как единый узел, вытесняя остальные клетки. Ее легче вырезать при операции.

Злокачественные опухоли быстро и далеко прорастают в ткани органа, в котором образовались. При этом нормальные соседние клетки могут «разъедаться». Инвазия иногда идет одиночными клетками, а не их группами.

Хирургически удалить такое опасное разрастание из тканей сложно. Врачам приходится вырезать не только обнаруженный раковый узел, но и находящуюся рядом здоровую на вид ткань.

Метастазирование – еще одно мощное оружие рака. Злокачественные клетки обладают способностью выходить в кровоток, то есть всегда есть риск переноса заболевания в другое место и создание новых опухолей в здоровых органах.

С раком связано несколько мифов:

  • Для защиты от раковых опухолей надо есть больше полезных продуктов. На самом деле нет овощей или фруктов, которые бы считались действенной профилактикой от этого жуткого заболевания;
  • Мобильные телефоны становятся причиной развития рака. Это неправда. Медики не обнаружили прямой взаимосвязи между волнами высокой частоты, исходящими от гаджетов, и возникновением злокачественных новообразований;
  • Ношение бюстгальтера вызывает рак груди. Это очередная страшилка, не имеющая научных подтверждений.

В Израиле изобрели лекарство от рака?

В начале 2019-го года израильские ученые рассказали об успешных испытаниях противоракового препарата, который по эффективности превосходит все остальные методы лечения.

Разработка велась под началом биофармацевтической фирмы Accelerated Evolution Biotechnologies. Как заявляет ее руководитель Д. Аридор, революционное средство показывает эффективность уже с первого дня использования. При этом сам курс лечения составляет примерно месяц, а обойдется он во много раз дешевле других противораковых методик.

В основе действия MuTaTo лежит устранение главное «щита» рака – способность мутировать и становиться устойчивым к лекарству. В препарате содержится три пептида, которые будут препятствовать быстрому изменению опухолевых клеток. Параллельно с этим входящий в состав особый токсин станет разрушать их.

В этом ролике онколог Антон Губин расскажет, почему это изобретение израильских ученых и его методы вызывают большое сомнение в его эффективности:

Методы лечения рака

К числу основных методов лечения относится:

  1. Удаление хирургическим путем ракового образования или части опухоли. Последнее актуально в случае невозможности полностью удалить группы раковых клеток, которые сильно поразили органы. Зато это позволяет сделать более эффективными другие виды воздействия на них (препараты, лучевая терапия и т.д.);
  2. Химиотерапия. Мощные вещества в составе капсул или таблеток направленно уничтожают раковые клетки;
  3. Лучевая терапия. Ионизирующее излучение губительно для рака. Но оно часто наносит вред другим органам и ухудшает характеристики крови;
  4. Иммунотерапия. Назначаются специальные препараты, которые помогают иммунной системе отличать раковые клетки от нормальных. Соответственно, иммунитет больного начинает пытаться уничтожить их.

Когда найдут лекарство от рака?

На данной стадии развития медицины сложно точно спрогнозировать дату создания лекарства от опасного недуга. Усилия медиков направлены на улучшение комплексных мер борьбы с ним уже много лет: химиотерапия, иммунотерапия, совершенствование методик проведения операций и т.д.

Хотя лекарства от рака пока не существует, он уже перестал быть заболеванием, которое совсем не поддается лечению. Поэтому онкологи советуют при малейших подозрениях сразу проходить обследование.

Видео: лекарство от рака уже изобрели?

В этом ролике врач-онколог Игорь Стасов расскажет подробности об изобретении инновационного средства лечения онкологических заболеваний, тестируемого сейчас учеными из Израиля:

ЗдоровьеЛекарство от рака:
Что приходит на смену химиотерапии

За что дали Нобелевскую премию и подойдёт ли одно лекарство всем

На днях стало известно, что Нобелевскую премию присудили двум учёным, сделавшим открытие, которое привело к перевороту в лечении онкологических заболеваний. Разработки новых видов терапии занимают десятки лет, а сложная терминология не всегда понятна широкой публике — и в воздухе повис вопрос, нашли ли всё-таки эффективное лекарство от рака. Разбираемся, почему одного лекарства от всех видов опухолей быть не может и насколько далеко от традиционной химиотерапии продвинулась онкология уже сейчас.

Почему рак — не одно заболевание

Злокачественные опухоли могут развиваться из самых разных клеток — от эпителия кожи до клеток мышц, костей или нервной системы — и возникать в самых разных местах тела. Базовые знания о том, где возникла опухоль и из чего она состоит, позволяли врачам разве что лучше планировать операции — но было неясно, почему в одних случаях рак приводит к быстрой гибели, в других эффективно излечивается, а в третьих вроде бы исчезает, но через несколько лет может вернуться с новыми силами.

Читать еще:  Андрокур при лечении рака простаты

Сейчас молекулярные механизмы развития опухолей изучаются всё глубже — и уже понятно, что классифицировать их только по локализации, стадии и ткани нельзя. Если раньше рак молочной железы считался одним заболеванием, то теперь понятно, что он может быть разным — и от того, какие рецепторы есть на клетках опухоли, зависят возможности лечения и вероятный исход. Изучение того, как развивается рак, далеко от своего завершения — похоже, тут как нигде срабатывает принцип «чем больше мы знаем, тем больше мы не знаем». К тому же запущенные, метастатические опухоли остаются особой проблемой — лечить их намного труднее, чем обнаруженные на ранних стадиях. Но в терапии некоторых видов рака революция всё же произошла.

В чём проблема с химио- и лучевой терапией

Химиотерапия — это введение цитотоксических (то есть токсичных для клеток) веществ, чаще всего лекарства вводятся внутривенно. Они призваны уничтожать быстро делящиеся клетки — и кроме клеток опухоли «достаётся» и другим тканям, где они быстро размножаются. Это кожа, слизистые оболочки и костный мозг, в котором формируются клетки крови — поэтому типичные побочные эффекты химиотерапии включают выпадение волос, стоматит, проблемы с кишечником, анемию.

При лучевой терапии область, где расположена опухоль (или где она была раньше, если её удалили хирургически) подвергают мощному облучению. Такое лечение может проводиться до операции, чтобы уменьшить объём опухоли (тогда её проще будет удалить), или после операции в попытках уничтожить все оставшиеся злокачественные клетки. Основные проблемы лучевой терапии те же, что у «химии»: во-первых, даже при использовании современных аппаратов и техник невозможно полностью защитить здоровые ткани от агрессивного воздействия, а во-вторых, онкологическая смертность остаётся очень высокой.

Что лечат гормональной терапией

Гормонотерапию рака упоминал ещё Солженицын в книге «Раковый корпус», где говорилось, что для лечения определённых опухолей вводят женские или мужские гормоны. Опухоли, рост которых зависит от влияния гормонов, и правда существуют — и для лучшего эффекта важно устранить это влияние. Правда, используются для этого не гормоны, а их антагонисты — средства, которые подавляют синтез определённых гормонов или меняют чувствительность рецепторов к этим гормонам на клетках.

Такая терапия активно применяется при раке молочной железы у женщин в постменопаузе или, например, при раке простаты у мужчин. Клетки рака молочной железы часто чувствительны к гормонам, то есть содержат рецепторы, распознающие эстроген, прогестерон или оба этих гормона. Наличие таких рецепторов можно выявить в ходе специального анализа — и после этого назначить лекарства, которые будут блокировать рецепторы, не позволяя гормонам стимулировать повторный рост опухоли.

Когда стволовые клетки правда работают

О стволовых клетках часто говорят либо в контексте сомнительных процедур омоложения (мы уже рассказывали, зачем в кремы добавляют стволовые клетки растений), либо в рамках научных достижений с громкими заголовками вроде «учёные вырастили зубы из стволовых клеток», но, к сожалению, пока невысокой практической ценностью. А вот при злокачественных опухолях костного мозга и крови стволовые клетки как раз довольно успешно применяют.

При некоторых видах лейкозов и множественной миеломе трансплантация стволовых клеток — важный компонент лечения. Высокие дозы химиотерапии уничтожают не только злокачественные клетки крови, но и нормальные клетки и их предшественники — а значит, кровь просто будет лишена клеток и не сможет выполнять свои задачи. Поэтому после химиотерапии проводится трансплантация — пациенту вводятся его собственные (полученные заранее) или донорские стволовые клетки. Конечно, и этот метод не лишён проблем — он тяжело переносится и подходит далеко не всем пациентам. Учитывая, что та же множественная миелома считается болезнью пожилых людей (обычно она возникает после 65-70 лет), для многих пациентов возможности лечения весьма ограничены.

Что такое таргетная терапия

Чем дальше развивается онкологическая наука, тем больше появляется возможностей воздействовать лекарствами прицельно, на определённую мишень (target в английском языке) — а не на весь организм, как это происходит с химиотерапией. Для некоторых опухолей характерны мутации конкретных, уже известных, генов, приводящие, например, к выработке больших количеств какого-то аномального белка — и это помогает новообразованию расти и распространяться. Например, если при раке лёгкого обнаруживается мутация гена EGFR и вырабатывается много белка с таким же названием, то с опухолью можно бороться не только классическими методами вроде химиотерапии, но и ингибиторами EGFR.

Сейчас существуют препараты, активные при мутациях разных генов, характерных для тех или иных видов рака. Пациентам проводится тестирование на эти мутации, чтобы определить, есть ли смысл применять такую терапию: она дорого стоит и даёт хороший эффект, когда в организме есть мишень для неё, но бесполезна, если мишени нет. К таргетным относят и лекарства, блокирующие ангиогенез, то есть образование новых кровеносных сосудов, питающих опухоль. Гормональные и иммунотерапевтические средства теоретически тоже можно отнести к таргетным — они именно что воздействуют на определённые мишени, но для практического удобства их обычно выносят в отдельные группы.

За что всё-таки дали Нобелевскую премию

Иммунитет — мощная и сложная система, которая не только помогает заживлять раны или бороться с простудой. Каждый день возникают мутации, которые могут заставить клетку неконтролируемо делиться и стать злокачественной; иммунная система уничтожает такие дефектные клетки, охраняя нас от рака. В какой-то момент равновесие может нарушиться, и виной этому не «сниженный иммунитет», а специальные механизмы, с помощью которых клетки опухоли «ускользают» от иммунной реакции. Открытие этих механизмов и стало поводом для Нобелевской премии Джеймса Эллисона и Тасуку Хондзё — оно легло в основу иммунотерапии, нового подхода к лечению рака.

Суть иммунотерапии — заставить иммунную систему самостоятельно атаковать и уничтожать злокачественные клетки. Несколько лекарств из этой группы уже зарегистрированы в разных странах, а ещё множество находится в разработке. Эллисон и Хондзё обнаружили иммунные контрольные точки — молекулы, с помощью которых клетки рака подавляли иммунную реакцию. Появились препараты, подавляющие эти молекулы (они называются ингибиторами иммунных контрольных точек), — и в онкологии произошла революция. Например, при меланоме (заболевании со 100-процентной смертностью ранее) у некоторых пациентов удалось устранить все признаки болезни — и эти люди живы уже десять лет.

Читать еще:  Одышка лечение при раке легких

Некоторые из этих лекарств действуют на механизмы, характерные для самых разных злокачественных процессов. Например, пембролизумаб зарегистрирован для лечения множества опухолей при условии, что в них есть определённая молекулярная особенность, связанная с нарушением репарации ДНК и повышенной склонностью к мутациям. Другие препараты применяются при одном или двух видах рака — всё зависит от молекулярной мишени, на которую можно подействовать лекарственными антителами. Наконец, сложнейший иммунотерапевтический метод — это CAR-T, при котором иммунные клетки человека «обучают» атаковать опухоль. Метод уже зарегистрирован для лечения острых лейкозов у детей, из-за его сложности и новизны стоимость лечения одного человека может достигать полумиллиона долларов.

Лечение рака: новейшие методы

«Во что вы вложили бы деньги, если бы собралась инвестировать? Может стоит вкладываться не в криптовалюты, а в лекарства от рака?»

Мы уже писали о том, как гены люциферазы пытаются встроить в геном растений и создать светящиеся растения, как в фильме «Аватар». В этой статье мы расскажем о возможности применения люциферазы и других инновационных технологиях, применяемых в диагностике и лечении онкологии.

1. Люминисценция. Метастазы рака заставляют светиться. Фотодинамическая терапия

Итак, ученые уже много лет проводят эксперименты не только над растениями. Свойства люциферазы и других генов, белков, ферментов или веществ (например, 5 – аминолевулиновой кислоты), способных давать люминисценцию активно исследуются для выявления новых методов диагностики и лечения рака уже более десяти лет.

Чем полезен «светящийся» рак:

    Флуоресцентные нанозонды. Сегодня большинство операций по удалению опухолей и метастазов очень травматичны, т.к. не всегда можно визуализировать, где заканчивается опухоль и начинается здоровая ткань. В 2017 году профессор химии Хайинь Лю (Haiying Liu) из Мичиганского технологического университета (Michigan Technological University) нашел способ заставить клетки светиться так, что рак в буквальном смысле стало видно. Благодаря антителам, которые крепятся только к раковым клеткам, злокачественные опухоли светятся в около-инфракрасном диапазоне — другие ткани светятся зеленым или синим цветом. Этот же метод может позволить хирургу убедиться, что все клетки опухоли действительно удалены и не был пропущен ни один метастаз.

​Помимо диагностики и лечения онкологии, разрабатываемые нанозонды могут применяться для диагностики других инфекционных, воспалительных, иммунных заболеваний и для адресной доставки лекарственных препаратов. Например, если вы заболели, вы принимаете антибиотики, которые накапливаются в тканях всего организма, убивая в том числе и полезные бактерии, негативно влияя на печень и другие внутренние органы. При помощи новых технологий лекарство будет доставляться только в участок инфекции или воспаления. Не влияя на здоровые ткани и органы. Российские и корейские ученые в Национальном исследовательском ядерном университете МИФИ совместно с Пхоханским университетом науки и технологии уже работают в этом направлении.

Фотодинамическая терапия опухолей. Методика биолюминесцентного разрушения клеток рака, находящаяся в экспериментальной фазе. Она заключается в трансформации опухолевых клеток, так что они получают как фотосенсибилизирующий ген, так и «светящийся» ген люциферазы. Фотосенсибилизация реагирует на люминесценцию таким образом, ученые пытаются заставить раковые клетки совершить что-то вроде самоубийства.

В 2012 году нижегородские ученые запатентовали метод. Этот метод опробован на мышах. Возможно, этот метод получит широкое применение через несколько лет. Патент на этот метод был получен в 2012 году, а как показывает мировая практика, от разработки до внедрения метода в применение проходит около 10 лет. Исследования и диагностика. Здесь можно прочитать подробнее и посмотреть фотогорафии примеров использования люциферазы для визуализации раковых опухолей до и после облучения на лабораторных мышах (исследование белка и получение патента) http://www.niipfm.nizhgma.ru/bioimidjing/uspeh/

  • Подсветка раковых клеток при помощи вирусов-мутантов. Эндрю Браун и его команда создали генетически модифицированный вирус герпеса, который заражает только клетки опухоли. Этот вирус окружен клетками люциферазы, которая позволяет зараженной опухоли светится. Если метод докажет свою эффективность вирусы повсеместно будут применяться для визуализации опухоли вместо томографов.
  • 2. Генная терапия и вирусы

    Иммунитет человека может бороться с онкологией сам. Но почему же этого не происходит? Дело в том, что рак, маскируется под нормальные, здоровые клетки человека, поэтому иммунитет его не распознает. Например, у раковых клеток больных лейкемией на поверхности есть белок CD19, который маскирует злокачественные клетки под нормальные, и они остаются незамеченными для иммунитета человека. Ученые нашли способ добавить к лимфоцитам больных гены рецепторы CD19 и вернут измененные клетки в организм больных лейкемией при помощи обезвреженных ретровирусов, обладающих способностью встраиваться в ДНК человека. Потерявшие маскировку раковые клетки были атакованы модифицированными лимфоцитами. 90% испытуемых, больных тяжелой формой лейкемии пошли на поправку.

    Лекарства для генной терапии в России тоже были придуманы. Например, препараты АнтионкоРАН-М и АнтионкоРАН-F, добавляют 2 гена: один убивает злокачественные клетки, а другой стимулирует иммунитет. На продолжение исследований нужно порядка 150 млн. рублей. Исполнительный директор компании-разработчика «Генная химия» Максим Кокшаров в интервью призывает вкладываться не в биткоин, а в лекарство от рака.

    Активно изучаются возможности использования вирусов для генной терапии:

    не вызывает защитного ответа в раковых клетках

    способен переносить длинные последовательности «встроенных» генов

    Новые препараты могут вылечить от рака даже безнадежных больных

    Как они побеждают онкологию и сколько стоят?

    25.10.2018 в 13:19, просмотров: 7796

    Каждый год почти 10 миллио­нов человек в мире получают онкодиагноз. В России рак обнаруживают ежегодно у 27 тысяч пациентов. Смертность от него находится на втором месте, уступая лишь сердечно-сосудистым заболеваниям. Победить болезнь сейчас пытаются ученые всего мира. И у них это постепенно получается. В октябре 2018 года Нобелевскую премию по медицине дали Джеймсу Эллисону из США и Тасуку Хондзё из Японии за новый метод лечения рака.

    Заведующий научным отделом онкоиммунологии Национального медицинского исследовательского центра онкологии им. Н. Н. Петрова Ирина БАЛДУЕВА рассказала, как работает новое лечение и когда нам удастся вылечить рак.

    «ОЧКИ» ДЛЯ ИММУНИТЕТА​

    В норме наша иммунная система постоянно отслеживает, вовремя отлавливает и уничтожает раковые клетки. Но бывает, что иммунитет перестает видеть, распознавать их и, соответственно, бороться с ними. В итоге развивается болезнь. Один из способов лечения — химиотерапия — может убить далеко не все опухолевые клетки. Некоторые выживают и дают рост новой опухоли. Иммуноонкологические препараты (за их изобретение в этом году и дали Нобелевскую премию. — Ред.) способны заставить иммунные клетки организма увидеть опухоль и убить ее. Эти препараты связываются со специальными белками (CTLA-4 и PD-1. — Ред.) на поверхности клеток иммунной системы (Т-лимфоцитов. — Ред.), на раковой клетке и растормаживают противоопухолевый иммунный ответ. Он запускается, лимфоциты замечают раковые клетки и разрушают их.

    Читать еще:  Лечение рака мочевого чистотелом

    Это настоящий прорыв в онкологии и иммунологии, это будущее. Какие виды рака можно лечить с помощью новой терапии? Если в опухоли есть определенные маркеры, то эти препараты можно назначать вне зависимости от расположения рака. Но если этих маркеров нет, то иммунная терапия не поможет. Представьте, что рак — это кубик Рубика. Так вот, новые препараты умеют блокировать, предположим, только синие квадратики. Если они в кубике Рубика есть, то опухоль можно победить. Но сейчас разрабатываются препараты, которые направлены и на другие квадратики — красные, желтые, зеленые. Как только мы научимся блокировать все части нашего воображаемого кубика Рубика, то научимся лечить и все виды рака.

    СЛУЧАЙНОЕ ОТКРЫТИЕ

    Открытие было сделано больше 20 лет назад. В медицине, биологии не бывает такого: сегодня открыл, а завтра уже получил Нобелевскую премию. Все лауреаты работают много лет, это длинный путь.

    Что касается данного открытия, то оно было сделано очень интересным образом. [Ученые] изучали препарат для лечения аутоиммунных заболеваний — то есть агрессии иммунитета на ткани и клетки собственного организма. Все новые лекарства в обязательном порядке тестируют на аутогенность; должно быть доказано, что они не вызывают опухолевый рост. Так вот, препарат, о котором я вам рассказываю, подвергли такому же испытанию. Его давали лабораторным животным с различными видами опухоли. И оказалось, что лекарство разрушало их! Это был невероятный удивительный побочный эффект! Как получилось, что препарат, направленный на то, чтобы затормозить аутоиммунные реакции, убил опухоль? Ученые стали выяснять это и в процессе сделали открытие белков CTLA-4 и PD-1. На основании этого появились и иммуноонкологические препараты.

    ЧУДО-ТАБЛЕТКИ НЕТ

    Сейчас врачи-онкологи получили целый арсенал лекарственных средств. Они позволяют контролировать опухолевый рост и излечивать пациентов, которые до недавнего времени считались безнадежными. При этом надо понимать, что одной чудо-таблетки, которая раз и навсегда победит любой рак, нет. Ведь опухоль очень многолика, ее клетки находятся в разных фазах цикла: одни отдыхают, другие делятся, в-треть­их происходят какие-то мутации.

    Поэтому необходимо выстраивать индивидуальный подход к каждому пациенту. Если опухоль быстро растет, нужны химиопрепараты, которые будут ее разрушать. Таргетная терапия направлена на определенные белки, влияю­щие на рост и распространение опухоли.

    Контроль за раковыми клетками, которые остались после применения химиопрепаратов — это, конечно, иммунная терапия.

    Сейчас идут исследования в области генной терапии. Ее суть заключается в том, что у пациента забирают его собственные Т-клетки (они составляют часть иммунной системы. — Ред.), помещают в них гены, которые способны распознать злокачественные клетки и разрушить их, и вводят их обратно пациенту. Такое лечение может помочь больным лейкозом, которые нечувствительны к трансплантации костного мозга, к химиопрепратам и иммунной терапии. Такие лекарства уже есть за рубежом, они используются (предполагается, что в США курс генной терапии будет стоит около 300 тысяч долларов. Это примерно 19,7 миллионов рублей. — Ред.). Мы тоже разрабатываем похожий препарат. Одно его введение может излечить пациента! Я уверена, за это (исследования в области генной терапии при лечении рака. — Ред.) тоже непременно будет вручена Нобелевская премия.

    ПОБОЧНЫЕ ЭФФЕКТЫ

    У химиотерапии есть побочные эффекты. Например, тошнота, рвота, проблемы с пищеварением и так далее. Они могут длиться около 10 дней, а потом — пройти. К сожалению, побочные эффекты при применении иммуноонкологических препаратов более длительные. И мы их только учимся лечить. Иммунная система начинает возмущаться и атаковать собственные клетки. В результате возникают очень серьезные аутоиммунные болезни. Например, воспалительные заболевания кишечника, надпочечников, воспаление щитовидной железы. Не исключено, что в результате такого лечения рак не пройдет, но к нему добавится, например, язвенный колит или болезнь Крона. Вот такая непростая история. Иммунная терапия — это не волшебная таблетка, которую выпил и ты здоров. Но онкологи сейчас учатся обращаться с этими препаратами и справляться с побочными эффектами.

    МИЛЛИОНЫ НА ЛЕЧЕНИЕ

    Многие иммуноонкологические препараты уже зарегистрированы в России. Например, ипилимумаб, ниволумаб. Последний используется для профилактики прогрессирования рака. Например, пациента прооперировали, но есть высокий риск дальнейшего распространения заболевания.

    К сожалению, все эти препараты пока очень дорогие. Например, некоторое время назад стоимость ипилимумаба — для лечения необходимо четыре введения этого препарата — достигала четырех миллионов рублей. Но сейчас ипилимумаб стоит значительно меньше. Здесь работает простое правило: чем больше препарат используется пациентами, тем он становится дешевле. Кроме того, Министерство здравоохранения Российской Федерации закупает некоторые препараты, и пациенты получают их.

    На первой-второй стадии рака можно обойтись более дешевыми способами лечения, но, например, на третьей (стадия, при которой опухоль уже появилась в близлежащих тканях, но ее нет в других частях тела. — Ред.) или четвертой стадии (опухоль распространилась в отдаленные от места первичного поражения органы тела. — Ред.) — финансовые затраты уже очень серьезные, а лечение болезни требует очень больших усилий. Поэтому мы сейчас постепенно возвращается к тому, что надо проводить регулярные профосмотры и выявлять заболевание на ранних стадиях. К сожалению, рак сейчас очень помолодел, например, к нам приходят молодые 23-летние девушки с раком молочной железы. Но и лечение прогрессирует. Рак сейчас — это хроническое заболевание, которое требует постоянного контроля. Но не надо к нему относиться как к приговору. Я уверена, мы уже на пути к его излечению.

    Новые прорывы обязательно будут, долго ждать не придется. Речь идет не о 20–30 годах, а о гораздо меньшем времени.

    Ссылка на основную публикацию
    Adblock
    detector