Метастатический колоректальный рак: таргетное лечение без химиопрепаратов

Метастатический колоректальный рак: таргетное лечение без химиопрепаратов

При наличии мутации BRAF V600E поможет сочетание энкорафениба, биниметиниба и цетуксимаба.

Коротко

  • «Эрей байофарма» (Array BioPharma) уведомила об успешности опорных клинических испытаний, доказавших состоятельность тройной терапии метастатического колоректального рака с мутацией BRAF V600E у пациентов, уже прошедших одну-две линии терапии. Речь идет о коктейле из «Брафтови» (Braftovi, энкорафениб), «Мектови» (Mektovi, биниметиниб) и «Эрбитукса» (Erbitux, цетуксимаб). Во втором полугодии соответствующая регистрационная заявка будет отправлена в Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов США (FDA). Биржевые котировки «Эрей» прибавили одну четверть.
  • Колоректальный рак — третий и второй самый распространенный в мире у мужчин и женщин соответственно: в 2018 году было поставлено 1,85 млн новых диагнозов и зафиксирована 881 тыс. смертельных исходов. Приблизительно в 10% случаев метастатического заболевания встречается мутация гена BRAF, причем наиболее частой является активирующая миссенс-мутация V600E. Такие больные попадают в группу риска увеличенного более чем вдвое риска смерти.
  • «Брафтови» и «Мектови» — новые препараты авторства «Эрей», комбинация которых дебютировала в конце июня 2018 года для терапии неоперабельной или метастатической меланомы с мутациями BRAF V600E или BRAF V600K. «Эрбитукс», за которым стоит «Илай Лилли» (Eli Lilly), давно применяется в лечении колоректального рака и плоскоклеточной карциномы органов головы и шеи.

Подробности

Клинические исследования BEACON CRC (NCT02928224) фазы III (рандомизированные, открытые, многоцентровые, международные) охватили пациентов (n=645), у которых метастатический колоректальный рак с мутацией BRAF V600E прогрессировал после одного-двух курсов лечения. Участникам назначали либо экспериментальную терапию — или тройную из энкорафениба, биниметиниба и цетуксимаба, или двойную из энкорафениба и цетуксимаба, либо стандартную — или иринотекан и цетуксимаб, или FOLFIRI (лейковорин, 5-фторурацил и иринотекан) и цетуксимаб.

Сочетание «Брафтови», «Мектови» и «Эрбитукса» продемонстрировало статистически значимое улучшение частоты общего ответа (ORR) и продление медианы общей выживаемости (OS): 26,1% и 9,0 месяца — против 1,9% и 5,4 месяца в группе иринотекана и «Эрбитукса» (p PD-1. Таргетного лечения при BRAF-мутантном заболевании пока не предложено.

Низкомолекулярные энкорафениб (encorafenib) и биниметиниб (binimetinib) ингибируют различные киназы в сигнальном пути RAS/RAF/MEK/ERK, также известном как MAPK/ERK: первый — BRAF (мутантного и дикого типов) и CRAF, второй — MEK1 и MEK2. Когда мутирует какой-либо белок в этом пути, последний становится постоянно «включенным» или «выключенным», что приводит к неконтролируемой клеточной пролиферации. Химерное моноклональное антитело цетуксимаб (cetuximab) связывается с EGFR, подавляя клеточный рост, индуцируя апоптоз, снижая продукцию VEGF, а также опосредует антителозависимую клеточную цитотоксичность (ADCC).

Да, в распоряжении «Новартис» (Novartis) есть «Тафинлар» (Tafinlar, дабрафениб) и «Мекинист» (Mekinist, траметиниб), а «Рош» (Roche) располагает «Зелборафом» (Zelboraf, вемурафениб) и «Котелликом» (Cotellic, кобиметиниб) — аналогичными сочетаниями киназных ингибиторов BRAF и MEK. Однако швейцарские фармгиганты не занимаются их развитием в приложении колоректального рака, предпочитая ограничиваться лечением меланомы. Связано это с тем, что BRAF-мутантная меланома встречается гораздо чаще: где-то в 40–60% ее случаев.

Коммерциализированные комбинации ингибиторов BRAF и MEK. Изображение: Vantage/EvaluatePharma.

К слову, комплект из дабрафениба, траметиниба и панитумумаба, проверенный в клинических испытаниях NCT01750918 фазы I/II, зафиксировал OS на уровне 9,1 месяца, а ORR в пределах 21%. Между тем четверть включенных пациентов прежде не лечились, так что результаты «Эрей», отмеченные для более тяжелых случаев заболевания, куда как надежнее.

Согласно прогнозам EvaluatePharma, к 2024 году продажи «Брафтови» и «Мектови» могут добраться до 1,2 млрд долларов, 702 млн долларов из которых поступят со стороны колоректального рака. В середине 2020 года будут готовы результаты клинических испытаний ANCHOR CRC (NCT03693170) фазы II первоочередного лечения этой BRAF V600-мутантной онкологии.

В целом же бизнес-деятельность «Эрей» весьма странная. Предприятие разработало немало прорывных лекарственных средств, но, не желая заниматься их проведением через весь цикл клинических испытаний, традиционно дорогостоящих и высокорисковых, попросту лицензирует молекулы другим фармпроизводителям. Всё бы ничего, но зарабатываемые на этом суммы несравнимы с теми, которые получают последние: за молекулы, находящиеся на ранних этапах исследований, никто не готов платить большие деньги.

Конвейер лекарственных средств «Эрей байофарма» (Array BioPharma).

Так, например, «Локсо онколоджи», в январе 2019 года поглощенная «Илай Лилли» (Eli Lilly) за 8 млрд долларов, пока выдала «Эрей» скромных 13 млн долларов за набор из уже коммерциализированного «Витракви» (Vitrakvi, ларотректиниб) и еще экспериментальных LOXO-195 и LOXO-292. Общая сумма фиксированных отчислений не превысит 434 млн долларов, плюс некоторое роялти.

Лекарственные активы, которые «Эрей байофарма» (Array BioPharma) лицензировала другим фармпроизводителям. Изображение: Vantage/EvaluatePharma.

Экспериментальный селуметиниб (selumetinib) принес 26,5 млн долларов, притом что «АстраЗенека» (AstraZeneca), лицензировавшая его у «Эрей» в 2003 году, умудрилась летом 2017-го заключить с «Мерк и Ко» (Merck & Co.) многомиллиардное соглашение, в том числе касающееся этого перспективного MEK-ингибитора. Продолжаются судебные разбирательства: «Эрей» настаивает , чтобы «АстраЗенека» поделилась хотя бы частью аванса в 1,6 млрд долларов, которые выдала «Мерк и Ко».

В январе 2018 года «Сиэтл джинетикс» (Seattle Genetics) заплатила 614 млн долларов за поглощение «Каскейдиан терапьютикс» (Cascadian Therapeutics), дабы получить доступ к тукатинибу (tucatinib), высокоизбирательному ингибитору HER2. За экспериментальное лекарство «Эрей» пока получила 10 млн долларов.

Несмотря на совокупный денежный поток в размере 1,2 млрд долларов, упавших на счета «Эрей» благодаря многочисленным сделкам лицензирования, предприятие продолжает оставаться убыточным, притом что с момента своего основания в 1998 году уже истратило 1,1 млрд долларов. Конечно, многие разработчики лекарственных соединений по итогам прогорели, когда их проекты провалили клинические испытания, но ведь большинство препаратов «Эрей» оказались успешными. Увы, прилично заработать на них не получается: руководству не хватает видения и настойчивости в оценке реальной стоимости активов.

Читать еще:  Лечение рака в Израиле — стоимость и отзывы пациентов

Что говорить, если распространением «Брафтови» и «Мектови» в Соединенных Штатах и Канаде занимается сама «Эрей», то в Японии и Южной Корее — японская «Оно фармасьютикал» (Ono Pharmaceutical), в Израиле — «Медисон фарма» (Medison Pharma), а на прочих территориях сбыта, включая Европу, Азию и Латинскую Америку, — французская «Пьер Фабр» (Pierre Fabre). Последняя, кстати, воспряла духом: мол, именно «Брафтови» и «Мектови» позволят ей сменить парадигму, переключившись со стези химиотерапии на куда более интересное таргетное лечение.

Совокупно «Эрей» может получить 2,7 млрд долларов будущих отчислений, но это крохи в сравнении с теми 17 млрд долларов, которые были заплачены фармпроизводителями в рамках сделок слияний и поглощений, открывших доступ к лекарственным программам, придуманным в лабораториях «Эрей».

Не исключено, кто-то из игроков «Большой фармы» положит глаз на покупку «Эрей», рыночная стоимость которой сейчас составляет 5,8 млрд долларов.

ОПЫТ ПРИМЕНЕНИЯ БЕВАЦИЗУМАБА ПРИ ЛЕЧЕНИИ МЕТАСТАТИЧЕСКОГО КОЛОРЕКТАЛЬНОГО РАКА В ДВУХ ЦЕНТРАХ МОСКВЫ И САНКТ-ПЕТЕРБУРГА

Полный текст:

Аннотация

Целью .исследования .было изучение эффективности первой линии терапии с включением бевацизумаба (Авастина) у пациентов c метастатическим колоректальным раком, а также изучение влияния факторов прогноза на эффективность лечения различными комбинациями с бевацизумабом (Авастином).

Материалы и методы . В период с 2004 по 2008 г. было включено 48 больных (29 – в ФБГУ «РОНЦ им. Н.Н. Блохина» РАМН и 19 в Городском онкологическом диспансере Санкт-Петербурга), имевших неоперабельные метастазы рака толстой или прямой кишки. Первичная опухоль была удалена у 93,8 % больных. У 52,1 % пациентов первичная опухоль локализовалась в прямой кишке. У 87,5 % пациентов были метастазы в печень, у 43,8 % метастазами было поражено более одного органа. 66,7 % больных получили бевацизумаб (Авастин) 5 мг/кг каждые 2 нед, 33,3 % – 7,5 мг/кг каждые 3 нед. Режимы с включением оксалиплатина получили 62,5 % больных, только фторпиримидины – 35,4 % пациентов, иринотекан – 2,1 %.

Результаты .Медиана длительности применения бевацизумаба (Авастина) составила 7,8 мес. Объективный ответ (ОО) (полная регрессия + частичная регрессия) составил 60,3 %, контроль болезни (ОО + стабилизация более 6 мес) – 87,4 %. Медиана выживаемости без прогрессирования (ВБП) – 11,5 мес. Медиана общей выживаемости – 24,1 мес.

Выводы . Достигнутые показатели эффективности и выживаемости сравнимы с таковыми, полученными в крупных международных исследованиях. Комбинация бевацизумаба с фторпиримидинами продемонстрировала сопоставимую с режимами комбинированной химиотера-пии эффективность и выживаемость, без ущерба для качества жизни. Включение бевацизумаба в лечебный режим уменьшало влияние факторов негативного прогноза на медиану ВБП и общую выживаемость.

Ключевые слова

Об авторах

Список литературы

1. Hurwitz H., Fehrenbacher L., Novotny W. et al. Bevacizumab plus irinotecan, fluorouracil, and leucovorin for metastatic colorectal cancer. N Engl J Med 2004;350:2335–42.

2. Kabbinavar F.F., Schulz J., McCleod M. et al. Addition of bevacizumab to bolus fluorouracil and leucovorin in first-line metastatic colorectal cancer: Results of a randomized phase II trial. J Clin Oncol 2005;23(16):3697–705.

3. Giantonio B.J., Catalano P.J., Meropol N.J. et al. Bevacizumab in combination with oxaliplatin, fluorouracil, and leucovorin (FOLFOX4) for previously treated metastatic colorectal cancer: Results from the Eastern Cooperative Oncology Group Study E3200. J Clin Oncol 2007;25:1539–44.

4. Saltz L.B., Clarke S., Díaz-Rubio E. et al. Bevacizumab in combination with oxaliplatin-based chemotherapy as first-line therapy in metastatic colorectal cancer: A randomized phase III study. J Clin Oncol 2008;26:2013–9.

5. Kabbinavar F., Hurwitz H.I., Fehrenbacher L. et al. Phase II, randomized trial comparing bevacizumab plus fluorouracil (FU)/leucovorin (LV) with FU/LV alone in patients with metastatic colorectal cancer. J Clin Oncol 2003;21:60–5.

6. Grothey A., Hedrick E.E., Mass R.D. et al. Response-independent survival benefit in metastatic colorectal cancer: a comparative analysis of N9741 and AVF2107. J Clin Oncol 2008 Jan 10;26(2):183–9.

7. Zaltz L.B., Clarke S., Diaz-Rubio E. et al. Bevacizumab in combination with oxaliplatin-based chemotherapy as first-line therapy in metastatic colorectal cancer: a randomized phase III study. J Clin Oncol 2008 Apr 20;26(12): 2013–9.

8. Kabbinavar F.F., Hambleton J., Mass R.D. et al. Combined analysis of efficacy: the addition of bevacizumab to fluorouracil/lеucovorin improves survival for patients with metastatic colorectal cancer. J Clin Oncol 2005 Jun 1;23(16):3706–12.

9. Kozloff M., Yood M.U., Berlin J. et al. Clinical outcomes associated with bevacizumab-containing treatment of metastatic colorectal cancer: the BRITE observation cohort study. Oncologist 2009;14:862–70.

10. Berry S.R., Van Cutsem E., Kretzschmar A. et al. Final efficacy results for bevacizumab plus standard first-line chemotherapies in patients with metastatic colorectal cancer: First BEAT. J Clin Oncol 2008;26(15S):4025.

11. Arnold D. et al. ASCO GI 2010. Abstract 439.

12. Prausova J. et al. Poster presented at WCGIC 2009. Abstract P-0171.

13. Welch S., Spithoff K., Rumble R.B. et al. Bevacizumab combined with chemotherapy for patients with advanced colorectal cancer: a systematic review. Ann Oncol 2010;21:1152–62.

Читать еще:  Оперативное лечение рака предстательной

14. Köhne C.H., Cunningham D., Di Costanzo F. et al. Clinical determinants of survival in patients with 5-fluorouracil-based treatment for metastatic colorectal cancer: results of a multivariate analysis of 3825 patients. Ann Oncol 2002;13:308–17.

15. Díaz R., Aparicio J., Gironés R. et al. Analysis of prognostic factors and applicability of Kohne’s prognostic groups in patients with metastatic colorectal cancer treated with first-line irinotecan or oxaliplatin-based chemotherapy. Clin Colorectal Cancer 2005;5:197–202.

16. Schmoll H.J., Van Cutsem E., Stein A. et al. ESMO Consensus Guidelines for management of patients with colon and rectal cancer. A personalized approach to clinical decision making. Ann Oncol 2012;23(10):2479–516.

17. Schmoll H.J., Van Cutsem E., Stein A. et al. ESMO Consensus Guidelines for management of patients with colon and rectal cancer. A personalized approach to clinical decision making. Ann Oncol 2012;23:2479–516.

18. Vosseler S., Mirancea N., Bohlen P. et al. Angiogenesis inhibition by vascular endothelial growth factor receptor-2 blockade reduces stromal matrix metalloproteinase expression, normalizes stromal tissue, and reverts epithelial tumor phenotype in surface heterotransplants. Cancer Res 2005;65:1294–305.

19. Miles D., Harbeck N., Escudier B. et al. Disease course patterns after discontinuation of bevacizumab: pooled analysis of randomized phase III trials. J Clin Oncol 2011;29(1):83.

Для цитирования:

Доброва Н.В., Семенов Н.Н., Манихас Г.М., Антимоник Н.Ю., Вахабова Ю.В., Гуторов С.Л. ОПЫТ ПРИМЕНЕНИЯ БЕВАЦИЗУМАБА ПРИ ЛЕЧЕНИИ МЕТАСТАТИЧЕСКОГО КОЛОРЕКТАЛЬНОГО РАКА В ДВУХ ЦЕНТРАХ МОСКВЫ И САНКТ-ПЕТЕРБУРГА. Тазовая хирургия и онкология. 2013;(4):50-56. https://doi.org/10.17650/2220-3478-2013-0-4-50-56

For citation:

Dobrova N.V., Semenov N.N., Manikhas G.M., Antimonik N.Y., Vakhabova Y.V., Gutorov S.L. INTEGRATION OF BEVACIZUMAB IN METASTATIC COLORECTAL CANCER CHEMOTHERAPY REGIMENS IN 2 CLINICAL CENTERS IN MOSCOW AND SAINT PETERSBURG. Pelvic Surgery and Oncology. 2013;(4):50-56. (In Russ.) https://doi.org/10.17650/2220-3478-2013-0-4-50-56


Контент доступен под лицензией Creative Commons Attribution 4.0 License.

Курс химиотерапии при колоректальном раке

Чаще всего курс химиотерапии при раке толстой кишки дополняет хирургическое лечение. В зависимости от сроков проведения, различают два вида терапии:

  • Неоадъювантная назначается до операции. Она помогает уменьшить размеры опухоли, благодаря чему рак легче поддается хирургическому лечению.
  • Адъювантная проводится после операции. Она уничтожает оставшиеся в организме раковые клетки и помогает предотвратить рецидив.

На поздних стадиях колоректального рака химиотерапия и лучевая терапия становятся основными методами лечения. Вылечить запущенный рак уже невозможно, но активная терапия помогает существенно продлить жизнь.

Какие химиопрепараты используют при колоректальном раке?

До относительно недавнего времени, на протяжении почти полувека, единственной комбинацией препаратов с доказанной эффективностью при раке толстой кишки было сочетание 5-фторурацила с лейковорином. В настоящее время список химиопрепаратов расширился. Помимо указанной комбинации применяют следующие:

  • капецитабин (Кселода);
  • иринотекан (Камптозар);
  • капецитабин + оксалиплатин (Элоксатин);
  • лейковорин + фторурацил + оксалиплатин;
  • фторурацил + оксалиплатин + иринотекан;
  • трифлуридин + типирацил (комбинированный препарат Лонсурф).

Кроме того, при колоректальном раке применяют таргетные препараты. В отличие от химиопрепаратов, которые атакуют любые активно размножающиеся клетки, эти лекарственные средства нацелены на конкретную молекулу-мишень, играющую важную роль в развитии рака:

  • Блокаторы VEGF (фактора роста эндотелия сосудов). Раковые клетки выделяют большое количество VEGF, для того чтобы стимулировать рост новых сосудов и обеспечить себя кислородом, питательными веществами. К группе блокаторов VEGF относятся: бевацизумаб, рамуцирумаб, регорафениб.
  • Блокаторы EGFR (рецептора эпидермального фактора роста). Это молекула на поверхности клеток, которая под действием эпидермального фактора роста заставляет их размножаться. Если в раковых клетках изменен ген, отвечающий за синтез EGFR, они несут слишком много таких рецепторов и размножаются более агрессивно. К блокаторам EGFR относятся: цетуксимаб, панитумумаб.

Способы введения химиопрепаратов. Циклы и курс лечения.

В большинстве случаев химиопрепараты при колоректальном раке вводят внутривенно. Капецитабин и трифлуридин/типирацил принимают в виде таблеток. Такая химиотерапия называется системной, так как химиопрепарат распространяется по всему организму.

Колоректальный рак нередко метастазирует в печень, и в таких случаях может быть проведена местная химиотерапия. В отделении интервенционной хирургии Европейской клиники проводится химиоэмболизация печени. В сосуд, питающий опухоль, вводят микроскопические частицы — эмболы — и химиопрепарат. Эмболы перекрывают кровоток, а химиопрепарат уничтожает раковые клетки.

При системной терапии химиопрепарат атакует не только опухолевую, но и здоровые ткани. После того как получена очередная доза лекарства, организму нужно время, чтобы восстановиться. Поэтому курс химиотерапии проводят циклами. Один цикл обычно продолжается 2–3 недели. Курс лечения может включать несколько циклов.

Что такое протокол химиотерапии, и для чего он нужен?

Чаще всего для лечения рака применяют сочетания химиопрепаратов с разными механизмами действия. Но какая комбинация будет наиболее эффективна в каждом конкретном случае? Как долго должны продолжаться циклы, и сколько их нужно всего? На эти вопросы уже давно существуют ответы. Они были найдены в ходе многочисленных клинических исследований.

Эти знания отражены в специальных документах — протоколах химиотерапии. Существуют разные протоколы, врачи Европейской клиники ориентируются на рекомендации NCCN — авторитетной ассоциации, в которую входят 27 ведущих онкоцентров США.

Современные технологии позволяют изучить опухоль на молекулярно-генетическом уровне, разобраться, какие молекулярные механизмы играют ключевую роль в опухолевом росте у конкретного пациента. Это дает возможность назначать персонализированное лечение, подбирать для каждого больного оптимальную комбинацию химиопрепаратов. У врачей Европейской клиники есть доступ к данным технологиям, благодаря сотрудничеству с американской лабораторией Caris.

Читать еще:  Рак матки лечение рецедив

Мы считаем, что помочь можно при любой стадии рака, и используем для этого все современные возможности. Наши врачи применяют оригинальные европейские и американские химиопрепараты с доказанной эффективностью. Мы знаем, как помочь.

Таргетная терапия рака

Основным преимуществом таргетной терапии перед классическими способами лечения онкологических заболеваний является высокая специфичность, избирательность лекарственного препарата на клетки мишени и минимальное влияние на организм. Назначение таргетной терапии зависит от наличия специфических рецепторов в самих опухолевых клетках. Наличие этих рецепторов определяется иммуногистохимическим анализом либо FISH — исследованием биоптата. Таргетные препараты применяют для стабилизации злокачественного процесса и перевода его из стадии активного развития в хроническую, снижения дозы химиопрепаратов или лучевой нагрузки, для предупреждения рецидива рецидива рака и подавления роста метастазов, а также в случаях, когда химиотерапия противопоказана (пожилые, пациенты в тяжелом состоянии).

Существует несколько основных групп таргетных препаратов, выделяемых по механизму их действия:

— Моноклональные антитела (название действующего вещества заканчивается на «– маб»). Препараты, работающие на уровне рецепторов клеток и сосудистого роста. Они представляют собой синтетические белки, содержащие антитела к конкретным мишеням в генах опухоли.

Бевацизумаб (Авастин) –моноклональные антитела блокирующие васкулярный эндотелиальный фактор роста (VEGF). Препарат устраняет разрастание сосудов раковой опухоли. Уже на первом курсе терапии дает заметное уменьшение сосудистой сетки раковой опухоли, снижается ее кровенаполнение и, следовательно, рост опухоли замедляется. Затем рак переходит из стадии разрастания в стабильную хроническую стадию. Применение бевацизумаба позволяет существенно повысить эффективность при лечении химиотерапией злокачественных опухолей молочной железы, легкого, почек, толстой кишки, а также глиобластомы головного мозга.

Трастузумаб (Герцептин) – антитела против эпидермального фактора роста (Her2/neu). Применяется в лечении рака молочной железы, рака желудка, рака поджелудочной железы. Выживаемость пациентов увеличивается на 40%, в два раза снизился показатель возникновения рецидива.

Цетуксимаб (Эрбитукс) – моноклональные антитела блокирующие рецептор эпидермального фактора роста (EGFR) , относящихся к семейству Her. Ингибирует пролиферацию и индукцирует апоптоз опухолевых клеток человека, экспрессирующих РЭФР. Применяется при раке толстого кишечника, раке голова и шеи.

Панитумумаб (Вектибикс) – человеческие моноклональные антитела, блокирующие рецептор эпидермального фактора роста (EGFR). Используется при метастатическом колоректальном раке, при этом происходит увеличение выживаемости без прогрессии опухоли.

Ритуксимаб (Ацеллбия, Мабтера) – связывается с трансмембранным антигеном CD20. Этот антиген экспрессируется более чем в 90% В-клеточных неходжкинских лимфом, но отсутствует в нормальных плазматических клетках и здоровых тканях. При связывании ритуксимаба и антигена CD20 индуцируется лизис (разрушение) опухолевых клеток.

— Ингибиторы тирозинкиназ (название действующего вещества заканчивается на «-иб»). Тирозинкиназы – это внутриклеточные белки, обеспечивающие внешнюю связь клетки с клеточными структурами и с самим ядром клетки.

Гефитиниб (Иресса) – является низкомолекулярным ингибитором протеинкиназы тирозинкиназного домена EGFR. Тормозит рост опухоли, метастазирование и ангиогенез, а также ускоряет апоптоз опухолевых клеток. Применяется для лечения железистого рака легкого. Показал наивысшую эффективность при лечении химиотерапией рака легкого у некурящих женщин, его применение способствует уменьшению размеров опухоли у большинства пациентов. Также используется для облегчения состояния пациента при отсутствии улучшений от предшествующего лечения.

Эрлотиниб (Тарцева) – является ингибитором домена EGFR. Понижает или блокирует разрастание опухоли, облегчает самочувствие больных, увеличивает выживаемость и способствует устранению симптомов болезни, таких как боль, одышка и кашель. Используется для лечения метастатического рака почки, рака печени, рака поджелудочной железы, плоскоклеточного рака пищевода, а также меланомы и глиобластомы.

Сорафениб (Нексавар) – мультикиназный ингибитор, подавляет многочисленные внутриклеточные киназы (с-CRAF, BRAF и мутантную BRAF) и киназы, расположенные на поверхности клетки (KIT, FLT-3, RET, VEGFR-l, VEGFR-2, VEGFR-3 и PDGFR-β). Используется для лечения метастатического рака почки, первичного рака печени. Уменьшает пролиферацию опухолевых клеток, облегчает самочувствие больных и увеличивает продолжительность жизни пациента.

Лапатиниб (Тайверб) – обратимый, селективный ингибитор внутриклеточной тирозинкиназы, связывающийся с EGFR (erbB1) и HER2/neu (erbB2). Назначается при обширном и метастатическом раке молочной железы.

Иматиниб (Имаглив, Гливек, Неопакс, Филахромин, Гистамель, Генфатиниб) – ингибитор протеинтирозинкиназы (Bcr-Abl тирозинкиназы). Bcr-Abl тирозинкиназа — аномальный фермент, продуцируемый филадельфийской хромосомой при хроническом миелолейкозе. Подавляет пролиферацию и индуцирует апоптоз Bcr-Abl-позитивных клеточных линий, а также молодых лейкозных клеток с положительной филадельфийской хромосомой при хроническом миелолейкозе. Ингибирует пролиферацию и индуцирует апоптоз клеток стромальных опухолей ЖКТ, экспрессирующих c-kit мутации. Используется в лечении хронического миелолейкоза и гастроинтестинальных стромальных опухолей.

— Противоопухолевые иммунодепрессанты (название действующего вещества заканчивается на «-ус»). Блокируют сигнал к делению и росту клетки.

Эверолимус (Афинитор, Сертикан) — ингибитор пролиферативного сигнала FRAP (ключевой регуляторный белок, который управляет клеточным метаболизмом, ростом и пролиферацией). Является активным ингибитором роста и пролиферации опухолевых клеток, эндотелиальных клеток, фибробластов и гладкомышечных клеток кровеносных сосудов. Снижает риск прогрессирования заболевания и смерти больных на 67% у пациентов с распространенным или метастатическим почечно-клеточным раком, прогрессирующим после предшествующей терапии ингибиторами тирозиновых киназ.

Темсиролимус (Торизел) – ингибитор пролиферативного сигнала mTOR (ключевой регуляторный белок, который управляет клеточным метаболизмом, ростом и делением клеток). Ингибирование активности фермента mTOR-киназы приводит к прекращению роста в GI фазе опухолевых клеток, в результате чего происходит селективное нарушение трансляции белков, регулирующих клеточный цикл. Приводит к торможению развития кровеносных сосудов, питающих опухоль. Применяется при распространенном почечно-клеточном раке в качестве терапии первой линии.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector