Иммуноонкология: фантастические результаты и цены

Иммуноонкология: фантастические результаты и цены

Для многих больных раком паллиативная медицина становится конечной точкой – просто облегчение боли до тех пор, пока не закончится жизнь. Недавние открытия, выходящие за пределы традиционных методов лечения рака, несут с собой как надежду, так и ошеломляющие цены на лекарственные препараты.

Хотя химиотерапия все еще считается одним из основных методов лечения онкологических заболеваний, она не лишена недостатков в виде тяжелых побочных эффектов. Химиотерапевтические препараты берут под контроль развитие злокачественных опухолей. Но, к сожалению, одновременно вмешиваются в работу здоровых клеток, дополнительно ослабляя иммунную систему пациента. Для многих «химия» означает необходимость терпеть боль и дискомфорт в надежде на улучшение состояния.

Недавние разрешения, выданные Управлением по контролю за продуктами питания и лекарственными средствами США (FDA), создали на рынке ситуацию управляемого хаоса: акции фармацевтических компаний, занимающихся разработкой лекарств, стали раскупаться по заоблачным ценам, а розничная стоимость самих новых препаратов взлетела до высот стратосферы.

«Кайт Фарма» (Kite Pharma), разработчик метода лечения, который видоизменяет клетки пациента на генетическом уровне и активизирует их для борьбы с раком, как раз один из таких примеров. Инновационное лечение агрессивной неходжкинской лимфомы продемонстрировало устойчивые положительные результаты во всех испытаниях, и компания недавно была куплена «Джайлид Сайенсис» (Gilead Sciences) за 11,9 миллиардов долларов. Само лечение, известное как CAR T – клеточная терапия под брендом Yescarta — имеет шокирующую цену в 373 тысяч долларов.

Шаг в завтра

Инновационное лечение рака развивается быстрыми темпами. Иммуноонкология лечит определенные типы раков, например, рак простаты и меланому, задействуя потенциал иммунной системы человека. Наша иммунная система — это естественный внутренний защитный механизм, который уничтожает посторонние субстанции, клетки и ткани, поражающие тело. Молекулы, используемые в иммуноонкологии, обнаруживают клетки рака и уничтожают их. Однако практическое применение этой методики находится сегодня на начальной стадии.

Генная заместительная терапия звучит для большинства пациентов как инвазивный и довольно сложный метод лечения. На самом деле, она имеет простую концепцию: в намеченные клетки помещается копия определенного гена. Цель этой манипуляции –заместить анормальный ген нормальным или восстановить белок, который дал сбой, тем самым восстановив на клеточном уровне способность организма препятствовать развитию злокачественных новообразований.

Исследователи обнаружили, что ген невозможно просто поместить в клетку и тем самым вызвать требуемую реакцию. Для его доставки необходим носитель, так называемый вектор: он также генетически модифицирован для того, чтобы быть способным переносить гены. Другой вариант получения векторов – из видоизмененных вирусов, которые по своей природе могут заражать клетки. Но в этом случае вирусы модифицируются, чтобы стать безопасными для человека и не вызывать болезни. Процесс начинается с того, что у пациента берутся клетки и соединяются с вектором в лаборатории. Получившийся конгломерат затем либо вводится внутривенно, либо внедряется в целевую ткань организма. Эти векторы должны доставить в клетки новый ген, который поможет бороться с раком.

Генная терапия Kymriah, разработанная компанией «Новартис» (Novartis), использует собственные Т-клетки пациента для борьбы с болезнью. Это первая одобренная FDA терапия, основанная на переносе гена и осуществляющая лечение рака за один раз. Разрешение FDA применяется только к пациентам возрастом до 25 лет с острой лимфобластической лейкемией, находящейся в стадии рецидива либо плохо поддающейся лечению. По оценке газеты «Вашингтон Пост», «разрешение на применение этой терапии означает новую веху в лечении рака путем мобилизации собственной иммунной системы организма и использования модифицированных генов для борьбы с болезнью».

Особое предложение

Компания «Новартис», производитель лекарства генной терапии Kymriah, также разработала уникальную маркетинговую программу, направленную на то, чтобы отвлечь внимание от высокой цены на лечение. Сообщается, что единоразовое применение обойдется в 475 тысяч долларов и новое лекарство возглавит список самых дорогих медицинских препаратов. Уникальное торговое предложение, которое скоро выйдет на рынок, состоит в том, что «Новартис» будет выставлять счет страховым компаниям и центрам служб «Медикэр» и «Медикэйд» только в том случае, если пациент в течение месяца после получения лечения войдет в фазу ремиссии. «Новартис» называет такой подход «ценообразование на основе результатов» и ожидает согласования страховщиков.

Читать еще:  Паллиативное лечение рака поджелудочной железы

Успех клинических испытаний

Мари Мичели, административный сотрудник компании по недвижимости в Сен-Луисе, США, получила самый большой подарок в своей жизни, когда была включены в группу добровольцев для ранних клинических исследований нового препарата. Это была последняя надежда в ее борьбе с неходжкинской лимфомой. Ранее проведенная химиотерапия и пересадка костного мозга оказались неэффективными: в 2015 году, после неудачного лечения, врачи сказали Мичели готовиться к худшему. Ничего больше сделать было нельзя. Участие в клинических испытаниях считалось последней соломинкой, и инновационное лечение, направленное на перепрограммирование собственных клеток пациента, сработало там, где обычная терапия не справилось.

По мере успешного применения метода перепрограммирования клеток в борьбе с раком цена на лечение начнет опускаться до более разумных уровней. Надежда стоит дорого, но с точки зрения тех, кто находится в фазе полной ремиссии после инновационного лечения, эта цена оправдана.

Об авторе: Том Веллингтон – главный исполнительный директор и акционер Университета борьбы с распространением инфекций (Infection Control University).

Иммуноонкология: когда революционный метод лечения рака доберется до России

Заболеваемость раком во всем мире приобретает масштабы эпидемии. И это заставляет ученых постоянно искать новые инновационные методы лечения. Вслед за существенно улучшившей прогноз многих онкозаболеваний таргетной терапией пришла иммуноонкология – перспективное направление, которое меняет парадигму лечения и позволяет добиться эффекта, не сопоставимого с используемыми сегодня методами. В иммунной системе заложены большие возможности борьбы с раком, которые в силу разных причин не реализовываются. Задача нового клинического метода – оживить работу иммунной системы.

О возможностях и перспективах этого метода рассказал МедНовостям руководитель направления онкологии компании Bristol-Myers Squibb Фуад Намуни.

Чем отличается иммуноонкология от других видов медикаментозного лечения?

– В организме здорового человека раковые клетки появляются каждый день, и задача иммунитета – их уничтожить. Если по какой-то причине происходит сбой, иммунная система прекращает атаковать злокачественные клетки, и они разрастаются в опухоль.

Иммуноонкология помогает рецепторам иммунной системы распознать молекулы (биомаркеры), расположенные на поверхности раковых клеток, чтобы бороться с ними. Иными словами, иммуноонкологические препараты воздействуют на клетки иммунной системы таким образом, чтобы организм снова «увидел» опухоль и уничтожил ее, как чужеродную клетку.

В отличие от других методов лечения – лучевой терапии, химиотерапии и таргетной терапии – иммуноонкология не приводит к гибели здоровых клеток. Она действует более эффективно и с минимальными побочными эффектами.

Как это работает?

– Раковые клетки не просто прячутся от клеток иммунной системы, маскируясь под здоровые, а умеют сделать их своими защитниками. «Обмануть» клетки иммунной системы раковым клеткам удается благодаря особым белкам на своей поверхности, создающим иллюзию у рецепторов Т-лимфоцитов, что раковая клетка на самом деле – здоровая, и ее нужно не убивать, а защищать.

Иммуноонкологические препараты «открывают глаза» иммунным клеткам. Они связывают рецепторы Т-лимфоцитов, накрывая их, как шапками, собственными белками. В результате Т-лимфоциты снова начинают воспринимать раковую опухоль как врага, которого необходимо обезвредить.

Кроме того, благодаря недавним открытиям, ученым также стало известно, что злокачественная опухоль сама по себе активирует механизм выключения клеток иммунной системы, воздействуя на молекулу PD-1 в Т-лимфоцитах и запуская процесс гибели полноценных иммунных клеток. Благодаря же иммунотерапии, молекула PD-1 остается невредимой, и это также дает противоопухолевый эффект – Т-лимфоцит не погибает и продолжает эффективно бороться с опухолью.

Почему иммуноонкологию называют прорывом?

– Самым важным свойством иммуноонкологических препаратов является универсальность их действия – одна молекула подходит для борьбы с разными видами рака. Так, среди уже зарегистрированных иммуноонкологических препаратов есть препарат сразу для шести различных показаний, в том числе для таких, тяжело поддающихся лечению заболеваний, как немелкоклеточный рак легкого, меланома и рак почки.

В настоящий момент ведутся активные исследования по другим видам онкологических заболеваний, и есть надежда, что иммуноонкологические лекарства станут универсальным средством для излечения рака вне зависимости от вида и стадии, ведь они действуют не на определенные раковые клетки, а на всю иммунную систему в целом.

Когда иммуноонкология станет доступна в России?

Сегодня один флакон иммуннологического препарата для онкобольного стоит тысячи долларов, а курс лечения тянет на десятки тысяч. Если раньше больные надеялись, что инновационные препараты придут к нам в скором времени, то сейчас эти надежды постепенно тают, считает сопредседатель Всероссийского общества пациентов Ян Власов. По его мнению, чтобы стать доступным, инновационному препарату недостаточно даже попасть в перечень ЖНВЛП. «Не существует онкологической программы, которая бы каким-то образом очертила этот пул пациентов и гарантировала им некую финансовую базу, – отметил Власов. – Нужна программа, схожая с программой «7 нозологий», где есть постоянное финансовое наполнение, закреплен перечень пациентов, и государство обязано их обеспечить».

Читать еще:  Лечение рака почек — Медицинский портал EUROLAB

Еще одна непростая задача – создать этот перечень, то есть, определить категории пациентов, для которых будут эффективны конкретные иммуноонкологические препараты. Это важно и для бюджета, из которого будет финансироваться терапия, и для самих больных: искусственное «растормаживание» иммунитета всегда связано с риском запустить аутоиммунные заболевания. Понятно, что полностью безвредных лекарств, без побочных действий не существует. Но если при этом новые препараты окажутся еще и неэффективными, это может дискредитировать метод. По мнению работающего с ВОЗ международного эксперта, этот вид терапии показан строго определенным группам пациентов, имеющим соответствующие характеристики опухоли. И для определения этих групп и уточнения характеристик опухоли необходимо создать систему тестирования пациентов и открыть на территории России специализированные лаборатории.

Иммунотерапия: новое слово в лечении рака за границей

Что нового в лечении рака за границей? Что такое иммунотерапия рака? Почему лучше ехать лечиться за рубеж?

Иммунотерапия раковых заболеваний выигрывает битву за жизнь пациентов

Что же такое иммунотерапия (биотерапия, биологическая терапия)? Это способ вмешательства в иммунную систему, чтобы повысить ее способность бороться с определенными заболеваниями, как правило, с раком.

Существует два основных метода иммунотерапии:

  • создание белков, стимулирующих иммунную систему для борьбы со злокачественными клетками:
  • так называемая тренировка иммунных клеток, чтобы они лучше распознавали и уничтожали онкологию.

Огромное преимущество иммунотерапии в том, что она может быть действенной там, где другие методы лечения не сработали. Также ее можно применять наряду с другими видами терапии, плюс ко всему, она вызывает меньше побочных эффектов, чем другие методы лечения. Инновационность биотерапии в том, что даже после того, как в организме не останется раковых клеток, иммунитет все равно их “запомнит”, и в случае рецидива болезни убьет рак уже в момент возникновения.

Побочные эффекты у такого вида лечения весьма незначительны, напоминают гримпп, также может быть зуд, отеки, которые потом быстро проходят. И хотя иммунотерпия подходит не всем пациентам, на данный момент, по мнению ученых, данный метод лечения на сегодня – самый перспективный. Именно поэтому многие доктора и ученые в мире работают в данном направлении, что позволяет надеяться, что рано или поздно лекарство от рака все-таки будет найдено.

В частности, недавно американские ученые обнародовали результаты новейшего исследования в данной области, посвященного Т-клеткам-убийцам. Антитела крови находят в кровотоке потенциально опасные клетки, связывают их и уже потом Т-клетки устраняют потенциальную угрозу. Заслуга американских ученых в создании биоспецифических антител, способных атаковать и обезвреживать разные типы рака – молочной железы, яичников, легких и крови, то есть именно тех, которые трудно поддаются лечению. Инновационность созданных клеток в том, что они остаются активными в организме пациента в течение нескольких дней. Применяемые в ире биоспецифические антитела такого плана живут в организме всего несколько часов.

Конечно же, данная методика требует дальнейших исследований и тестирования, но результаты уже состоявшихся тестов вселяют надежду.

Почему иммунотерапия и лечение за рубежом более эффективны?

Выгодно ли лечиться за границей? Узнайте стоимость лечения за границей, и вы будете удивлены, что очень часто терапия там обходится примерно в ту же сумму, что и в отечественных клиниках. Статистика неумолима:

  • за рубежом отменяют до 40% неправильных диагнозов, поставленных в наших клиниках, потому что у нас нет ни достаточно качественного оборудования для диагностики, а высококлассных диагностов с большим опытом работы можно перечесть по пальцам;
  • выживаемость пациентов после лечения за границей в разы выше, чем у нас;
  • даже пациентов с 4 стадией рака, от которых отказались на родине, за границей примут на лечение и с большой долей вероятности продлят им жизнь;
  • в отечественных больницах катастрофически не хватает квалифицированных врачей как широкой, так и узкой специализации, а также наш медперсонал не умеет и не хочет учиться выхаживать тяжелых больных;
  • поскольку плата за лечение, как правило, идет мимо кассы прямо в карман заинтересованным людям, в клиниках отсутствует часто даже необходимое оборудование, не говоря уже о каком-то самом современном. В результате, даже в случаях, когда пациенту реально можно помочь, такая возможность просто отсутствует;
  • в большинстве случаев наши больницы напоминают тюрьмы, чего не скажешь про зарубежные клиники. Комфортабельные палаты с круглосуточным доступом родственников, с телевидением и интернетом, прекрасное питание – все это также положительно влияет на выздоровление больного.
Читать еще:  Лечение рака трихополом методика

Иммуноонкология: когда революционный метод лечения рака доберется до России

Заболеваемость раком во всем мире приобретает масштабы эпидемии. И это заставляет ученых постоянно искать новые инновационные методы лечения. Вслед за существенно улучшевшей прогноз многих онкозаболеваний таргетной терапией пришла иммуноонкология – перспективное направление, которое меняет парадигму лечения и позволяет добиться эффекта, не сопоставимого с используемыми сегодня методами.

В иммунной системе заложены большие возможности борьбы с раком, которые в силу разных причин не реализовываются. Задача нового клинического метода – оживить работу иммунной системы.

Чем отличается иммуноонкология от других видов медикаментозного лечения?

– В организме здорового человека раковые клетки появляются каждый день, и задача иммунитета – их уничтожить. Если по какой-то причине происходит сбой, иммунная система прекращает атаковать злокачественные клетки, и они разрастаются в опухоль.

Иммуноонкология помогает рецепторам иммунной системы распознать молекулы (биомаркеры), расположенные на поверхности раковых клеток, чтобы бороться с ними. Иными словами, иммуноонкологические препараты воздействуют на клетки иммунной системы таким образом, чтобы организм снова «увидел» опухоль и уничтожил ее, как чужеродную клетку.

В отличие от других методов лечения – лучевой терапии, химиотерапии и таргетной терапии – иммуноонкология не приводит к гибели здоровых клеток. Она действует более эффективно и с минимальными побочными эффектами.

Как это работает?

– Раковые клетки не просто прячутся от клеток иммунной системы, маскируясь под здоровые, а умеют сделать их своими защитниками. «Обмануть» клетки иммунной системы раковым клеткам удается благодаря особым белкам на своей поверхности, создающим иллюзию у рецепторов Т-лимфоцитов, что раковая клетка на самом деле – здоровая, и ее нужно не убивать, а защищать.

Иммуноонкологические препараты «открывают глаза» иммунным клеткам. Они связывают рецепторы Т-лимфоцитов, накрывая их, как шапками, собственными белками. В результате Т-лимфоциты снова начинают воспринимать раковую опухоль как врага, которого необходимо обезвредить.

Кроме того, благодаря недавним открытиям, ученым также стало известно, что злокачественная опухоль сама по себе активирует механизм выключения клеток иммунной системы, воздействуя на молекулу PD-1 в Т-лимфоцитах и запуская процесс гибели полноценных иммунных клеток. Благодаря же иммунотерапии, молекула PD-1 остается невредимой, и это также дает противоопухолевый эффект – Т-лимфоцит не погибает и продолжает эффективно бороться с опухолью.

Почему иммуноонкологию называют прорывом?

В настоящий момент ведутся активные исследования по другим видам онкологических заболеваний, и есть надежда, что иммуноонкологические лекарства станут универсальным средством для излечения рака вне зависимости от вида и стадии, ведь они действуют не на определенные раковые клетки, а на всю иммунную систему в целом.

Когда иммуноонкология станет доступна в России?

Сегодня один флакон иммуннологического препарата для онкобольного стоит тысячи долларов, а курс лечения тянет на десятки тысяч. Если раньше больные надеялись, что инновационные препараты придут к нам в скором времени, то сейчас эти надежды постепенно тают, считает сопредседатель Всероссийского общества пациентов Ян Власов. По его мнению, чтобы стать доступным, инновационному препарату недостаточно даже попасть в перечень ЖНВЛП. «Не существует онкологической программы, которая бы каким-то образом очертила этот пул пациентов и гарантировала им некую финансовую базу, – отметил Власов. – Нужна программа, схожая с программой «7 нозологий», где есть постоянное финансовое наполнение, закреплен перечень пациентов, и государство обязано их обеспечить».

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector