Иммунотерапия рака в Европе: проблемы и перспективы

Иммунотерапия рака в Европе: проблемы и перспективы

Бурное развитие иммунотерапии рака в Европе не только открывает новые возможности, но и ставит перед обществом новые проблемы.

Прогресс в европейской онкологии стремительный.

Никто из присутствовавших на Столичном конгрессе по медицине и здравоохранению в Германии (Hauptstadtkongress Medizin und Gesundheit, HSK 2019) не смог усомниться в этом факте.

«Группа поддержки больных раком легких с очень редкой мутацией ROS1 в качестве причины заболевания? Никогда не было такой группы. В прошлом все эти люди быстро умирали. Теперь они внезапно становятся категорией пациентов, переживших рак — конечно, это впечатляет», – сказал профессор Карстен Бокемейер из Онкологического центра при Университетской клинике Гамбург-Эппендорф.

Тот факт, что подобные группы поддержки существуют сегодня в Европе, является следствием доступности высокоэффективного инновационного лечения для этой очень небольшой группы.

Поэтому профессор Бокемейер говорил об энтузиазме в европейской онкологии, вызванном быстрым развитием персонализированных методов терапии.

Генетика служит исследователям рака

Нет сомнений — методы лечения рака меняются в быстром темпе. Грубые средневековые мечи против 300 болезней (хирургия, радиотерапия, химиотерапия) постепенно заменяется высокоточным таргетным оружием.

Тот факт, что наука все лучше и лучше справляется с генетической основой рака, манипулируя иммунной системой или подавляя определенные сигнальные пути, дает врачам возможность делать вещи, которые были неосуществимы пару лет назад.

Следующие примеры показывают это:

Множественная миелома

За последние десять лет было одобрено много новых лекарств против множественной миеломы, которые значительно улучшили лечение этого редкого рака крови.

«Все эти варианты увеличили выживаемось пациентов до 10 лет вместо 3,5 лет в 1995 году. Инновационные лекарства, которые стали доступны относительно недавно, улучшили показатели втрое», – говорит немецкий профессор.

Метастатический немелкоклеточный рак легкого

Это рак, который является «примером чрезвычайно сложной молекулярной медицины» для онколога из Гамбурга. Университетская больница Гамбург-Эппендорф сегодня регулярно выполняет генетический анализ опухолей легкого, результаты которого служат основой для планирования таргетной терапии.

К сожалению, клетки НМРЛ быстро становятся резистентными к терапии. После этого выполняются следующие анализы, потому что сегодня существуют эффективные препараты против некоторых типов резистентности.

Местные онкологи делают ставку на генетику, которая помогает разрабатывать препараты с низкой токсичностью и высокой продолжительностью ответа.

Метастатическая меланома

Каждый второй пациент с меланомой имеет так называемую мутацию BRAF. Благодаря успешному комбинированию двух ингибиторов тирозинкиназы, около 30% пациентов все еще живы через пять лет после начала терапии.

«В прошлом пациенты обычно умирали от метастатической меланомы в среднем через двенадцать месяцев, что бы вы ни делали», – констатирует Бокемейер.

Иммунотерапия

По словам профессора, это следующая большая революция. Используя антитела против иммунных контрольных точек, лечение активирует иммунный ответ. Новые препараты позволяют Т-клеткам снова распознавать и уничтожать опухолевые клетки.

Ингибиторы иммунных контрольных точек используются сегодня при различных формах рака, в том числе при раке почки, раке желудка, раке гортани, меланоме и раке легкого.

Иммунотерапия и CAR T-клеточная терапия рака в Европе: две надежды

Началась «большая революция» иммунотерапии, и уже открылась следующая глава под названием CAR T-клеточная терапия рака. При этом варианте лечения иммунные клетки пациента модифицируются не в организме, а в фармацевтических лабораториях.

В результате Т-лимфоциты получают новый рецептор, который распознает уникальные белковые структуры опухолевых клеток, чтобы атакуя их. Технология CAR-T очень сложна в своей реализации и доступна далеко не во всех клиниках Европы.

Обстоятельства, в которой она используется, являются рискованными, потому что пациенты много раз безуспешно подвергались лечению. Сегодня эта дорогостоящая терапия назначается только в тех случаях, когда других терапевтических опций не осталось.

Бокемейер объясняет технологию: «Сотрудники лаборатории стимулируют эти Т-клетки, изменяют и возвращают, что удается далеко не каждому пациенту. Но в случае терапевтического ответа мы видим выживание — в настоящее время все еще с коротким временем наблюдения едва ли два года — это примерно 50% пациентов. Для случаев, которые хорошо реагируют на CAR-T, цифра составляет около 80%».

В ситуации, когда этим людям оставалось не более трех месяцев жизни, CAR T-клеточную терапию можно назвать настоящим прорывом в европейской онкологии.

Эпоха химиотерапии пока вряд ли подойдет к своему концу. Нынешние исследования в основном сосредоточены на лечении пациентов иммунотерапией в комбинации с химиотерапией. У некоторых пациентов, в том числе с немелкоклеточным раком легких, иммунотерапия резко повышает шансы на выживание.

Заключение профессора Бокемейера: «С моей точки зрения, эти исследования никогда не были настолько успешными, как сегодня. Мы действительно можем воплотить эти фундаментальные результаты в инновационные методы лечения рака».

Нет обсуждения рака без обсуждения стоимости

Когда дело доходит до достижений в онкологии, обсуждение затрат не за горами.

Это сводится к вопросу: может ли система здравоохранения профинансировать последствия инновационного бума?

Стоимость лекарств, которая составляет сотни тысяч евро в год, подвергается критике со стороны общественности. Более того, стоимость производства препаратов для CAR T-клеточной иммунотерапии составляет лишь часть общей стоимости.

На заседании HSK д-р Томас Мюллер, начальник отдела лекарств, медицинских приборов и биотехнологий Федерального министерства здравоохранения Германии, ясно дал понять, что он думает об этой противоречивой ситуации.

«Существует довольно простая позиция, которая гласит: почему мы тратим так много? Молекула не стоит так дорого. В принципе, стоимость производства такой молекулы или антитела гораздо меньше 100 000 евро в год. Ответ сложней, потому что мы знаем, что инновации в фармацевтике — это творчество, исследования и разработки, для которых нужны стимулы. Мы хотим, чтобы самые умные люди, самые лучшие исследователи и компании работали в этой области здравоохранения», – говорит Мюллер.

Читать еще:  Народные с во лечения рака

Важно понимать, что любые технические инновации также имеют стимулы.

И стимулы в частном здравоохранении — это возможность впоследствии заработать на своей разработке.

Системы, которые не опирались на инициативы частного сектора, отставали в области разработке лекарств. У нас есть веские причины защищать эту систему. Но жизнь требует, чтобы государство держало цены на приемлемом уровне.

В этом плане развивающаяся иммунотерапия рака в Европе требует неотложного решения серьезных проблем финансирования и регулирования. «Модели с возвратом денег» (Geld-zurück-Modelle) могут быть таким решением.

В этом отношении быстрые инновации, такие как технология CAR-T, также приводят в движение другие инновационные процессы. В Германии два производителя заключили так называемые «основанные на результатах» контракты с некоторыми медицинскими страховыми компаниями. Это своего рода «модель с возвратом денег».

Принцип простой и справедливый: если пациенты не реагируют или плохо реагируют на лечение, компания может вернуть потраченные деньги у разработчика.

Идея состоит в том, чтобы сделать инновационные и потенциально спасительные методы лечения доступными как можно быстрее, принимая во внимание аспекты экономической эффективности.

Будем надеяться, что этот путь развития иммунотерапии в Европе вскоре принесет пользу многочисленным медицинским туристам, которые ищут эффективные и доступные методы лечения рака.

Константин Моканов: магистр фармации и профессиональный медицинский переводчик

Современное лечение рака

Новые технологии приходят в Россию.

Приглашаем пациентов принять участие в новых методах лечения онкологических заболеваний, а также в клинических испытаниях препаратов на основе Т-клеток (LAK-терапия). Терапия проводится в различных научно-исследовательских онкологических центрах, в зависимости от вида опухоли.

Отзыв о методе министра здравоохранения РФ Скворцовой В.И.

Комментарий о клеточных технологиях главного онколога России, академика Давыдова М.И.

Сегодня лечение онкологии в Москве может осуществляться как традиционными так и инновационными методиками, позволяющими полностью излечить страшную патологию либо же перевести ее в хроническую форму (причем лечению поддаются даже запущенные формы рака, что еще несколько лет назад было невозможным).

За современным лечением рака к нам обращаются

• пациенты с поздней стадией рака, от которых отказались другие клиники из-за распространенности онкопроцесса;
• больные с противопоказаниями к традиционным методикам («химии», хирургии, лучевой),
• пациенты, которых надо привести к состоянию, разрешающему хирургическое вмешательство;
• люди, которые не хотят ложиться на операционный стол;
• пациенты, у которых не выявлен первичный очаг;
• больные, прошедшие через традиционную терапию, но не получившие надлежащего результата.

Устранение опухоли химиотерапией сопровождается большим количеством побочных явлений (например, лизис опухоли). Такие явления настолько интенсивны, что они начинают притормаживать лечебный процесс. Наличие отягчающих последствий объясняется тем, что «химия» подавляет не только опухоль, но и здоровые клетки организма.

Лечение онкологии в Москве

В целях повышения эффективности лечебного процесса химиотерапию меняют на современные методы лечения рака:
• радиочастотную абляцию – онкоклетки разрушаются специальными электродами;
• микроволновую абляцию – при помощи особых «антенн», которые воздействуют на онкоочаг разрушающей энергией;
• криоабляцию – при помощи специализированной иглы к раковому очагу доставляют жидкий азот, имеющий температуру в -196 градусов;
• ультразвуковую – разрушение опухоли обеспечивает пучок ультразвука, проникающий к ней через кожный покров; при данной процедуре какие-либо дополнительные проводники не вводятся; ее осуществление на 100% дистанционно.

Кроме того, современное лечение рака включает в себя методы химиоэмболизации, либо введения химии внутриартериально.
Когда традиционные методики не дают желаемого результата, на первый план выходят инновационные способы лечения. В нашем мед. учреждении есть такие виды терапии, которые могут помочь даже при сильной распространенности патологического процесса. Современные технологии, используемые в нашей клинике, позволяют уменьшить размеры опухолевых форм и получить возможность провести спасительную операцию по удалению оставшихся компонентов опухоли.

Мы предлагаем современное лечение рака

• перевести патологию в операбельную стадию путем регрессии очага и метастаз;
• лечение, направленное на стабилизацию состояния, которая приведет к частичной регрессии опухолевой ткани;
• оказать помощь пациентам с 4 стадией, улучшить качество жизни, принять меры для увеличения ее длительности и даже привести человека к состоянию, при котором допускается оперативное вмешательство (это касается пациентов с наиболее тяжелыми случаями).

Терапия биовакцинами

Из крови больного забирают клеточные элементы иммунитета (лимфоциты) или опухолевой ткани (вариант №2). В искусственной среде их обрабатывают с помощью генной инженерии, («обучают» выявлять и уничтожать злокачественные клетки), после чего вводят в кровь пациенту. Данную процедуру нужно осуществлять систематически на протяжении нескольких месяцев.

Гипертермическая химиотерапия

Современное лечение рака, а именно канцероматоза брюшной полости. До недавнего времени пациенты с указанной патологией были неоперабельными, и все лечение сводилось к паллиативным мерам (т.е. жизнь не спасали, а лишь несколько улучшали ее качество). Сегодня ситуация изменилась. Гипертермическую химиотерапию используют при операции циторедукции, во время которой максимально удаляется онкоочаг и внутрь брюшной полости вводят химиопрепараты, предварительно нагретые до 40-ка градусов. Лекарство держат до двух часов, промывая брюшную полость.

Метод SIRT

В некоторых случаях возможно спасти пациента, задействовав метод SIRT. Это микроскопические крупицы, в которых присутствует искусственный радиоактивный изотоп Иттрий-90. Данные элементы через печёночную артерию доставляют к метастазам и опухоли. Элементы воздействуют селективно, затрагивая только опухолевые составляющие.

Электропорация

Эта необычная методика сводится к тому, что метастазы уничтожаются высоким напряжением электротока, подающегося короткими пульсациями. Ток через электроды воздействует исключительно на опухолевые образования, не затрагивая здоровые ткани. Данный способ позволяет бороться с онкологией поджелудочной железы, печени, легкого, когда пациент считается неоперабельным.

Читать еще:  Лечение рака яичек у мужчин и возможные осложнения патологии

Высочайший профессионализм наших работников, а также огромный опыт в применении методов современного лечения рака позволяет нам считаться одной из лучших онкоклиник. Весь имеющийся у нас арсенал (опыт, превосходные технические возможности), а также индивидуальный подход в работе направлены на достижение одной цели – эффективная онкотерапия и спасение жизни пациента.

Для подбора эффективного метода лечения вы можете обратиться за

– методы инновационной терапии;
– возможности участия в экспериментальной терапии;
– как получить квоту на бесплатное лечение в онкоцентр;
– организационные вопросы.

После консультации пациенту назначается день и время прибытия на лечение, отделение терапии, по возможности назначается лечащий доктор.

Новая перспектива в лечении рака

Сибирские ученые обнаружили уникальные свойства клеток, открывающие новые перспективы в лечении рака

Пресс-служба ФИЦ ИЦИГ СО РАН

Занимаясь изучением раковых стволовых клеток, которые способны внезапные рецидивы, казалось бы, излеченной болезни, группа ученых ФИЦ Институт цитологии и генетики СО РАН во главе с заведующим лабораторией индуцированных клеточных процессов доктором биологических наук Сергеем Богачевым обнаружила у них уникальное свойство: они оказались способны захватывать экстраклеточные фрагменты ДНК.

Используя эту особенность, ученые смогли пометить раковые стволовые клетки: они ввели специфический флуорохромный краситель в ДНК-зонд, и принявшие его клетки стали светиться красным. О том, какую пользу можно извлечь из обнаруженного исследователями свойства клеток рассказала старший научный сотрудник лаборатории кандидат биологических наук Евгения Долгова:

– Во-первых, эта особенность является новым универсальным маркером стволовых раковых клеток и позволяет отслеживать эффективность проводимого лечения. Иначе говоря, мы получили возможность отследить, все ли такие клетки уничтожены. Если ответ отрицательный, говорить об излечении рано, поскольку сохраняется опасность повторного развития болезни. Но это не все. Вторым важным следствием является возможность, используя это свойство, проводить таргетное (нацеленное) воздействие именно на стволовые клетки как причину возникновения заболевания. И нами была разработана стратегия такого лечения.

Ученым удалось установить, что фрагменты ДНК, попавшие в стволовую раковую клетку через определенный временной промежуток после воздействия цитостатиками (применяются при химиотерапии), не дают клетке завершить процесс восстановления, и она погибает. На этом взаимодействии была построена стратегия лечения лабораторных мышей от асцитной опухоли Кребс-2. Обычно это заболевание ведет к неизбежной гибели животных в течении двух недель. Однако ученым удалось полностью вылечить 50% мышей, а некоторые после дали здоровое потомство.

Положительные результаты дали и эксперименты с колониями человеческих клеток, пораженными глиобластомой (именно эта разновидность рака стала причиной смерти Жанны Фриске). Новая стратегия лечения, основанная на обнаруженном природном механизме поглощения клетками фрагментов ДНК, может быть применима к большинству разновидностей раковых опухолей. Правда, в каждом случае необходимо разрабатывать свой регламент лечения (в одних случаях для групп пациентов, в других – индивидуальный). Однако полученные результаты уже позволяют исследователям ФИЦ ИЦиГ СО РАН говорить о том, что в терапии онкологических заболеваний появились новые горизонты.

Читать статьи по темам:

Читать также:

Найти и уничтожить раковые стволовые клетки

Специалисты Института цитологии и генетики СО РАН открыли универсальный маркер стволовых раковых клеток, что позволило вылечить мышей от двух форм злокачественных опухолей.

Клетки с асоциальным поведением

Интервью с биологом Евгением Шевалем о жизненном цикле клетки, онкогенезе и химиотерапии.

Радиотерапия по генетическим показаниям

Различные варианты нескольких генов позволяют предсказать, будет ли радиотерапия эффективной в лечении рака или, наоборот, приведет к ухудшению.

Как накормить ядом раковые клетки

Ученые Института Вайтхеда считают, что для доставки лекарственных препаратов в раковые клетки можно использовать гиперэкспрессию на их повехности специфических молекулярных транспортеров.

Перспективный кандидат в препараты для лечения рака мозга

Использование нового биомаркера как мишени для потенциального лекарственного препарата позволяет избежать дальнейшего прогресса и рецидива самой смертоносной опухоли головного мозга – мультиформной глиобластомы.

Электронное СМИ зарегистрировано 12.03.2009

Свидетельство о регистрации Эл № ФС 77-35618

Побеждая рак: “аватары” опухолей, иммунотерапия и никакой депрессии

Онкологические заболевания находятся на втором месте среди всех причин смертности в мире; в год опухолевые заболевания выявляют примерно у 14 миллионов людей, при этом число заболевших растет

ТАШКЕНТ, 28 июн — Sputnik, Антон Курилкин. О причинах развития, профилактике и лечении рака корреспондент Sputnik Узбекистан поговорил с руководителем отдела персонализированной онкологии “МЕДСИ”, доцентом кафедры онкологии Российской медицинской академии непрерывного профессионального образования, кандидатом медицинских наук Владимиром Лядовым.

– Почему растет число онкозаболеваний в мире?

Если в России пока еще первое место среди причин смертности занимают заболевания сердечно-сосудистой системы, то в США, Западной Европе, Южной Корее, Японии — странах, где внедрены эффективные программы по борьбе с сердечно-сосудистыми заболеваниями, на первое место вышли онкологические заболевания. Их гораздо сложнее предотвратить.

– Кто входит в группу риска, помимо пожилых людей?

— Онкологические заболевания — огромная группа болезней, для каждой из которых есть свои группы риска. Но есть три важных фактора, на распространенность которых мы можем повлиять.

Второй фактор — избыточный вес и малая подвижность. Речь идет именно о выраженном ожирении — доказано, что у пациентов очень полных в целом повышена вероятность развития многих злокачественных образований.

Особенности обмена веществ у таких пациентов и пациенток не только приводят к увеличению жировой массы, но также способны активировать различные внутриклеточные сигнальные пути. Они заставляют клетки активнее делиться — а значит, активнее накапливать мутации, что в конечном счете предрасполагает к появлению опухолей.

Читать еще:  Лекарство для лечения рака костей

Третий фактор — вирусы, некоторые из которых являются онкогенными.

Так, на втором месте в мире среди опухолевых причин смерти находится рак печени, развитие которого у большинства пациентов обусловлено инфицированием гепатитами В и С. Вакцинация от гепатита В способна резко понизить риск развития не только гепатита, но и последующих опухолей печени.

Еще одно заболевание, в значительной мере связанное с вирусной инфекцией, — рак шейки матки. Наличие у женщины определенных типов вируса папилломы человека способно в течение жизни привести к развитию злокачественной опухоли.

Конечно, речь идет далеко не о всех вариантах этого вируса, который встречается у населения чрезвычайно часто. Тем не менее, вакцинация девочек от наиболее агрессивных вариантов вируса папилломы привела к резкому снижению заболеваемости раком шейки матки, например, в США.

Оглядываясь на зарубежный опыт, обидно слышать, что в нашей стране многие возражают против применения вакцин, в том числе онкологических, хотя это очень эффективный инструмент для профилактики смертельно опасных заболеваний.

– Какие есть проблемы в диагностике и профилактике рака сейчас?

Например, большое значение имеет низкий уровень знаний у людей и отсутствие какой-либо настороженности. Например, если человек знает, что появление крови в стуле, моче, выделениях из половых путей может свидетельствовать о появлении опухоли, он с большой вероятностью обратится к врачу.

Существует проблема дефицита времени у врачей в поликлиниках для того, чтобы разобраться в жалобах людей, которые все-таки дошли до больницы. Иногда из-за этого пациент не может получить направление к нужному специалисту достаточно долго, что может привести к большей запущенности заболевания.

Конечно, необходимо широко внедрять скрининговые программы, которые способны обнаружить у людей опухоли ранних стадий. Такие пациенты с большой вероятностью могут быть излечены.

Разумеется, огромное значение имеет пропаганда здорового образа жизни, отказа от курения, борьбы с избыточным весом — все это не может не помочь в снижении количества онкозаболеваний.

– Какие перспективы есть в лечении рака?

— На сегодняшний день есть три основных способа лечения: операция, облучение и химиотерапия (лекарственное лечение).

Ведь по сути дела, рак является паразитом — но, в отличие от вирусов и бактерий, опухоль состоит из измененных, но собственных клеток организма. Поэтому иммунная система не справляется.

Погоня за клетками опухоли с помощью традиционных химиотерапевтических средств, которые убивают все быстро делящиеся клетки, не всегда достаточно эффективна и имеет много побочных эффектов.

Некоторые клетки опухоли выживают, образуют новые, уже более агрессивные отсевы — метастазы. В опухоли все время происходит внутренний отбор более агрессивных, более устойчивых к лечению клеток.

Поэтому наиболее перспективным и актуальным подходом мне представляется разработка препаратов для стимулирования иммунной системы человека, чтобы организм пациента учился воспринимать опухоль как чужеродный объект и уничтожать её.

Надо сказать, что одним из наиболее важных моментов для результата лечения является возможность получать лечение в крупном онкологическом учреждении, где целая команда врачей обладает достаточным опытом лечения рака.

Только в таких учреждениях можно по-настоящему говорить об индивидуальном подходе к пациенту, к тому, что называется сегодня персонализированной онкологией.

У нас, например, бывают пациенты, которым отказали в трех-четырех лечебных заведениях только по этой причине. Хотя существуют методики, которые позволяют глубоко оценить состояние пациента и подготовить его к операции — функциональные тесты, специальное питание, индивидуально разработанная программа лечения и реабилитации.

Люди даже в очень преклонном возрасте в таком случае хорошо переносят операцию и живут потом еще очень долго. За прошлый год среди оперированных нами пациентов каждый третий был старше 75 лет. Только за последние три месяца были выполнены удачные операции у 3 пациентов в возрасте старше 90 лет.

Удивительно, но именно старики в целом более оптимистичны и настроены на лечение, чем молодые люди, которые, узнав про заболевание, впадают в депрессию и нередко отказываются от лечения.

Буквально несколько недель назад опубликованы результаты интереснейшего исследования группы китайских ученых.

Они определили, что у пациентов с низким содержанием в крови фактора, отвечающего за борьбу с депрессией, эффективность химиотерапии была ниже, а токсичность выше, чем у больных с высоким содержанием этого фактора (без депрессии).

Это количественное подтверждение большой роли психологической поддержки в лечении онкологических пациентов. Так, у нас постоянно работает онкопсихолог, проводится оценка и коррекция психоэмоционального состояния пациентов.

Если говорить о так называемых трансляционных исследованиях, т.е. работах на стыке науки и практики, то особый интерес представляет изучение так называемых циркулирующих биомаркеров.

Наша научная группа (и множество других коллективов) занимается вопросом обнаружения в крови клеток рака, остатков генетического материала и экзосом — транспортных пузырьков, в которых материал опухоли переносится по организму.

Наконец, вершиной персонализированной онкологии считается возможность вырастить опухоль, клетки которой получены в ходе операции или биопсии, в тканях лабораторной мыши для последующего подбора наиболее эффективных режимов лекарственного лечения.

Эти опухолевые “аватары” или “ксенографты” значительно точнее даже самых детализированных генетических методик, имеющихся сегодня. Недавно нам удалось получить совместно с нашими партнерами — молекулярными биологами — первые два ксенографта от пациентов с опухолями желудка и толстой кишки.

Мы считаем, что внедрение в практику подобных методик способно резко улучшить эффективность лечения рака в течение ближайших двух-трех десятилетий.

Подписывайтесь на канал Sputnik Узбекистан в Telegram, чтобы быть в курсе последних событий, происходящих в стране и мире.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector