Дарья Донцова – Я очень хочу жить: Мой личный опыт

Дарья Донцова – Я очень хочу жить: Мой личный опыт

Не договорив, она замолчала и принялась перебирать на столе истории болезни.

– Иначе что? – спросила я.

– Запустите болезнь, будет сложнее лечиться, – чуть тише ответила терапевт.

Я вернулась домой, злая до невозможности. Думаете, меня испугало направление к онкологу? Как бы не так! Мне даже в голову не приходило, что речь идет о раке. В нашей семье никогда ни у кого не было онкологических заболеваний. Бабушка Афанасия Константиновна скончалась в возрасте ста трех лет, будучи, как это ни странно звучит, абсолютно здоровым человеком. Ну да, у нее началась болезнь Альцгеймера, бабуля превратилась в ребенка, но ушла она в иной мир, ни разу не попав в стационар. Моя мать тоже не жаловалась на здоровье. Вот у папы было несколько инсультов подряд. Но рак?! Его в моей генетике не имелось.

Я подумала, что противная тетка-терапевт просто придерживается инструкции, которая предписывает всех женщин с кистой отправлять к онкологу, и решила ничего не сообщать мужу. У Александра Ивановича был сложный период на работе, не хотелось волновать его по пустякам. Но я решила все-таки сходить к специалисту-профессору – спать стало почти невозможно, хоть получу от него совет.

К медицинскому светилу я попала через пару недель – сами понимаете, консультацию врача подобного ранга всегда хочет получить большое количество народа.

Доктор внимательно осмотрел меня, потом воскликнул:

– Ну и ну! Вы, наверное, из глухой провинции? Там нет ни больниц, ни медицинского обслуживания?

– Родилась и живу в Москве, – возразила я.

– Тогда каким образом вам удалось так запустить болезнь? – продолжал хирург. – Рак молочной железы. Полагаю, с метастазами в легкие, может, в печень и позвоночник.

– Вы уверены? И что мне теперь делать?

Эскулап пожал плечами.

– На четвертой стадии? Продолжайте жить, как жили.

Меня охватила радость.

– Я обойдусь без операции?

– Да, – хмыкнул хирург, – она вам не поможет.

– Выпишите какие-нибудь таблетки, – попросила я. – А то грудь болит, спать неудобно. И замучилась стирать постельное белье, каждое утро просыпаюсь в лужице крови.

Профессор снял очки и положил их на стол.

– Агриппина Аркадьевна, вы не поняли? У вас рак. Запущенная стадия. Хирургическое вмешательство бесполезно. Оно лишь принесет вам страдания, проведете последние дни не дома, а в клинике.

– Чьи последние дни? – переспросила я.

– Ваши, – без особых эмоций сообщил он. – Трудно дать точный прогноз, может, протянете около года, но, скорей всего, три-четыре месяца.

Теперь, спустя много лет после визита к тому светиле, я великолепно знаю, что среди врачей встречаются порой трусливые, злые, а подчас и откровенно подлые люди. Есть среди них такие, как терапевт из районной поликлиники. Она поняла, что у пациентки онкологическое заболевание, но не решилась сказать правду вслух. Некоторые врачи опасаются истерики в кабинете, не желают успокаивать испуганного человека, поэтому говорят про кисту и выпроваживают больного к онкологу. Но это не самый плохой вариант. Есть и такие эскулапы, у которых в голове работает счетчик, они намерены получить как можно больше денег и принимаются обрабатывать подходящего на их взгляд больного с особым тщанием. Сначала пациента запугивают по полной программе, внушают ему мысль о неизлечимости, потом слегка отъезжают назад, предлагают операцию и предупреждают:

– Ваш случай практически безнадежный, никто не разрешит оперировать умирающего. Но я полагаю, что все же есть крохотный шанс. Им надо воспользоваться. Только надо заплатить…

Вот и тому профессору я показалась идеальным объектом для шантажа. Побеседовав со мной пять минут, хирург сразу сообразил: тетка с тремя детьми разбирается в медицине, как кролик в боевом оружии, и поехал на меня танком.

Я смотрела, как он открывает и закрывает рот, не слышала ни единого звука и пыталась справиться с ураганом мыслей. Я умру? Мне осталось жить три месяца? Этого просто не может быть! Я молодая женщина, абсолютно здоровая, только вот грудь болит… У меня киста! Какая онкология? Что он несет? Нет, нет и нет! Неправда!

Внезапно голос врача врезался в уши:

– Однако, если хотите, можем попробовать, пожалуй, я возьму вас к себе в отделение.

Я перевела дух. Значит, он наговорил ерунды про мою скорую кончину и готов лечить мою кисту.

– Но, как понимаете, наша больница не частная, народ месяцами ждет койки, – продолжал профессор, – а у вас времени нет, надо будет договориться с главврачом, выбить место. И я не один стою у стола в операционной, рядом ассистенты, анестезиолог, медсестры. Необходимо учесть и последующий уход. Очень часто случается так: вмешательство прошло удачно, а в реанимации на больного наплевали, и он умер.

– Сколько надо денег? – пролепетала я, до меня наконец дошло, куда клонит собеседник.

Светило деловито озвучил прейскурант. С каждой произносимой им цифрой меня прибивало к земле. Да, мы с Александром Ивановичем не нищие, но таких накоплений никогда не имели. Чтобы оплатить услуги алчного профессора и всей его команды придется продать квартиру.

Читать еще:  Народные методы лечения рак предстательной железы

– Вы, конечно, подумайте, но не долго, в вашем случае важен каждый час, – завершил речь профессор. – Приходите завтра с готовым решением и помните: жизнь у вас одна, за нее надо бороться.

– Если сделать операцию, сколько я потом проживу? – робко спросила я.

Профессору вопрос не понравился.

– Агриппина Аркадьевна, не о том думаете. Вам осталось три месяца, а затем, увы, – совсем не спокойная смерть. К сожалению, конечная стадия онкологического заболевания связана с физическими страданиями. Я предоставляю вам уникальный шанс. Хотя, конечно, слово за вами. Вероятно, вы не пожелаете тратиться. Может, оно и правильно. Деньги вашей семье еще понадобятся.

Хорошо, что он замолчал, а не уточнил: «Понадобятся на ваши похороны и поминки».

Я на ватных ногах выползла из его кабинета и вышла на улицу. Стоял жаркий, даже душный сентябрь, но меня трясло, словно мокрую мышь, попавшую в электропровода. Кое-как я добрела до лавочки, плюхнулась на нее, закрыла глаза и постаралась прийти в себя. Но чем дольше я сидела на скамеечке у корпуса, тем хуже становилось на душе. В голову лезли вопросы. Если я умру, что будет с моими детьми? Ладно, сыновья почти взрослые, хотя, согласитесь, неплохо и в пятьдесят лет иметь маму. Но Машенька-то совсем маленькая, дочке едва исполнилось одиннадцать. Как муж справится с бытом? Александр Иванович замечательный человек, но он уверен, что суп и котлеты сами прибегают в холодильник, а грязные рубашки волшебным образом превращаются в чистые. А свекровь? А моя мама? Собака, кошка, котята? Кто будет убирать в квартире? К кому вечером придет Марусенька, чтобы рассказать о своих неприятностях?

«Никогда не лечитесь таблетками, которые помогли соседке». В Онкоцентре прошла встреча пациентов с писательницей и телеведущей Дарьей Донцовой.

27.09.2019 «Посмотрите на меня. Хорошенько рассмотрели? Так вот, я – ваше счастливое будущее!» С такими словами обратилась к пациентам нашего Онкоцентра писательница, телеведущая Дарья Донцова, два десятка лет назад пережившая онкологическое заболевание.

Разговор получился доверительным, иначе и быть не могло. – Страшно? Мысли всякие в голову лезут? – спрашивает Донцова. Аудитория дружно кивает головами. – Даю методичку, что делать со страхом, – говорит писательница. Бороться с ним невозможно, поэтому с ним надо подружиться. Как только охватил страх, надо уединиться, чтобы никто не мешал. Сказать ему: «Здравствуй, страх. Будем теперь жить с тобой вместе. Как тебя зовут? Ты мальчик или девочка?». Поиграться с именами. Например, Василий. Надо придумать для него одежонку, накрыть стол, покормить. Одним словом, принять, как дорогого гостя. Постоянно болтать с ним, шутить. – Пусть это похоже на бред, но поверьте – это работает, максимум через месяц начнётся смех, вы перестанете бояться, – уверяет Донцова. – Потом он будет появляться перед каждым обследованием, но вы-то уже знаете, что надо делать.

Писательница поделилась ещё многими своими практическими наработками и размышлениями о том, как максимально продуктивно общаться с врачами, не сваливая на их головы мешок своих скорбных мыслей, как худеть без диеты, как менять мир вокруг себя, чтобы он расцветал новыми красками. Как с девизом «Без боли нет результата», хорошо известным циркачам и балеринам, реабилитироваться после сложной операции. Донцова даже показала упражнения от своих докторов, которые пациенты сопровождали громкими аплодисментами.

– А вы знаете, откуда у нас в России взялась канцерофобия? – спрашивает писательница. – Ведь в Европе нет канцерофобии, там онкологии не боятся. А вот в советские года больному с I – II стадией онкозаболевания никогда не говорили, что у него диагноз «рак». Потому что так было принято – не расстраивать и не пугать больного. В бюллетенях не писали диагноз, был код. Человеку говорили: «У вас лимфома, фиброма», придумывали, что угодно. Он приезжал в онкологическое отделение и спрашивал: «Почему, зачем?». А ему говорили: «У вас же опухоль, её надо вырезать. А где же вам ещё опухоль вырежут?». И он ни о чём не догадывался, и его семья зачастую не догадывалась. А если уж в палату приглашали родственников и говорили – у вашего родственника онкология, прощайтесь, то это говорили, когда уже всё, больному осталось недолго. У наших людей это очень хорошо отложилось в голове – если онкология, то всё. Вот откуда взялась канцерофобия.

– И пожалуйста, никогда не лечитесь таблетками, которые помогли соседке. Ведь все мы разные, котики мои. Выбросьте это из головы, то, что помогло соседке, убьёт вас, – уговаривает Донцова.

Вопросы из зала были самые разные – и про книжки, и про кино, и про её любимых мопсов. Поговорили и о том, можно ли доверять российским онкологам. Писательница и телеведущая, конечно, в курсе передовых российских разработок. Мифологема о том, что у нас только «топором умеют лечить», давно не актуальна, считает Донцова. Российские специалисты идут в ногу со своими коллегами из-за рубежа, в чём-то и опережая. Да и нередко, отдав огромные деньги на западную клинику, онкобольной возвращается сюда не с лучшим результатом. Тому пример печальная история Жанны Фриске, – напоминает Донцова. А ещё – не забывайте черкнуть пару слов своим докторам к празднику, – советует Донцова. – Отправьте СМС под новый год: «Я под ёлочкой сижу, у меня всё в порядке, это благодаря вам, спасибо!». Доктору, который весь свой рабочий день принимает на себя массу негатива, приятно будет, он ведь тоже человек.

Читать еще:  Лечение рака поджелудочной железы народными средствами

Финалом встречи стала автограф-сессия. Дарья Донцова привезла с собой целую гору своих книжек, которые и подписала всем на добрую память. Поклонников её таланта теперь точно станет сотни на полторы больше.

Дарья Донцова: «Я очень хочу жить»

Новая книга Дарьи Донцовой проливает свет на самые сложные страницы биографии автора, связанные с тяжелым диагнозом, под знаком которого «главная оптимистка страны» прожила несколько непростых лет. Этот диагноз – «рак». В книге «Я очень хочу жить» сформулированы золотые правила борьбы с болезнью в помощь всем, кого это может касаться.

В 1998 году тогда ещё никому не известная Агриппина Аркадьевна Донцова пережила сложную операцию по удалению молочной железы, явившись к врачу на крайней стадии болезни. Операция прошла успешно. Чтобы отвлечься от больничных реалий, в период реабилитации Донцова написала свой первый детектив. Так, шаг за шагом, болезнь была побеждена. С тех пор Донцова регулярно посещает онкологические стационары, работая живым примером для тех, кто попал в похожую беду.

В своей новой книге Дарья Аркадьевна написала правду о том, что чувствовала, когда узнала о диагнозе, чего боялась во время лечения. Описала хороших и плохих врачей, подробно рассказала о процедурах, которые ей случилось пройти, дала развернутые практические советы тем, кому только предстоит через это пройти. Вспомнила, как она, чуждая всяким суевериям женщина, до смерти испугалась голубя, влетевшего в комнату накануне операции. Как заново училась совершать простые действия после выписки. Как облысела после химиотерапии и осталась навсегда запечатленной на обложках своих первых книг в парике. Как стала полнеть от гормональных препаратов и как научилась справляться с этой проблемой. Как страх постепенно сменялся робкой надеждой, а затем и уверенностью в том, что всё снова будет хорошо.

«Я очень хочу жить» – книга о том, как победить страх и начать путь к выздоровлению. И, хотя это не привычный детектив Донцовой, хеппи-энд в ней всё-таки неизбежен.

Десять правил от Дарьи Донцовой для тех, кто очень хочет жить:

1. Регулярно проходите обследования. Болезнь, выявленная на ранних стадиях, прекрасно лечится.

2. Помните, диагноз не ставится на основании простого осмотра. Поэтому не спешите паниковать, если кто-то, пусть даже в белом халате, огласил вам приговор «на глаз».

3. Если вы родственник заболевшего – найдите в себе мужество не проявлять отчаяния. Лучше придумайте способ мотивировать родного человека на выздоровление.

4. Не верьте целителям – во всем мире онкология лечится одинаково: операция и лекарства. Потерять деньги – не самое страшное. Самое страшное – упустить время.

5. Выбирая хирурга, помните, что отличного доктора можно найти в самой обычной больнице.

6. Помните, рак – не хозяин вашего организма. Только вы хозяин своего тела.

7. Чудо выздоровления заключено в силе вашего желания выжить. Никогда не сдавайтесь.

8. Не жалейте себя, не слушайте рассказы истеричек и ничего не бойтесь.

9. Онкологический диагноз – это шанс пересмотреть свою жизнь и изменить её к лучшему.

10. Операция – не повод делать из себя инвалида. Старайтесь вести активный образ жизни!

«Я не сразу стала сильным борцом, стойким оловянным солдатиком, и я расскажу, как смогла победить свою слабость, – говорит Донцова в предисловии к этой книге.

Мы с вами родственники, сестры по болезни, я прекрасно понимаю, что вы испытываете. Может, вам станет легче и спокойнее, когда вы узнаете, что ощущала я. Я очень надеюсь, что эта книга поможет женщинам, больным раком груди и их родственникам. Пусть она станет для них неким талисманом. От всей души, от всего сердца, я желаю вам выздороветь. Нет у меня таких слов, чтобы описать, до какой степени я хочу, чтобы вы поправились. Пусть моя книга принесет вам удачу. Я люблю вас».

Поклонники творчества Дарьи Донцовой уверены, что пожелания, написанные рукой любимого автора, имеют обыкновение сбываться. Пусть так и случится, особенно на этот раз. Будьте здоровы, дорогие читатели!

Книга «Я очень хочу жить» выходит в преддверии юбилея автора – 7 июня Дарье Аркадьевне исполнится 60 лет. Презентация и эксклюзивная предпродажа издания состоится 26 мая в рамках ставшего уже традиционным Марша Avon «Вместе против рака груди».

«Пусть говорят»: как Алла Вербер и Дарья Донцова победили рак

На днях Анджелина Джоли заявила в прессе, что врачи удалили ей молочные железы. Мировая звезда, мать шестерых детей решилась на операцию из-за наследственной предрасположенности к раку. Мама Анджелины после 10 лет тяжелой борьбы умерла от онкологии в возрасте 56 лет. Статья Джоли, опубликованная в The New York Times, вызвала широкий мировой резонанс, который, конечно, затронул и Россию. В студии популярной программы «Пусть говорят» собрались отечественные звезды, которые на собственных примерах рассказали о том, как сумели победить рак.

Читать еще:  Сенсационное открытие в лечении рака

У Аллы Вербер, вице-президента компании Mercury, диагностировали эту страшную болезнь 5 лет назад. «Когда врач сидит перед тобой и говорит, как в кино: «У вас рак». В первые мгновения ты думаешь: «Нет, этого не может быть! Это происходит не со мной!» Потом стресс, страх. Ты начинаешь звонить друзьям и знакомым, спрашивать, в какую клинику лучше обратиться. Я очень много времени упустила, потому что я несерьезно ко всему отнеслась, несмотря на то, что у меня папа умер в 57 лет от рака крови. Сознание было затуманено», – отметила бизнес-леди.

«Диагноз мне был поставлен, депрессия началась страшная. Плакала. Все плачут. Невозможно не плакать», — подчеркнула Вербер, добавив: «Мне было 50 лет, когда я начала себя плохо чувствовать. Моей ошибкой было то, что я замкнулась. У меня началась страусиная болезнь. Призываю вас: не закрывайтесь, не пытайтесь справиться с болезнью самостоятельно!»

«Я очень хотела жить. Я считаю так: когда умирают родители, оставляя детей, которые не могут еще постоять за себя, это страшно больно. Я потеряла отца, и эта боль не уходит до сих пор. Я не хотела, чтобы также больно было моей дочери. И я боролась. Я ходила на химиотерапию только, как на праздник. И с радостью принимала лекарство, ведь еще 30 лет назад такого лекарства не было!» — отметила Алла Вербер.

В студии она откровенно призналась: «В самом начале ты думаешь только о себе, чтобы выжить и как-то жить. А сейчас, когда все уже позади, безумно хочется помочь другим. Я просто решила для себя, что я буду бороться. Конечно, болезнь меня изменила. Я хочу, чтобы все поняли, что рак — это не приговор. Это не значит, что твоя жизнь закончилась».

Писательнице Дарье Донцовой поставили диагноз «рак молочной железы» более десяти лет назад. Для того, чтобы выжить ей прошлось пройти курс химиотерапии и перенести 18 операций. «Эмоции у всех одинаковые — очень хочется жить. До сих пор каждый раз, когда я вхожу в кабинет своего онколога, у меня внутри все сжимается. Но все лечится, — подчеркнула Донцова. — В 98% успешно лечится первая стадия онкология груди. Меня подняли из очень тяжелой стадии. »

«Если у вас диагноз «рак», пожалуйста, не ходите к экстрасенсам, не ешьте кирпичи, мумиё, козьи экскременты! Идите к врачу. Вам нужны химиотерапия, лучевая терапия и гормоны. Поверьте, операция на груди это не так уж и страшно. Через год это все не так ужасно выглядит. Остается просто маленькая белая ниточка. Я, к сожалению, не могу в эфире Первого канала раздеться. Самый тяжелый первый год, его нужно пережить. А чтобы вам не делали таких страшных операций, каждые полгода ходите к врачу», — заявила писательница.

Также свою историю рассказала психолог Анна Иотко, у которой обнаружили рак в 19 лет: «Вот уже 17 лет я борюсь с болезнью. В какой-то момент наступает минута, и ты осознаешь, что тебя никто не понимает, никто и никогда не услышит твоей боли, и никто и никогда не услышит твоего отчаяния. И ничего не хочется. И в этот момент становится все равно. Становится все равно лето или зима, красивая ты или нет, достигла ты чего-то или нет, становится все равно прошлое и будущее. И ты находишься в такой капсуле. А потом ты встаешь и понимаешь, что сходить в парк — это великое счастье, слышать и видеть свою дочь — это просто нереальное счастье. Я замужем уже почти 10 лет. Мне нравится эта цифра. Я благодарна мужу за поддержку. Я считаю, что моя семья — это моя награда. В это время (когда очередное обострение) я еду и покупаю себе платья, туфли даже на последние деньги. Тогда я понимаю, что я не больная, я — красивая!»

В конце программы участницы и зрители вернулись к обсуждению поступка Анджелины Джоли. Слово взяла Алла Вербер: «Тот человек, который не болел раком и не имеет шансов заболеть, не может до конца все это прочувствовать. Наверное, 5 лет назад я бы ее осуждала и сказала: «Анджелина, зачем говорить об этом на всю страну?» А сегодня я могу сказать так: она делает все правильно. Она пережила смерть своей матери, и она знает, какая это безумная боль. Джоли готова отказаться от любого органа в своем теле для того, чтобы сохранить свою жизнь, чтобы жить и видеть своих детей и дать им счастье».

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector