Почему лечение рака дорогое

Почему лечение рака дорогое?

Рекомендации:

Онкология — сфера медицины, где затраты на лечение одни из самых высоких. В настоящее время появилось немало частных клиник, которые предлагают пациентам лечение рака за свой счет. Например, в нашей клинике Медицина 24/7 доступны все современные методы лечения, зарегистрированные на территории России.

«Но почему же настолько высокие цены? И где же взять такие деньги среднестатистическому россиянину?», — этот вопрос пациентов часто приходится слышать и нам, и специалистам из других частных клиник. В этой статье мы ответим на основные вопросы, связанные с лечением рака в частной онкологической клинике.

Из чего складывается стоимость лечения рака?

Если коротко, то составляющих три: стоимость препаратов, оплата работы врачей и сервис в клинике. И в первую очередь внимание стоит заострить именно на препаратах.

Серьезная «война с раком» началась в западных странах в годах прошлого столетия. За прошедшие десятилетия было многое достигнуто. Например, выживаемость при раке молочной железы увеличилась на 21%, при раке толстой кишки — на 36%, при раке легкого — на 54%. Конечно, до полной победы еще далеко. Но современные онкологи могут помочь больным, которые ранее были бы признаны безнадежными.

К сожалению, цена таких побед очень высока. На разработку новых противоопухолевых препаратов нужные огромные суммы. должен их вкладывать. И это связано с большими рисками: если ученые нашли новое вещество, которое потенциально может стать лекарством, это еще не значит, что оно станет лекарством. Испытания могут окончиться неудачей на любом этапе, и вложенные деньги уже никто не вернет. К сожалению, ни одно государство не может выделить огромные суммы, которые покрыли бы эти расходы. А частные компании обанкротятся, если не смогут возвращать вложения.

В таких условиях новые противоопухолевые препараты просто не могут стоить дешево. Правительства разных стран работают над этой проблемой, но пока ситуация не меняется.

Зачем дорогие препараты?

«Лучшее лечение — профилактика», — вы наверняка много раз слышали эту фразу. В онкологии — не только лучшее, но и самое дешевое. С помощью здорового образа жизни можно снизить риски, но предотвратить развитие рака со стопроцентной гарантией, увы, невозможно. Но и тут есть решение. Нужно регулярно проходить скрининги, внимательно относиться к своему здоровью, при любых непонятных симптомах сразу же обращаться к врачам. Это дает возможность выявить рак на ранней стадии, тогда справиться с ним можно относительно легко и недорого.

К сожалению, в России скрининговые программы развиты не очень хорошо, люди плохо информированы и зачастую тянут с визитом к врачам до последнего. Как итог — зачастую злокачественные опухоли в нашей стране диагностируются на поздних стадиях. И здесь уже требуется более сложное и дорогое лечение, более современные препараты, одна доза которых может стоить сотни тысяч рублей, а то и больше.

Многие классические химиопрепараты, лучевая терапия, стандартные операции, — всё это стоит относительно недорого. Но именно благодаря более новым лекарствам и более сложным операциям в последние десятилетия удалось повысить выживаемость пациентов, продлевать жизнь больных, которых раньше просто выписывали домой «доживать».

К сожалению, государство не может покрыть все расходы. В государственных онкологических клиниках зачастую применяют не то, что более современное и оптимальное для пациента, а более простые и дешевые препараты, работают по устаревшим протоколам. Конечно, это сказывается на результатах лечения. В частной клинике можно получить всё и немедленно. Но за свой счет.

Борьба с онкологами. Россия прекращает поддерживать лечение от рака

Пока в России раком каждый год заболевают полмиллиона человек, власти решили закрыть в 2015 году национальную онкологическую госпрограмму, по которой обновлялось оборудование врачей и закупались лекарства для больных. Все это на фоне нехватки кадров, отсутствием обезболивающих и доступных онкоцентров в регионах. Medialeaks разбирался, куда катится Россия для онкобольных, и что с этим делает правительство.

Федеральная национальная онкологическая программа начала действовать в 2009 году. Проект программы появился для того, чтобы улучшить положение и лечение онкобольных и сократить отставание России от развитых стран в области помощи раковым больным.

13 ноября медицинское сообщество подвело итоги это программы. С 2011 по 2013 гг. было выделено 664 млрд. рублей, на которые построили новые центры и закупили дорогостоящее оборудование для диагностики и лечения рака.

При этом оснастить по минимуму нормальным оборудованием удалось только 64 региона, оставшимся приходится довольствоваться старой техникой.

Особую ценность и необходимость представляют лучевые аппараты, которые среди прочего и закупались в рамках этой программы. Преимуществом такого аппарата является то, что он может бить непосредственно по опухоли, почти не затрагивая здоровые ткани. Закрытие программы означает приостановку или даже полное прекращение закупок лучевых аппаратов.

На начало текущего года техникой для лучевой терапии было оснащено 7 федеральных центров и 56 диспансеров из 82 имеющихся в России.

«То, что было сделано по программе, имеет колоссальное значение для эффективности лечения и снижения побочных эффектов от лучевой терапии», — говорит Анна Бойко, руководитель отделения лучевой терапии онкологического НИИ имени Герцена.

При этом масштаб отставания от тех же США колоссален. Там один современный лучевой ускоритель приходится на 70 тыс. населения, у нас — на 1 млн 420 тысяч, говорят врачи. Например, в Подмосковье лучевую терапию получают всего лишь 10,5% нуждающихся в ней онкологических больных.

Читать еще:  Народное лечение при периферическом раке

Каждый год в стране заболевает раком почти полмиллиона человек. В 2013 году диагноз злокачественных образований был поставлен 484 тыс. человек, в 2012 году их было чуть меньше — 480 тыс. человек , следует из данных Росстата .

Онкологические заболевания занимает вторую строчку среди причин смертности в России. Каждый шестой умирает именно от рака. По данным ВОЗ за 2014 год, это более 330 тыс. человек. В Америке процент умирающих от рака чуть выше — 23%.

По данным Минздрава, которые приводились на встрече медиков, за пять лет действия программы смертность от рака сократилась лишь на 1%, но дело ,больше не в программе, а во врачах.

«Процент вылеченных пациентов увеличился. С 2009 года излечены 5–6 млн человек. Но дело в том, что больные либо обращаются к врачу, когда уже поздно что-то делать, либо сами врачи ставят неправильные диагнозы. В результате процент смертности не снижается», — рассказывает Бойко.

По данным Международного агенства по исследованию рака, на конец 2012 года на учете в онкологических учреждениях в России состояли 3 млн. больных.

За последние 10 лет число больных раком в России увеличилось на четверть. Если тенденция сохранится, еще через 10 лет заболевших будет на 15-20% больше.

Трудности

Кроме проблем с финансированием есть еще ряд проблем в сфере онкологии. Одной из них является большая нехватка кадров-специалистов.

На каждые 100 тыс. человек по нормативам должно быть 2-3 специалиста. В России это показатель равен 0,2. Кроме этого катастрофически нужны и физики, и радиологи.

«Сейчас в стране работают 250 медицинских физиков, что в 28 раз меньше, чем в США, и в 10 раз меньше, чем в Европе. Не хватает и онкологов», – рассказал проректор МГУ, завкафедрой физики ускорителей и радиационной медицины, профессор Александр Черняев.

Другой серьезной проблемой являются сложности при получении обезболивающих препаратов, которые зачастую просто не выписываются, так как причислены к классу наркотических препаратов и требуют особой документации.

В сентябре фонды «Подари жизнь» и «Вера» провели опрос по вопросам доступности обезболивания среди врачей и пациентов.

Каждый третий жалуется врачам на боль. Но 26% опрошенных сообщили, что врач посоветовал им терпеть. И еще 34% пациентов сообщили, что врач не верит, будто назначенный прежде препарат не действует или перестал помогать, хотя об этом говорят 40% больных.

Отсутствие обезболивающих довело многих больных до самоубийства. Одной из громких историй было самоубийство контр-адмирала Вячеслава Апанасенко, который выстрелил себе в голову, написав в предсмертной записке, что в смерти просит винить правительство и Минздрав. За этим последовал целый ряд самоубийств онкобольных, которые не смогли больше выносить боль после того, как врач отказался выписать им лекарство.

При этом от нехватки и бюрократических проволочек при выписке обезболивающих страдают не только больные, но и врачи. Одной из последних была нашумевшая история 70-летней Алевтины Хориняк, врача, которая в 2009 году выписала сильнодействующее обезболивающее своему смертельно больному раком знакомому Виктору Сечину. В аптеке, где Сечин обычно получал препарат, закончился трамадол по федеральной льготе, а лечащий врач отказалась выписать ему платный рецепт на лекарство из-за действующего запрета. В итоге, Хориняк выписала обезболивающее под свою ответственность, а через два года на нее завели уголовное дело по статьям «Незаконный оборот сильнодействующих средств» и «Подделка». Суд несколько недель назад вынес оправдательный приговор.

При этом министр здравоохранения Вероника Скворцова поддержала решение суда.

«Сама доктор поступила абсолютно правильно… А вот те, кто допустил отсутствие бесплатных анальгетиков, они точно так же должны предстать перед судом в этом случае. Они не только свидетели, но они как бы соучастники всей этой истории», — цитирует министра РИА «Новости».

В итоге огласка в СМИ дела Хориняк привела лишь к тому, что Минздрав создал горячую линию, на которую можно сообщать о нарушениях при назначении препаратов.

Кроме этого на следующий год скорее всего прибавятся и проблемы с нехваткой финансирования. Сейчас диагностика и лечение онкобольных оплачивается государством. Но с 2015 года предполагается, что эти расходы будут возложены на систему обязательного медицинского страхования из-за перехода системы здравоохранения на самофинансирование.

При этом страховка вряд ли сможет покрыть все расходы, когда стоимость курса лечения может доходить до 1,5 млн рублей. Возникает вопрос — а смогут ли больные вообще оплачивать лечение из собственного кармана?

За границу

Многие онкобольные в попытке вылечиться и спасти свою жизнь отправляются за границу, где лечение рака находится на куда более продвинутом уровне по сравнению с Россией. Часто в интернете можно встретить кампании по сбору средств на дорогостоящее лечение или операции в иностранных клиниках, где шанс вылечиться в разы выше.

Большое освещение в прессе получила история блогера и журналистаThe New Times Антона Буслова, которому в 2011 году поставили диагноз лимфомы. Деньги на лечение он собирал среди читателей своего блога. В итоге откликнулось 30 тысяч человек, блогер собрал 4,5 млн рублей, а уже через неделю Антон отправился в клинику Колумбийского университета, в Нью-Йорк. И оттуда он посылал дневниковые записи о своей борьбе с раком.

В июне 2014 года Буслов написал в ЖЖ открытое письмо вице-премьеру Ольге Голодец, которая курирует в правительстве медицину. Он написал о проблемах онкологического лечения в России и предложил несколько способов, как его можно улучшить. Голодец неожиданно позвонила ему и пообещала, что в некоторых из заявленных им проблем ожидаются подвижки, а также призвала предложить свои решения.

Читать еще:  Все о раке кишечника и его лечении

В августе 2014 года Буслов умер.

Медийные лица также предпочитают заграничные клиники отечественным. Недавно певица Жанна Фриске уехала на лечение за рубеж, где прошла курс сначала в Германии, потом в Китае. В октябре этого года она вернулась в Москву.

Состояние онкологической сферы в России сильно отстает от Запада. Часто кроме сочувствия и финансовой помощи онкобольные вряд ли могут на что-то рассчитывать. Не обнадеживает и сокращение бюджетных расходов на всю сферу здравоохранения. В бюджете на 2015-2017 годы запланировано урезание трат на 21,4% — до 421,4 млрд рублей. Причем тенденция по сокращению расходов на здравоохранение продолжается несколько лет. В 2012 году было выделено 55о млрд, а в 2014 уже около 500 млрд рублей. При этом власти считают куда более необходимым поднимать расходы на оборонку и спецслужбы: в последующие годы траты вырастут с 2,47 трлн до 2,99 трлн рублей, то есть на столько же, сколько всего идет на здравоохранение.

Как в мире лечат онкологические заболевания и почему Россия в этом отстает

В 2018 году в России диагностировали более полумиллиона новых случаев рака, всего в стране на онкологическом учете состоит 3,630 млн человек. Врачи говорят о важности ранней диагностики заболевания и новых методах лечения, которые за последние несколько лет значительно прогрессировали.

Какой из методов борьбы с раком сегодня считается самым перспективным и почему Россия отстает в лечении онкологических заболеваний от других стран, Настоящему Времени рассказал онколог Андрей Львович​ Пылёв.

“Иммунотерапия – самое важное, что произошло за последние 10 лет”

— Сейчас редкое заболевание лечится изолированно каким-то отдельным методом. Практически все онкологические пациенты проходят через комбинированное комплексное лечение, которое включает в себя и лекарственную терапию, и хирургические этапы, и лучевое лечение.

Причем лекарственная терапия может также включать в себя и иммунопрепараты, и таргетные препараты, и химиопрепараты. Появляются режимы, при которых действительно все более актуальным становится одновременное использование всех существующих видов лекарственных терапий.

Есть несколько видов лекарственного противоопухолевого лечения.

Собственно, все мы знаем про химиотерапию. Это, наверное, наиболее старый и наиболее изученный метод, который никоим образом до сих пор не потерял свою актуальность, и по-прежнему при целом ряде патологий именно химиотерапия является лидирующим методом.

Основной смысл химиотерапии в том, что пациент получает некий лекарственный препарат, который оказывает свое противоопухолевое воздействие на саму болезнь, но также негативно влияет на состояние пациента, потому что в равной степени оказывает воздействие как на здоровые, так и на больные клетки.

Таргетная терапия отличается от химиотерапии тем, что она воздействует не на организм в целом, а на опухоль, даже на определенные факторы опухолевого роста.

Естественно, такое лечение менее токсично, но оно уже не всем подходит. Потому что для назначения тех или иных таргетных препаратов должны быть определенные факторы-предикторы. То есть мы должны провести, как правило, молекулярно-генетическое исследование, найти определенные позиции, определенные мутации, которые ассоциированы с эффективностью того или иного таргетного препарата, и только после этого его назначить.

Иммунотерапия – это принципиально новое направление в лечении онкологии, наиболее перспективное и наиболее интересное.

Вообще иммунотерапия – это, наверное, самое важное, что произошло за последние лет 10, если не 20. Ведь как развивалась онкология? Мы получали новые таргетные препараты, новые химиопрепараты, мы доказывали эффективность новых комбинаций. А буквально недавно мы получили новое направление – целое направление лечения онкологических заболеваний. Это иммунотерапия.

Она принципиально отличается и от химиотерапии, и от таргетной терапии прежде всего тем, что при иммунотерапии не происходит прямого воздействия на опухолевую клетку. Противоопухолевый эффект достигается за счет опосредованного воздействия на опухоль.

Дело в том, что у каждого человека есть собственная иммунная система, которая, если совсем грубо, видит эту опухолевую клетку: она понимает, что опухолевая клетка – это что-то ненормальное, и ее уничтожает. А у онкологического пациента этот механизм сломан: наши лимфоциты не понимают, что эта опухолевая клетка – это и есть проблема, и дают ей спокойно расти и размножаться.

Соответственно, иммунотерапия, меняя структуру определенных мембранных белков на поверхности опухолевой клетки, делает так, что наша собственная иммунная система снова понимает: о, эта штука чужая, с ней надо бороться, ее надо уничтожить.

Это действительно чрезвычайно высокоэффективное направление, оно существует глобально в мире: первые препараты начали появляться в 2011 году, в широкую практику они внедрены в 2013 году в Европе, в Штатах. В России первые препараты зарегистрированы в конце 2015 года.

Уже накоплен достаточно большой опыт применения этих препаратов при тех или иных патологиях, прослежена группа пациентов, в том числе прослежены отдаленные результаты. Открытие состоялось уже достаточно давно, но именно поэтому та же Нобелевская премия была выдана за иммунотерапию только в 2018 году – когда мы уверенно можем сказать, что это работает.

Sashok89 › Блог › Рак и медицина России. (Нужно ли лечить от рака?)

Всем привет, уважаемые читатели моего блога, хочу сразу вас предупредить, речь пойдёт о распространенном забаливании как рак. Скрывать не буду, я уже как год болею раком, диагноз Саркома Юинга(рак кости скелета). Вы только не подумайте, я не жалуюсь, не прошу у вас жалости по отношению ко мне или ещё чего либо. За год лечение я много узнал о раке, о том что его много разновидностей, о том что на сегодняшний день каждый 6 болен этой заразой. Собственно к чему это все?!
За год лечения я был почти во всех онко центрах Москвы и области, скажу так, куда бы мы не пришли со своим заболеванием не важно с деньгами или нет, лечить нас ни кто не собирается. Я видил многих людей с различными таковыми заболеваниями, врачи онкологи идут по самому простому пути, кто бы что не говорил, но они в первую очередь берутся за самые лёгкие заболевания, где можно быстро вырезать все и забыть. С чего такие выводы позже обьясню. Я когда заболел раком, о этой болезни толком ни чего не знал и полностью доверился врачам. В интернете читал много разной информации, но как себя вести в процессе лечения никто не писал. Я только теперь понимаю что я сделал не так.
Ряд ошибок при лечении:
1. Я доверился полностью врачам, решил что они мастера своего дела, знают что и как правильно.
Все дело в том что мы у них идём на потоке, они не уделяют каждому нужного внимания, толком ничего не объясняют и ни чего не советуют. В моём случае когда мне назначили химиотерапию, мне ни кто не сказал что операция возможна в середине курса. Разговор был о прохождении курса и направлении на операцию, я не так давно узнал что операцию нужно было проводить после 4-го курса.
2. Если врачи чего то не делают, это не значит что это не нужно, не стоит сидеть и ждать пока врачи отправят вас на обследование.
Я проходил курс за курсом и сидел ждал дальнейшей команды врачей. Сам не догодался хотя бы для себя проходить обследование и самостоятельно следить за динамикой лечения. Так же необходимо знать при каких размерах можно проводить операцию, как только заметить что болезнь дожла до определённой отметки, настаивайте на операции. Постарайтесь сразу узнать у своего врача где будут оперировать, потому как в моём случае я лечение проходил в Раменской ЦРБ и онко центре в Балашихе, а операцию проводить будут в институте онкологии Блохина.
3. Не надейтесь на своего врача, нужно искать ещё как минимум 1-2 х онкологов и обязательно в крупных онко центрах.

Читать еще:  Мухомор как народное средство при лечение рака

Много слов написано, но статья эта была задумана не для того что бы описать своё лечение…
Сегодня 11.04.2017 мне удалось пообщаться с академиком в области онкологии и с хирургом онкологом. Речь шла нашей стране, в которой много больных и лечить их особо никто не хочет. Михаил Иванович профессор академик рассказал очень интересные истории, о методах лечения на сегодняшний день и реальные возможности нашей страны. Начнём с того что ещё в 50-х годах была изобретена вакцина от рака, её протестировали на живых людях и доказали что она работает, создатель этого чуда Блохин, тот самый человек в честь которого назван сегодня институт Блохина на каширке. Можно сказать так в чем проблема?! Можно лечить всех на лево и на право… Ответ очень прост, наше государство отказалось финансировать данное достижения, мотивируя тем что у нас нет соответствующего закона, да и в стране не так много больных раком что бы писать закон и тратить кучу денег. Вакцину продали за границу в месте с правами на её изготовление, куда точно продали не знаю до сих пор. Не трудно догадаться, что закона вакцинации раковых заболеваний нет и сегодня, те достижения которые есть на сегодняшний день, так же никто не финансирует, а точнее финансируют разработку, как дело доходит до серийного производства, на этом все заканчивается, мотивируя отсутствием денег. Все эти созданные вакцины замараживаются и откладуются в долгий ящик, где про него забывают. Хочу добавить от себя, сразу созрел вопрос, почему на Сирию и Украину деньги есть, а для своего народа денег нет?! Так вот, на сегодняшний день в Новосибирске выпущена очередная вакцина, но как и все остальные, она в продажу не поступит, потому как её продают багамским островам. Нас лечат старым и простым способом химии и скальпеля. Так же есть один важный момент, сейчас очень часто встречается раковый вирус мутант. Мутант это вирус который отделился от обычной каковой клетки и у нес собой ген вируса. Он звтоился в аргонизме человека приняв вид обычной клетки, поэтому иммунитет его не трогает и после операции основной опухали спустя 2-3 года эта клетка оживает. Она действует очень быстро, тем самым поражает все доступныйе ей места и болезнь начинается сначала. Мутация это последствия химии, рак таким образом защищает себя… Писать можно долго про это все, тот ко вот есть ли смысл? Правительство не заинтересовано в улучшении здоровья населения, точная статистика смертей от рака ни кому не известна.

Прошу прощение за ошибки, пишу на ходу, еду домой, завтра исправлю…
Спасибо за внимание, берегите себя и своих близких!

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector