Новые препараты от рака по карману только миллионерам

Новые препараты от рака по карману только миллионерам

Антирак

Среди онкобольных существует поверье: раковая опухоль – это живой организм. И если его ранить, но не убить, он становится агрессивнее и быстрее пожирает человека. Увы, современные методы лечения рака, относительно доступные в России, как раз и нацелены на то, чтобы ранить, но не убить. В то же время в мире вовсю идут исследования инновационных способов лечения онкозаболеваний. Стоит ли ждать от медицины прорыва? Если не от нашей, то хотя бы от мировой?

Если и стоит, то только не тем, кто уже заболел. Им нужно лечиться проверенными средствами, которые хорошо себя показали уже сейчас, и не надеяться на чудо.

Каждый третий мужчина и каждая четвёртая женщина на Земле становятся жертвами рака, говорится в статье, опубликованной в журнале JAMA Oncology. По словам доктора Владимира Цимберга, в России ежедневно от рака умирают тысяча человек. Одна из причин – у нас заболевание диагностируют на более поздних стадиях, чем в Америке и Европе.

Потому лечение онкологии стало выгодным бизнесом, в который пришло огромное количество шарлатанов и мародёров.

Иммунитет как оружие

Иммунотерапия является новейшим и действенным методом, который применяется для лечения многих форм рака на любых, даже самых поздних стадиях. Сейчас этот метод широко изучается и применяется за границей, ему посвящается множество статей в медицинских журналах. Значимость иммунотерапии для медицины сравнивают с открытием антибиотиков и химиотерапии.

Особенно популярна иммунотерапия в Израиле, который считается Меккой медицинского туризма. Впрочем, из-за этого за пределами земли обетованной уже начала появляться масса клиник с так называемыми израильскими методиками, которые, по сути, занимаются чем угодно, но только не здоровьем пациента.

Суть иммунотерапии в том, что организм учится самостоятельно бороться с раковыми клетками. Сам собой напрашивается вывод о том, что иммунитет у пациента должен быть в хорошем состоянии, – впрочем, эта проблема может быть решена с помощью курса лекарств. Для успеха лечения нужно сделать так, чтобы организм активизировался. Большинство раковых клеток имеют на поверхности опухолевые антигены – белки или углеводы. Они могут быть обнаружены и уничтожены иммунной системой. Иммунотерапия активирует иммунитет, превращая его в оружие против многих видов рака.

В целом эта методика выглядит так: пациенту вводят биологические препараты, обладающие противоопухолевой активностью. В них содержится определённое количество следующих действующих веществ: цитокинов, моноклональных антител. Сами эти препараты не являются токсичными и вызывают минимум побочных эффектов, что выгодно отличает их от традиционных коктейлей, применяемых при химиотерапии. При попадании в организм они начинают уничтожать злокачественные клетки, а система питания опухоли оказывается перекрытой. Таким образом рост опухоли прекращается, злокачественный процесс блокируется, метастазы в этом случае не возникают.

Различают два вида иммунотерапии: ингибиторы контрольных точек иммунного ответа, которые снимают иммунитет с тормозов, позволяя ему увидеть и уничтожить рак, CAR Т-клеточная терапия, которая совершает более целенаправленную атаку на раковые клетки.

Ингибиторы контрольных точек иммунного ответа блокируют способность некоторых белков ослаблять ответную реакцию иммунной системы на опухолевые антигены.

В обычное время такие белки сдерживают иммунную систему, которая своим слишком агрессивным поведением может навредить организму. Но в случае с раком все средства хороши.

Актриса Анастасия Заворотнюк, которой, по данным СМИ, диагностировали рак головного мозга, не захотела использовать в лечении экспериментальную американскую вакцину, которой лечили умершую от онкозаболевания в 2015 году Жанну Фриске.

Для лечения злокачественных опухолей в США одобрено четыре препарата, активизирующих иммунную систему: ипилимумаб (Ipilimumab, MDX-010, MDX-101), пембролизумаб (Кейтруда), ниволумаб (Опдиво) и атезолизумаб (Тецентрик).

Все эти лекарства уже можно купить в России через Интернет. Насколько это безопасно – вопрос риторический. Зато Интернет даёт прекрасную возможность ознакомиться с ценами. 40 мг ниволумаба стоят 940 долларов, 100 мг – 2350 долларов. Сайт продавца настоятельно советует покупать лекарство в Израиле и получать в аэропорту обратно до 18% от его стоимости в виде НДС.

Пембролизумаб в дозировке 50 мг можно приобрести за 2200 долларов. 120 мг атезолизумаба – за 7139 долларов. Одну упаковку ипилимумаба дозировки 200 мг можно приобрести в Москве за 17 700 долларов. CAR Т-клеточная терапия использует для лечения рака Т-клетки иммунной системы. Их извлекают из крови пациента, генетически модифицируют в лаборатории, «нацеливая» на конкретный вид рака, и вводят обратно в организм. Пока эта процедура доступна только в клинических испытаниях и используется для лечения лейкемии и лимфомы. Администрация пищевых продуктов и медикаментов США, вероятно, в скором времени одобрит Т-клеточную терапию. Но когда эти технологии дойдут до нас? И сколько они будут стоить? Есть сложность: изготовление противоопухолевых биологических препаратов производится для каждого больного человека индивидуально. Ведь лечение основано на применении биологического материала, в составе которого находятся клетки самой опухоли. Вакцина может быть создана и на основе клеточного материала доноров, то есть людей, у которых точно такой тип рака. Трудно себе даже представить, сколько может стоить такое лечение. Видимо, порядок цен для индивидуального препарата будет уже совсем другим, а значит, простым смертным все эти достижения медицины окажутся не по карману.

Вещество, полученное в итоге, обрабатывается специальным способом, подсвечивается, после чего вводится в организм пациента при помощи инъекции. Действовать вакцина начинает мгновенно. Сторонники этого метода утверждают, что через несколько месяцев опухоль разрушится полностью. Называют и статистику излечения: от 60 до 80%. Для онкологии это довольно высокий показатель. И тем не менее иммунотерапия пока недостаточно исследована. Можно было бы сказать, что это рискованное лечение, но в случае с раком этот термин звучит несколько неуместно.

В ход идёт ежовка

Коварство рака состоит в том, что существует множество типов болезни, которые постоянно видоизменяются и приспосабливаются к лечению. Поэтому огромная удача для пациента – найти своего онколога, который правильно определит тип рака и назначит лечение, подходящее именно конкретному пациенту. Впрочем, методы могут оказаться самые неожиданные.

На Дальнем Востоке узнали о полезных свойствах вытяжки из морского ежа. По слухам, в Японии даже была государственная японская программа оздоровления населения, которая предписывала перед уроками каждому школьнику съедать одного сырого ежа. Правда это или нет – вопрос спорный. Однако японцы активно ловят ежей и делают из них экстракты. Есть случаи, когда онкобольные, пережившие операции, принимали эти препараты и болезнь не возвращалась, а качество их жизни становилось прежним. Говорят, на Дальнем Востоке сейчас настоящая ежемания. При этом, как водится, появляются «левые» конторы, которые торгуют вытяжкой из икры ежа, так что в этом вопросе, как и во многих других, нужно знать проверенных производителей.

Читать еще:  Лечение плоскоклеточного рака с ороговением

Сейчас учёные возлагают большие надежды на таргетную терапию опухолей. Этот метод лечения онкозаболеваний применяется в основном в комплексе с химиотерапией, лучевой терапией, иммунотерапией и т.д. Особенностью таргетной терапии является высокая специфичность и избирательность действия. Это позволяет при максимальном лечебном эффекте минимизировать вредное воздействие на организм пациента. Но именно поэтому перед назначением таргетной терапии приходится проводить сложные и долгие исследования. В любом случае это направление является пока экспериментальным.

Потому наиболее эффективными пока остаются традиционные средства. Они известны. Прежде всего оперативное вмешательство. Кроме того, это химиотерапия, которая считается достаточно эффективным способом лечения, но тяжело переносится пациентами. Также это гормональные лекарственные препараты. Считается, что они наиболее эффективны при лечении гормонозависимых опухолей – рака молочной железы, матки, простаты, а также при опухолях поджелудочной железы, почек, при меланомах. Не стоит забывать и про противовирусные средства, ведь некоторые виды рака развиваются вследствие деятельности вирусов.

Таргетная терапия – настоящий прорыв в лечении рака

Здоровый образ жизни

Читайте также:

Таргетная терапия – инновационный подход к борьбе с раком, демонстрирующий высокие показатели. Благодаря этому методу миллионы жителей разных стран сумели вылечить летальную болезнь и вернуться к полноценной жизни.

Что такое таргетная терапия?

Под термином «таргетная» подразумевают точное воздействие на больные клетки. Метод останавливает дальнейший рост патологических структур и купирует злокачественные процессы. Повреждение здоровых областей организма при этом полностью отсутствует.

Одним из разработчиков революционного подхода к лечению рака является американец Дэнис Слэмон. Профессор открыл и представил миру эффективный способ противостояния онкологии в конце XX столетия.

Таргетная терапия – химиотерапия, имеющая не менее трех вариантов проведения:

  • воздействие на конкретные мишени (мутировавшие клетки);
  • повреждение структур, поддерживающих рост ракового образования;
  • прекращение передачи биохимических сигналов, без которых больные клетки не могут функционировать;
  • уничтожение рецепторов, отвечающих за восприятие гормональных веществ в онкоструктурах (наиболее актуально для рака грудных желез).

Таргетная химиотерапия при раке основана на использовании специальных медикаментов. Инновация может применяться отдельно или в комбинации с другими лечебными методами. Нередко таргетные препараты назначают в совокупности с цитостатиками.

Основные преимущества

Важнейшие плюсы нового принципа в лечении рака:

  1. Отсутствие негативного влияния на нормальные клетки.
  2. Усиление действия препаратов, назначаемых при раковых опухолях.
  3. Выраженный результат даже при наличии запущенных форм онкологии.
  4. Уничтожение патологических очагов, нечувствительных к химиопрепаратам.
  5. Сокращение нагрузки на организм больных, проходящих лучевое облучение.
  6. Повышение шансов на продление жизни пациентов.

Препараты таргетной химиотерапии намного реже вызывают побочные эффекты, чем традиционные лекарства от онкологических заболеваний. Такие медикаменты способны активизировать иммунную систему, помогать ей в распознавании и истреблении раковых структур.

Кому рекомендован этот вид лечения?

Таргетную терапию применяют в разнообразных ситуациях:

  • при повышенном риске образования метастаз;
  • если имеется вероятность рецидива после хирургического удаления опухоли;
  • при наличии у больного агрессивного рака;
  • для остановки ускоренного роста онкообразования.

Данный вид лечения эффективен при тяжелых состояниях. Его назначают людям, неспособным перенести операцию или интенсивный курс химиотерапии.

Таргетная терапия при раке демонстрирует хорошие результаты у пациентов с определенными диагнозами – меланомами, поражением легких, почек, органов желудочно-кишечного тракта. Метод позволяет улучшать состояние больных с колоректальной онкологией, опухолями молочных желез.

Революционный подход позволяет смягчать негативные эффекты, возникающие на фоне лечения классическими противораковыми препаратами. К новому виду терапии нередко обращаются на последней стадии болезни, неизлечимой другими методами.

Какие препараты применяются?

В основном таргетные лекарства выпускаются в виде таблеток. Во многих случаях это позволяет проводить курс в домашних условиях, без нахождения в стационаре. Некоторые разновидности медикаментов предназначены для инъекционного введения.

К наиболее эффективным препаратам таргетной терапии принадлежат:

  1. Авастин. Чаще всего это средство назначают для лечения почечных опухолей, новообразований в молочной железе, головном мозге, легких, толстом кишечнике.
  2. Герцептин. Наиболее эффективен при онкологии женской груди.
  3. Иматиниб. Применяется в борьбе со злокачественными процессами в ЖКТ, хроническим миелолейкозом.
  4. Ритуксимаб. Основное показание к использованию – развитие Неходжкинской лимфомы.
  5. Сорафениб. Обеспечивает улучшение и выздоровление при раковом поражении почек.
  6. Тайверба. Назначается пациенткам с онкологией грудных желез, больным с мозговыми опухолями.
  7. Эрлотиниб. Преимущественно используется в лечении онкологических патологий поджелудочной железы.
  8. Торисел. Лекарство создано для проведения таргетной химиотерапии при метастазах.

Рассматриваемые препараты не используют при осуществлении стандартного лечения. В каждой ситуации медикамент подбирается, исходя из индивидуальных показателей.

Большинство из таргетных лекарств имеют стоимость выше средней. Для того, чтобы терапия принесла ожидаемый результат, перед ее назначением должны проводиться специальные исследования (на молекулярно-генетическом уровне).

Противопоказания и побочные явления

Таргетный метод не имеет большого количества противопоказаний. Его запрещено применять:

  • в периоды вынашивания и прикладывания к груди;
  • при плохой переносимости лекарственных ингредиентов.

Лечение таргетными медикаментами показано взрослым пациентам. Возраст менее 18 лет является ограничением к применению подобных средств.

Таргетная терапия в онкологии рассматривается как щадящий вид лечения. Побочные явления развиваются у незначительного числа больных. Частота возникновения нежелательных реакций не превышает 3-5 %.

Среди подобных состояний значатся:

  • повышение АД;
  • высыпания на кожном покрове;
  • тошнота;
  • расстройства пищеварения.

В сравнении с традиционным лечением, возможные последствия таргетной терапии в онкологии имеют менее выраженный характер, и не представляют серьезной опасности для здоровья и жизни пациента.

Появившись сравнительно недавно, новый вид лечения получил множество положительных отзывов онкологов и пациентов. Для того, чтобы сделать его более доступным, в РФ предусмотрено выделение квот. Решения об их выдаче лицам, неспособным оплачивать лечение на дому или в центре таргетной терапии, принимаются на врачебных консилиумах.

По материалам официального сайта медицинского комплекса Ассута в Израиле: https://assutacomplex.org.il/procedure/targetnaya-himioterapiya/

*Комментарий: редакция не несёт ответственности за содержание и мнения, изложенные в статьях со знаком Ⓟ.

Читать еще:  Эффективное лечение рака Новые технологии

Новые препараты могут вылечить от рака даже безнадежных больных

Как они побеждают онкологию и сколько стоят?

25.10.2018 в 13:19, просмотров: 7794

Каждый год почти 10 миллио­нов человек в мире получают онкодиагноз. В России рак обнаруживают ежегодно у 27 тысяч пациентов. Смертность от него находится на втором месте, уступая лишь сердечно-сосудистым заболеваниям. Победить болезнь сейчас пытаются ученые всего мира. И у них это постепенно получается. В октябре 2018 года Нобелевскую премию по медицине дали Джеймсу Эллисону из США и Тасуку Хондзё из Японии за новый метод лечения рака.

Заведующий научным отделом онкоиммунологии Национального медицинского исследовательского центра онкологии им. Н. Н. Петрова Ирина БАЛДУЕВА рассказала, как работает новое лечение и когда нам удастся вылечить рак.

«ОЧКИ» ДЛЯ ИММУНИТЕТА​

В норме наша иммунная система постоянно отслеживает, вовремя отлавливает и уничтожает раковые клетки. Но бывает, что иммунитет перестает видеть, распознавать их и, соответственно, бороться с ними. В итоге развивается болезнь. Один из способов лечения — химиотерапия — может убить далеко не все опухолевые клетки. Некоторые выживают и дают рост новой опухоли. Иммуноонкологические препараты (за их изобретение в этом году и дали Нобелевскую премию. — Ред.) способны заставить иммунные клетки организма увидеть опухоль и убить ее. Эти препараты связываются со специальными белками (CTLA-4 и PD-1. — Ред.) на поверхности клеток иммунной системы (Т-лимфоцитов. — Ред.), на раковой клетке и растормаживают противоопухолевый иммунный ответ. Он запускается, лимфоциты замечают раковые клетки и разрушают их.

Это настоящий прорыв в онкологии и иммунологии, это будущее. Какие виды рака можно лечить с помощью новой терапии? Если в опухоли есть определенные маркеры, то эти препараты можно назначать вне зависимости от расположения рака. Но если этих маркеров нет, то иммунная терапия не поможет. Представьте, что рак — это кубик Рубика. Так вот, новые препараты умеют блокировать, предположим, только синие квадратики. Если они в кубике Рубика есть, то опухоль можно победить. Но сейчас разрабатываются препараты, которые направлены и на другие квадратики — красные, желтые, зеленые. Как только мы научимся блокировать все части нашего воображаемого кубика Рубика, то научимся лечить и все виды рака.

СЛУЧАЙНОЕ ОТКРЫТИЕ

Открытие было сделано больше 20 лет назад. В медицине, биологии не бывает такого: сегодня открыл, а завтра уже получил Нобелевскую премию. Все лауреаты работают много лет, это длинный путь.

Что касается данного открытия, то оно было сделано очень интересным образом. [Ученые] изучали препарат для лечения аутоиммунных заболеваний — то есть агрессии иммунитета на ткани и клетки собственного организма. Все новые лекарства в обязательном порядке тестируют на аутогенность; должно быть доказано, что они не вызывают опухолевый рост. Так вот, препарат, о котором я вам рассказываю, подвергли такому же испытанию. Его давали лабораторным животным с различными видами опухоли. И оказалось, что лекарство разрушало их! Это был невероятный удивительный побочный эффект! Как получилось, что препарат, направленный на то, чтобы затормозить аутоиммунные реакции, убил опухоль? Ученые стали выяснять это и в процессе сделали открытие белков CTLA-4 и PD-1. На основании этого появились и иммуноонкологические препараты.

ЧУДО-ТАБЛЕТКИ НЕТ

Сейчас врачи-онкологи получили целый арсенал лекарственных средств. Они позволяют контролировать опухолевый рост и излечивать пациентов, которые до недавнего времени считались безнадежными. При этом надо понимать, что одной чудо-таблетки, которая раз и навсегда победит любой рак, нет. Ведь опухоль очень многолика, ее клетки находятся в разных фазах цикла: одни отдыхают, другие делятся, в-треть­их происходят какие-то мутации.

Поэтому необходимо выстраивать индивидуальный подход к каждому пациенту. Если опухоль быстро растет, нужны химиопрепараты, которые будут ее разрушать. Таргетная терапия направлена на определенные белки, влияю­щие на рост и распространение опухоли.

Контроль за раковыми клетками, которые остались после применения химиопрепаратов — это, конечно, иммунная терапия.

Сейчас идут исследования в области генной терапии. Ее суть заключается в том, что у пациента забирают его собственные Т-клетки (они составляют часть иммунной системы. — Ред.), помещают в них гены, которые способны распознать злокачественные клетки и разрушить их, и вводят их обратно пациенту. Такое лечение может помочь больным лейкозом, которые нечувствительны к трансплантации костного мозга, к химиопрепратам и иммунной терапии. Такие лекарства уже есть за рубежом, они используются (предполагается, что в США курс генной терапии будет стоит около 300 тысяч долларов. Это примерно 19,7 миллионов рублей. — Ред.). Мы тоже разрабатываем похожий препарат. Одно его введение может излечить пациента! Я уверена, за это (исследования в области генной терапии при лечении рака. — Ред.) тоже непременно будет вручена Нобелевская премия.

ПОБОЧНЫЕ ЭФФЕКТЫ

У химиотерапии есть побочные эффекты. Например, тошнота, рвота, проблемы с пищеварением и так далее. Они могут длиться около 10 дней, а потом — пройти. К сожалению, побочные эффекты при применении иммуноонкологических препаратов более длительные. И мы их только учимся лечить. Иммунная система начинает возмущаться и атаковать собственные клетки. В результате возникают очень серьезные аутоиммунные болезни. Например, воспалительные заболевания кишечника, надпочечников, воспаление щитовидной железы. Не исключено, что в результате такого лечения рак не пройдет, но к нему добавится, например, язвенный колит или болезнь Крона. Вот такая непростая история. Иммунная терапия — это не волшебная таблетка, которую выпил и ты здоров. Но онкологи сейчас учатся обращаться с этими препаратами и справляться с побочными эффектами.

МИЛЛИОНЫ НА ЛЕЧЕНИЕ

Многие иммуноонкологические препараты уже зарегистрированы в России. Например, ипилимумаб, ниволумаб. Последний используется для профилактики прогрессирования рака. Например, пациента прооперировали, но есть высокий риск дальнейшего распространения заболевания.

К сожалению, все эти препараты пока очень дорогие. Например, некоторое время назад стоимость ипилимумаба — для лечения необходимо четыре введения этого препарата — достигала четырех миллионов рублей. Но сейчас ипилимумаб стоит значительно меньше. Здесь работает простое правило: чем больше препарат используется пациентами, тем он становится дешевле. Кроме того, Министерство здравоохранения Российской Федерации закупает некоторые препараты, и пациенты получают их.

На первой-второй стадии рака можно обойтись более дешевыми способами лечения, но, например, на третьей (стадия, при которой опухоль уже появилась в близлежащих тканях, но ее нет в других частях тела. — Ред.) или четвертой стадии (опухоль распространилась в отдаленные от места первичного поражения органы тела. — Ред.) — финансовые затраты уже очень серьезные, а лечение болезни требует очень больших усилий. Поэтому мы сейчас постепенно возвращается к тому, что надо проводить регулярные профосмотры и выявлять заболевание на ранних стадиях. К сожалению, рак сейчас очень помолодел, например, к нам приходят молодые 23-летние девушки с раком молочной железы. Но и лечение прогрессирует. Рак сейчас — это хроническое заболевание, которое требует постоянного контроля. Но не надо к нему относиться как к приговору. Я уверена, мы уже на пути к его излечению.

Читать еще:  Голодание как лечение от рака

Новые прорывы обязательно будут, долго ждать не придется. Речь идет не о 20–30 годах, а о гораздо меньшем времени.

Инновационные технологии недоступны онкологическим пациентам в России

Эксперты говорят о низкой доступности инновационных технологий в онкологии для россиян. По данным специалистов Центра экономики и управления в здравоохранении Сколково, в клинической практике в России доступны лишь менее половины таргетных препаратов, цитокинов и гормонов, используемых в других странах мира, не более трети получают лучевую терапию.

Выводы экспертов: недостаточное применение новых методов лечения онкологических заболеваний в России, низкая доступность инновационных технологий, в том числе лекарственных препаратов, и невысокая доля в структуре общих расходов на онкологическую помощь, чем обусловлен и разный уровень ее доступности в субъектах. Число ускорителей для лучевой терапии в России ниже потребности на порядок (их нужно не менее тысячи), кроме этого, необходимо построить четыре центра ионно-лучевой терапии и 100 центров ПЭТ. В российской практике до сих пор преобладают хирургические методы лечения злокачественных новообразований, а не комбинированная терапия.

Пагубная экономия

«Если мы говорим о ранней диагностике опухолей, то с ней у нас в принципе не так все неплохо. Но в 50-60% случаев даже при раннем выявлении, если брать на круг все опухоли, пациенты оказываются на каком-то этапе с метастазами. Им требуется лекарственное лечение, но доступность инновационной терапии остается низкой. То есть неправильно думать, что ранняя диагностика может кардинально изменить ситуацию для всех пациентов и лекарственное лечение потом не понадобится. Для многих опухолей, например рака почки, ранней диагностики в принципе не существует. Для других требуется адъювантная лекарственная терапия, направленная на снижение риска возобновление болезни после операции», – прокомментировал порталу Medvestnik.ru итоги исследования директор Российского общества клинической онкологии (RUSSCO) Илья Тимофеев.

По данным экспертов RUSSCO, таргетные препараты назначаются примерно в 30-40% случаев от необходимого, иммунноонкологические – единицам. Вопрос в высокой стоимости новых препаратов. Один месяц лечения с помощью иммуноонкологических средств стоит приблизительно 600-700 тыс. рублей. Пациентов, их получающих, в лучшем случае, один-два в регионе. В соответствии с современными протоколами таргетные препараты должны получать не менее 50% больных с метастатической меланомой в случае мутации bRaf. Еще порядка 60% с раком легкого должны получать иммунопрепараты. В России к этим цифрам не приближаются даже близко.

До сих пор ни один из иммуноонкологических препаратов не входит в перечень ЖНВЛП

Несколько быстрее растет доступность таргетной терапии. Например, гефатиниб назначается двум третям пациентов. «Каждый год регистрируются более 10 новых препаратов и новые показания. Кроме того, новые иммуноонкологические препараты, с которыми связан этот прорыв, тоже появляются в России. Уже зарегистрированы три препарата. В этом отношении мы не отстаем от современных тенденций, все новые препараты, которые зарегистрированы за границей, есть и в России. Однако отсутствие денег лимитирует их назначение нашим пациентам», – говорит Илья Тимофеев.

Расходы на оказание онкологической помощи

Источник: РОНЦ им. Н.Н. Блохина

Врачи в заложниках

Как считает руководитель отдела перспективного развития и международных научных связей РОНЦ им. Н.Н. Блохина Дмитрий Борисов, для полноценного обеспечения потребностей онкологической службы уровень ее финансирования должен превышать существующий в 6-8 раз. «Сказать, что у нас есть какая-то значительная положительная динамика, я не могу, объем финансирования, который выделяется на лекарственные препараты и на онкологическую службу в целом, стагнирован, а увеличение происходит в основном за счет региональных бюджетов. Уровень современных технологий, причем комплексных, не только лекарственного лечения, но и адекватной молекулярной диагностики, персонализированной диагностики требует денег, и существующие тарифы ОМС даже наполовину не покрывают этих затрат», – уверяет он. В итоге врач становится заложником этой ситуации и вынужден спасать жизнь больного в условиях ограниченного финансирования.

Еще один бич системы – поздняя диагностика. Как следует из выводов экспертов Сколково, рак легких в стране диагностируется на поздних стадиях в более 70% случаев, около 50% случаев заболеваемости и демографических потерь приходится на трудоспособный возраст. Примерно такая же картина по меланоме: 57% случаев заболеваемости и 51% демографических потерь приходится на трудоспособный возраст. Аналогичная ситуация наблюдается с другими видами онкологических заболеваний.

Это подтверждает факт сохранения в России высокого уровня одногодичной летальности, то есть числа больных, которые погибают в первые 12 месяцев после постановки на учет. Значит, в стране выявляется большое количество пациентов на поздних стадиях, и они не имеют доступа к адекватному лечению. «Уровень одногодичной летальности составляет порядка 25% суммарно по всем видам рака, еще несколько лет назад был около 30%. То есть в течение года у нас погибал каждый третий пациент. То, что в последние годы этот показатель снизился, говорит о том, что мы можем лечить поздние стадии, но все равно это лечение не получают все пациенты, которые в нем нуждаются», – говорит Дмитрий Борисов.

Хотя заболеваемость злокачественными новообразованиями в нашей стране ниже, чем в США и Европе, по уровню смертности от онкологических заболеваний Россия занимает 15-е место из 172 стран мира. «Если посмотреть на остальные семь стран G8, уровень заболеваемости онкологией у них выше. Но у них и население старше, средняя продолжительность жизни выше, плюс онкогенные факторы. Вопрос в том, что уровень смертности у них при этом ниже в стандартизованных показателях, чем у нас. Получается, что мы не видим, не выявляем этих пациентов или не берем их на учет», – констатирует Дмитрий Борисов.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector